Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Искусство Румынии

М. Кузьмина (изобразительное искусство); О. Швидковский, С. Хан-Магомедов (архитектура)

После освобождения румынского народа от фашистского ига в 1944 г. наступает новый этап развития румынской культуры и искусства. Страна вступает на путь социалистических преобразований, и перед художниками встают грандиозные задачи создания подлинно народного реалистического искусства, способствующего строительству нового общества. Ряд румынских художников и в прошлом были тесно связаны с Коммунистической партией и прогрессивной прессой, и потому активизация их творчества явилась вполне закономерной.

Это относится прежде всего к тем графикам и живописцам, творческий путь которых начался в мрачные годы реакции и установления фашизма. А. Жикиди, Ж. Перахим, Ш. Сени, И. Росс, В. Казар и многие другие еще в 30-е гг. создавали сатирические рисунки и карикатуры, разоблачавшие звериную сущность фашизма («Здесь побывали легионеры» и «Ужасы фашизма», 1936, А. Жикиди; «Человек из сумасшедшего дома», 1934, И. Росса), призывали к сопротивлению, к сплочению прогрессивные силы страны («Антифашистская оппозиция», 1936, Ж. Перахима). Творчество этих художников базировалось на прочной основе демократического румынского искусства, и прежде всего революционной графики начала 20 в., традиции которой они развивали.

Свою убежденность и приверженность реализму и идеям прогресса донесли до художников более молодого поколения и те мастера, которые начали выступать в первое десятилетие нашего века. Объединившись вокруг прогрессивных журналов «Факла» («Факел»), «Адэверул» («Правда»), «Социалистул» («Социалист») и др., художники А. Мурну, Ф. Ширато, Н. Манту, И. Изер и другие опубликовали громадное число рисунков, настоящую хронику своего времени, полную трагизма и сатирического обличения. То в виде шутов и балаганных фокусников, то как свора дворовых псов, выступают в этих рисунках и карикатурах представители правящей клики Румынии. Особой эмоциональности достигает И. Изер в изображениях Карла Гогенцоллерна и его советника Брэтиану, потопивших в крови крестьянское восстание 1907 года.

Выступления румынских графиков были наиболее острыми и политически зрелыми. Однако и в живописи начала 20 в. реалистические и демократические тенденции получили широкое распространение. Вслед за «великим лириком» Румынии Н. Григореску лучшие живописцы обратились к социально насыщенной тематике. Наряду с крестьянином героем их произведений становится мастеровой, а затем рабочий, отстаивающий свои классовые интересы. В картине «Мы требуем кукурузы» (1905; Бухарест, Музей искусств СРР) Штефан Лукьян (1868 — 1916) дает изображение массового выступления крестьян. Сомкнутым плотным строем идут они, чтобы предъявить свои права на жизнь. Их лица суровы и решительны, кисти рук сжимаются в кулаки. Художник передал впечатление народной толпы, охваченной единым порывом, не замечающей палящих лучей солнца. Цветовое решение картины свидетельствует о колористическом даре художника. Этот дар одухотворяет любое из полотен Лукьяна: изображения крестьян, пейзажи, чудесные цветы, которые часто писал больной художник к концу жизни. В его огненных настурциях, сверкающих нарядными красками анемонах воплощена страстная любовь к жизни, к солнцу, к свету. Красота цветовых гармоний полотен Лукьяна сродни чудесным образцам народного творчества. Светоносная сила его произведений, как бы вибрирующая поверхность красочного слоя, динамика мазка передают ощущение творческого процесса художника.

Ш.Лукьян. Мы требуем кукурузы. 1905 г. Бухарест, Музей искусств СРР
Ш.Лукьян. Мы требуем кукурузы. 1905 г. Бухарест, Музей искусств СРР

илл. 272 а

Воздействие искусства Лукьяна и самой его личности, бунтаря и труженика, на развитие румынской живописи было громадным. Характерно, что две линии — героическая и лирическая, — обозначившиеся в его творчестве, проявились и в искусстве Николае Тоницы и Октава Бэнчилэ.

В творчестве Тоницы (1886 — 1940) господствует тема социального обличения: с особой остротой и силой он разоблачает политику румынских милитаристов, ввергших Румынию в мировую войну. «Очередь за хлебом» (1919; Бухарест, Музей искусств СРР) воспринимается как документальное свидетельство голода и разрухи, которые принесла с собой война. Черты гротеска, экспрессии присущи его сатирическим рисункам. И в то же время художник с удивительной теплотой и трогательным лиризмом пишет детей («Катюша-липованка», 1926; Бухарест, Музей им. Замбахчана, и др.). Тонкость реалистического мастерства, изысканность цветовых гармоний сочетаются с поэтическим мировосприятием в пейзажах и натюрмортах художника.

Н. Тоница. Катюша-липованка. 1926 г. Бухарест, Музей им. Замбахчана
Н. Тоница. Катюша-липованка. 1926 г. Бухарест, Музей им. Замбахчана

илл. 274 б

О.Бэнчилэ 1907 год. 1907 г. Бухарест, Музей искусств СРР
О.Бэнчилэ 1907 год. 1907 г. Бухарест, Музей искусств СРР

илл. 272 б

Крестьянской теме посвящены ранние произведения БЭНЧИЛЭ (1872 — 1944). Полны гнева, страстного возмущения существующими порядками, острого сочувствия народному горю композиции цикла, посвященного крестьянскому восстанию 1907 г. Они представляются настоящим обвинительным актом монархическому правительству Румынии. И недаром часть из них была уничтожена по приказанию властей. Центральная композиция цикла — «1907 год» (Бухарест, Музей искусств СРР) — изображает расстрел правительственными войсками крестьян-повстанцев. Бэнчилэ добивается подлинно трагедийного звучания суровых серо-лиловых, коричнево-зеленых и контрастирующих белых тонов. Впоследствии художник создает острохарактерные национальные образы: «Мастеровой» (1911). «Забастовщик» (1914; Бухарест, Музей искусств СРР). Написанные в годы широкого распространения формалистического искусства, картины БЭНЧИЛЭ свидетельствуют не только о сохранении реалистических принципов в румынской живописи, но и об укреплении в ней социальных тенденций.

Прочно стояли на позициях реализма Ж. А. Стериади, К. Рессу, И. Изер, донесшие реалистическую традицию румынской живописи до наших дней. Ее сохранению содействовало также искусство Г. Петрашку и Т. Паллади, ограничивавшихся в основном пейзажем и натюрмортом, но нашедших каждый свою манеру и оставшихся верными реалистическим принципам на протяжении всей жизни.

На реалистических позициях искусства оставались и наиболее талантливые скульпторы Ф. Шторк (1872 — 1942) и Д. Пачуря (1875 — 1932), учитель многих современных румынских ваятелей. Его монументальная статуя «Великан» (камень, 1906) в парке «Свобода» мощной пластикой и размахом, масштабностью исполнения, гуманизмом связывает его искусство с лучшими традициями предшествующего периода. По-иному сложилась судьба Константина Брынкуши (Бранкузи) — одного из самых видных представителей ваяния Румынии, реалиста в ранний период творчества. Переехав в начале 20 в. в Париж, оторвавшись от родной почвы, он становится одним из столпов западноевропейской абстрактной пластики.

Веяния формализма и в большей степени экспрессионизма наложили отпечаток не только на тех мастеров, которые ориентировались на буржуазное западное искусство, но и на произведения ряда прогрессивных по мировоззрению художников. В годы народной власти им предстоял трудный путь перестройки.

С первых же послевоенных лет румынские художники активно включаются в общественную жизнь страны. На Национальной конференции Румынской коммунистической партии (1945) был поставлен вопрос о повышении культурного уровня населения. В это же время были организованы первые тематические выставки «Труд, искусство и демократия» и «Армия в искусстве». В периодической печати развернули свою деятельность художники М. X. Макси, Н. Кобар, Г. Лабин. Создаются проекты первых монументов в честь советских воинов-освободителей (для Бухареста — К. Бараски, для Ясс — Б. Караджа, для Романа — М. Шульманом).

С провозглашением в 1947 г. Румынской Народной Республики и переходом всей полноты власти в руки трудящихся темп роста преобразований отсталой аграрной страны в индустриальную передовую еще более увеличился. В 1948 г. проводится реформа народного образования. На базе бухарестской Школы изящных искусств возникает Институт изобразительного искусства, которому присваивается имя Николае Григореску. После ряда групповых и областных выставок в Тимишо-аре, Клуже, Яссах впервые организуется Государственная выставка изобразительного искусства, объединяющая художественные силы страны. Ее отличительной особенностью было утверждение основ социалистического реализма во всех видах искусства, обращение к современной тематике и массовому зрителю — народу, заполнившему выставочные залы. Вместе с тем выставка вскрывала и имеющиеся недостатки в практике художественного творчества, увлечение эскизной манерой письма, подчас бездушно-описательное, поверхностное отношение к раскрытию темы. Состоявшийся в 1948 г. учредительный съезд Румынской рабочей партии среди важнейших проблем выдвинул необходимость борьбы против влияний враждебной буржуазной идеологии в области искусства, изучения и освоения национального и мирового художественного наследия. По программе, намеченной съездом, развернулась работа по восстановлению подлинного значения наследия прогрессивных деятелей румынской культуры: Эминеску и Караджале, Григореску и Андрееску.

Широкое распространение государственных заказов, проведение конкурсов содействовали подъему художественной жизни не только в столице, но и в таких центрах, как Яссы, Клуж, Тыргу-Муреш, Арад, Тимишоара, Бая-Маре. Основанный в 1950 г. Союз работников изобразительных искусств организационно объединил силы художников. Перед ними была поставлена неотложная задача — сделать искусство подлинным достоянием народа, органично ввести его в быт.

Уверенно входит в жизнь народа монументально-декоративная живопись, украшая стены дворцов культуры, библиотек, домов отдыха. Наряду с фресками, исполненными почти в монохромной красочной гамме, в графической манере (росписи Ж. Перахима и коллектива художников в доме культуры «Красная Гривица»), встречаются и более красочные, пластичные решения («Мы строим социализм» Л. Сас или «Тудор Владимиреску» Ш. Челмареи С. Мермезе в Доме культуры им. Тудора Владимиреску). Декоративность цвета отличает фрески 3- Ковач в клубе завода кКарбохим» и росписи Дома культуры студентов в Клуже (авторы А. Надь Бела, П. Абрудан, П. Фейер).

Охотно обращаются художники к различным видам мозаики, к технике сграффито с использованием трехслойного, различных цветов цемента и цветных керамических инкрустаций. Примером может служить декоративное убранство гостиницы «Альбатрос» (авторы мозаик — Г. Спиридон и К. Крэчун), гостиницы «Томис» в Мамайе (мозаики — Г. Попеску и другие; майолики — М. Плэчинтэ и И. Сэлиш-гяну), ресторана «Модерн» (цветное сграффито — Мак Константинеску), гостиницы «Нейтрал» (авторы мозаик — И. Бицан, Е. Аницей, И. Пача, В. Челмаре) и др. В сочетании с новыми конструкциями зданий, пронизанных светом, эти мозаики и росписи дают примеры удачного решения современного интерьера, красивого, рационального в каждой детали и гармоничного в целом.

Й. Бицан, Е. Аницей, И. Паца, В. Челмаре. Мозаика гостиницы Чентрал в Бухаресте. 1960-е гг
Й. Бицан, Е. Аницей, И. Паца, В. Челмаре. Мозаика гостиницы Чентрал в Бухаресте. 1960-е гг

илл. 279 а

Постоянная забота о воплощении в монументально-декоративных росписях больших тем и идей — свидетельство укрепления метода социалистического реализма в румынском искусстве. И хотя этот процесс еще не завершен, он успешно развивается благодаря творчеству передовых румынских художников. М. Бунеску. Д. Гьяце, А. Катарджи, Л. Григореску, А. Чуне, К. Богдан, А. Зиффер и другие живописцы старшего поколения обретают новые силы и вдохновение в наблюдении великих преобразований новой жизни.

 К. Баба Крестьяне. 1958 г.Бухарест, Музей искусств СРР
К. Баба Крестьяне. 1958 г.Бухарест, Музей искусств СРР

илл. между стр. 328 и 329

Традиции реализма новаторски развивают мастера среднего поколения, среди которых выдающееся место занимает Корнелиу Баба (р. 1906), почетный член Академии художеств СССР, художник яркого и самобытного дарования. В его творчестве сочетаются глубокие наблюдения художника-психолога и мощная одаренность колориста, чувство пластики, объема и точная выразительность рисунка. Главная тема его искусства — человек, мир его чувств и переживаний, и прежде всего румынский крестьянин-труженик, образ которого воплощает художник в картинах «Ужин» (1942), «Возвращение с полевых работ» (1943), «Отдых в поле» (1954), «Крестьяне» (1958; все — Бухарест, Музей искусств СРР). По этим капитальным произведениям художника можно проследить его эволюцию от тщательной проработки формы и поисков характерного к большим обобщениям, широте и динамике живописной манеры.

К. Баба. Отдых в поле. 1954 г. Бухарест, Музей искусств СРР
К. Баба. Отдых в поле. 1954 г. Бухарест, Музей искусств СРР

илл. 275 а

К. Баба. Натюрморт с рыбой. 1947 г. Яссы, Художественный музей
К. Баба. Натюрморт с рыбой. 1947 г. Яссы, Художественный музей

илл. 275 б

Не утрачивая проникновенной зоркости и серьезности в обрисовке характеров героев, Баба добивается подлинной монументальности образного решения. Его крестьяне мужественные, трудолюбивые, выносливые в любых испытаниях. Вот шагают они, целая семья — впереди стареющий, но все еще крепкий глава ее, вслед за ним — остальные члены семейства, дети, женщины («Крестьяне»). Их фигуры как будто вырастают из земли, с которой они слиты. И весь суровый и прекрасный пейзаж составляет вместе с людьми глубоко национальный образ родины. Сложные цветовые гармонии, построенные на контрастах глубоких и плотных, звучных темных тонов с нежными светлыми, как будто излучающими свет, лепят форму, воссоздают богатство и красоту видимого мира, полноту бытия. Эмоционально насыщены по колориту пейзажи и натюрморты художника («Натюрморт с рыбой», 1947; Яссы, Художественный музей), свободно и смело написанные.

Неповторимые цветовые решения способствуют раскрытию своеобразия внутреннего мира и характеров людей в портретах Корнелиу Баба. Для каждого из них найден особый цветовый ключ, композия, то поясная, как в «Автопортрете» (1955) или в портрете писателя М. Сорбула (1946), то погрудная, как в «Женском портрете» (1956), то поколенная — М. Садовяну (1953), то в рост — поэт Тудор Аргези с женой (1961), актриса Лучия Стурдза-Буландра (1953; все — Бухарест, Музей искусств СРР).

А.Чукуренку. Анна Ипэтеску. 1949 г. Бухарест, Музей искусств СРР
А.Чукуренку. Анна Ипэтеску. 1949 г. Бухарест, Музей искусств СРР

илл. 273 б

Много работает в области портрета и А. Чукуренку (р. 1903), своеобразный и тонкий колорист, остро чувствующий современность. Чукуренку принадлежат также романтически приподнятые образы героев в исторических картинах: «Анна ИпЭ. теску» (1949), «Ольга Банчик на эшафоте» (1959). Светлая, чистая и звучная палитра Чукуренку особенно празднична и красива в его натюрмортах и пейзажах, таких, как «Тюльпаны» или пейзаж «Дом газеты «Скынтейя» (1953; все — Бухарест, Музей искусств СРР). Современность в самых различных ее проявлениях вдохновляет художников. Ш. Сени (р. 1913) передает героику труда людей, сплавляющих лес по порожистым рекам, подчеркивая динамику и слаженный ритм их работы («Сплавщики леса», 1948; Бухарест, Музей искусств СРР). О. Ангелуцэ озаряет яркими отсветами расплавленного металла фигуры металлургов («Проба стали на заводе Решица», 1958). П. Абрудан, А. Надь Бела внимательно вглядываются в лица своих героев, празднующих новый урожай или критикующих своего товарища на собрании. Эмоциональность полотен Г. Шару подчеркнута насыщенностью колорита. Д. Хатману более пластичен. Его «Рабочие в ложе» (1955) — глубоко психологичны и характерны.

Г. Миклоши. Гривица. 1933 год. 1952 г. Бухарест, Музей искусств СРР
Г. Миклоши. Гривица. 1933 год. 1952 г. Бухарест, Музей искусств СРР

илл. 273 а

Историческая тема привлекает Г. Миклоши (р. 1912), громадным усилием воли превозмогающего свой недуг и, может быть, именно потому остро чувствующего героическую тему прошлого. Его «Гривица. 1933 год» (1952) — мужественный рассказ о забастовке железнодорожников Гривицы. К эпизодам революционной борьбы народа обращаются в своих произведениях Е. Поппа («23 августа 1944 года») Т. Краус («Рыбница», 1953; все картины — Бухарест, Музей искусств GPP) и другие. События далекой истории румынских княжеств вдохновляют Ш. Констан-тинеску («Кришан», 1948) и Г. Лабина, который воспевает в историческом полотне «Господарь Ион Водэ Жестокий в битве под Кагулом» (1953; Бухарест, Музей искусств СРР) отвагу защитников родной земли.

С каждым годом ряды живописцев пополняет молодежь, талантливая, ищущая. Обретая свое творческое лицо, К. Бредуц, М. Времир, С. Бэлаша, К. Пилиуцэ, И. Пача, И. Георгиу, П. Акицение работают в самых различных жанрах живописи. Особенно привлекает молодежь область монументально-декоративного искусства. В зримые образы воплощается мечта художников о большом искусстве общественного звучания, вышедшем из музеев и выставочных залов в повседневную жизнь. Видную роль в решениях современных ансамблей играет монументальная пластика. Громадные задачи, которые выросли перед румынскими ваятелями в связи с развернувшимся строительством, вдохновили их на поиски новых образов, художественных приемов, материалов (использование в оформлении экстерьеров зданий цветного стекла, инкрустаций из керамики и металла по цементу и т. д.).

Организация конкурсов на создание монументов Ленину, Николае Бэлческу, Джордже Энеску, Иону Крянге, установление памятников-бюстов выдающимся деятелям национальной румынской культуры способствовали необычайному оживлению деятельности румынских скульпторов, и прежде всего монументалистов. Невиданный ранее размах приобрело искусство мастеров старшего поколения, сформировавшееся еще в период между двумя мировыми войнами.

С самого начала творческого пути на позициях реализма, связанного с народной традицией, стоял Ион Жаля (р. 1887). В первую мировую войну он лишился руки и ценой громадных усилий остался в рядах монументалистов Румынии. Его первая крупная работа «Борьба Геркулеса с кентавром» (камень, 1921; установлена в 1925 г. в парке им. Делавранча) полна напряжения и стремительной динамики. Пластически богата моделировка форм в скульптурах, воплощающих образы румынского фольклора: великанов Круши-дерево и Дроби-камень (бронза, 1914), моделями для которых послужили крестьяне родной скульптору Добруджи. Богатырской силы и доблести исполнен «Отдыхающий лучник» (бронза, 1926, вариант — 1927; установлен в Констанце в 1961 г.). Он сродни могучему «Погонщику буйволов» (бронза, 1929) или тем суровым крестьянам, которых часто изображал скульптор. Крестьянская тема оставалась одной из главных в творчестве Жали 30 — 40-х гг. («Голова чабана», бронза, 1938). Благородная простота и ясность замысла отличают поздние произведения Жали — рельеф «Император и пролетарий» (гипс, 1955; Бухарест, Музей искусств СРР), монумент Джордже ЭнескУ (гипс, 1958); одухотворенный образ композитора раскрыт с присущей скульптору глубиной и тонкостью психологической характеристики.

И. Жаля. Голова чабана. Бронза. 1938 г
И. Жаля. Голова чабана. Бронза. 1938 г

илл. 276 б

В значительной степени испытал в ранний период творчества воздействие модернизма и экспрессионизма Корпел Медря (1888 — 1964), преодолевший эти влияния в своих поздних произведениях. Лейтмотивом в его искусстве проходит тема героическая, воплощенная в монументальных портретах Микеланджело и Бетховена, Делавранча и Хории — борцов, исполненных несгибаемой воли, целеустремленности, творческого вдохновения (все — Бухарест, музей Медри). Она звучит и в образе Овидия (бронза, 1957 — 1958), над воплощением которого Медря работал долгое время. Своеобразие и богатство пластических решений находит он в обнаженной натуре — «Заноза» (мрамор, 1947), «Купальщица» (бронза, 1952), к которой обращался на протяжении всей жизни.

К. Медря. Заноза. Мрамор. 1947 г
К. Медря. Заноза. Мрамор. 1947 г

илл. 277 б

Неисчерпаемы творческие замыслы Медри-монументалиста. Сложную гамму человеческих чувств и переживаний — от трагедийного напряжения до глубокой скорби — передал он в монументе «1907 год» (мрамор, 1957 — 1959), установленном на центральной площади Бузэу- Совершенно иной характер, полный светлой радости мирного бытия, — в декоративных скульптурах, исполненных для курорта Мамайи. Образы сказочных сирен перемежаются здесь с живой современностью. И как своеобразная аллегория юного города-курорта воспринимается обнаженная фигура «Солнце» (камень, 1961), словно отдавшаяся ощущению солнечного света и тепла.

В годы народной власти развернулся талант Бориса Караджи (р. 1906), автора скульптурной группы «Встреча» (бронза, 1950; Бухарест, Музей искусств СРР), овеянной чувствами братской дружбы и благодарности румынского народа к советскому. Реалистическая основа, присущая пластике Караджи, подчеркнута в образе «Победы» (бронза, 1957), воплощающем характерные черты современной девушки-работницы: целеустремленность, смелость, победоносную уверенность. Карадже принадлежит и монумент В. И. Ленину (1958) перед зданием полиграфического комбината — Дома «Скынтейи», завершающий один из самых значительных современных ансамблей Бухареста.

Б. Караджа. Победа. Бронза. 1957 г.Бухарест, Музей искусств СРР.
Б. Караджа. Победа. Бронза. 1957 г.Бухарест, Музей искусств СРР.

илл. 276 а

В тесном содружестве с молодежью, подчас объединяясь в большие творческие коллективы, работают скульпторы над оформлением архитектурных ансамблей: театра в Галаце (1957; коллектив М. Константинеску), монумента героям Родины в Бухаресте (1957; авторы — 3- Бэйкояну, М. Бутуною и другие). Чрезвычайно плодотворна работа Бэйкояну по изысканию новых материалов — мозаик и цветного стекла — и по внедрению их в оформление экстерьеров зданий (вокзалы в Бра-шове, в Констанце).

И. Иримеску. Девушка с виноградом. Бронза. 1944 г. Бухарест, Музей искусств СРР.
И. Иримеску. Девушка с виноградом. Бронза. 1944 г. Бухарест, Музей искусств СРР.

илл. 277 а

В области монументальной и станковой пластики работает Ион Иримеску (р. 1903). Образы его многогранны и разнообразны. Это и сложные по характеристикам полнокровные живые портреты: художника Бабы (бронза, 1946), композитора Чолана (1953), искусствоведа Опреску (1957). Это полные лиризма женские образы, подобные «Девушке с виноградом» (1944) или «Крестьянке» («Цветок», 1961). В руках последней — статной молодой крестьянки — цветок, своего рода олицетворение всего народного румынского искусства, прекрасного и вечно живого. И, наконец, Иримеску — создатель ряда образов рабочих, среди них «Сталевар» (1954) и «Сварщица» (1962; все произведения — бронза; Бухарест, Музеи искусств СРР), воплощающие типические черты тружеников свободной Румынии.

Над созданием обобщенных образов своих современников, людей труда, успешно работают А. Соботка («Рождение идеи», бронза, 1954), А. Кош («Крестьянин из Ардяла», гипс, 1953), О. Майтек («Шахтер», гипс, 1957), Л. Зуаф («Весна жизни», бронза, 1956) и многие другие ваятели. Некоторые из них отдают предпочтение жанру портрета (Г. Ангел, К. Бараски, Д. Лазэр, Д- Дему, Р. Ладя).

Темы современности, борьбы за мир вдохновляют мастеров резьбы по дереву Г. Вида, И. Сервациуса, Ш. Чорвасси. Ярко окрашенную цветную керамику, цемент, инкрустации из цветного стекла и металла использует в своих работах И. Влад, сохраняющий национальные традиции и характер в скульптуре «Крестьянка из Оаша» (цветная керамика, 1960), в монументальном красочном рельефе «Освобождение» (1960), исполненном для украшения Румынского павильона на Венецианской международной выставке.

Новаторские искания и стремительный рост отличают современную румынскую графику; развитию этого вида искусства чрезвычайно способствуют ежегодные специальные графические выставки. Наряду со станковой графикой все большее распространение получают иллюстрации и плакат как политический, так и рекламный. Вместе с такими опытными мастерами, как Р. Швейцар-Кумпэна, А. Жикиди, Экспонирует свои произведения талантливая молодежь. О разнообразии творческих манер румынских графиков свидетельствуют их рисунки. В широком монументальном плане выполнены рисунки «Косарь», «Парень из Оаша», «Шахтеры» (1958) П. Эрдеша- Плавная виртуозная линия способствует выявлению психологических характеристик, нравственной значительности образов. Беспокоен ритм линий, мельче формы в рисунках В. Казара, подчас излишне увлекающегося формальным построением композиций, но все же никогда не разрывающего с живой действительностью. Очень тонки и лиричны рисунки Л. Маковей, исполненные изящной беглой линией, а иногда пластически отработанные. ЭнеРгичнее и мужественнее манера К. Данец. Часто смешивают различные материалы — гуашь, пастель, акварель, карандаш — Е. Крэчун, ищущий монументальных решений сцен нового быта.

Б. Ги Сабо. Я путешествую на ТУ-104. Гравюра на дереве. 1958 г
Б. Ги Сабо. Я путешествую на ТУ-104. Гравюра на дереве. 1958 г

илл. 279 б

Развивает традиционную для Румынии гравюру по дереву Б. Ги Сабо (р. 1905), творчеству которого присуще острое чувство современности и лиризма. «Мостик» (1954), «На ярмарке» (1956), «Я путешествую на Ту-104» (1958) пронизаны ощущением гордости, верой в творческие силы человека. Точный рисунок, совершенное владение техникой гравюры позволяют художнику передать материальность, конкретность видимого мира, состояние атмосферы и различные настроения природы, сообщающие особое очарование его композициям.

Ж. Перахим. В. И. Ленин. Иллюстрация к книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». Гравюра на линолеуме. 1958 г
Ж. Перахим. В. И. Ленин. Иллюстрация к книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир». Гравюра на линолеуме. 1958 г

илл. 274 а

Г. Иванченко. Петрила. Восточная шахта. Гравюра на линолеуме. 1958 г
Г. Иванченко. Петрила. Восточная шахта. Гравюра на линолеуме. 1958 г

илл. 278 б

К гравюрам часто обращаются художники при исполнении больших циклов на историко-революционные или современные темы («Забастовка», 1961, В. Добриана; «Петрила. Восточная шахта», 1958, Г. Иванченко и др.). В области гравюры на линолеуме и в офорте много работает Жюль Перахим (р. 1914). Его цикл гравюр «23 августа» (1959), отмеченный чертами повышенной экспрессивности и монументальности, передает эмоциональный накал, народный подъем дня Освобождения. Иллюстрации к книге Джона Рида «10 дней, которые потрясли мир» (1958) лаконичны по форме, динамичны по построению, как бы уподоблены публицистическому стилю Рида. Неистощима выдумка художника, иллюстрировавшего в острой гротесковой манере «Народные пословицы и поговорки». Лирической стороной оборачивается талант Перахима в иллюстрациях к романтическим стихотворениям Эмине-ску. Перахим — один из первых иллюстраторов произведений русской классической и советской литературы: «Евгения Онегина» А. С. Пушкина, «Идиота» Ф. М. Достоевского, «Жизни Клима Самгина» М. Горького. Участие в освободительной войне против фашизма и искреннее восхищение своими советскими друзьями позволили Перахиму создать убедительные в своей искренности иллюстрации к поэме А. Твардовского «Василий Теркин».

Фл. Кордеску. Женщина с ребенком. Рисунок. Тушь
Фл. Кордеску. Женщина с ребенком. Рисунок. Тушь

илл. 278 а

Глубоко лиричны и проникновенны рисунки Ф. Кордески, ее иллюстрации к поэмам М. Бануша «С тобою говорю, Америка» (уголь, 1954) и Э. Же-беляну «Улыбка Хиросимы» (тушь, 1957). К области иллюстрации и главным образом национальной румынской и русской литературы, относятся произведения М. Кор-деску, Ш. Константинеску, П. Назарие, Р. Ноэля.

Далеко за пределами Румынии известны работы большого отряда румынских карикатуристов. Ч. Дамадиан, Е. Тару, И. Росс, Н. Кобар, Г. Кириак, И. Дору, А. Лукач зло высмеивают бюрократов, зажимщиков критики и все то, что мешает строительству новой жизни. Живо откликаясь на разнообразные явления внешнеполитической жизни, своим метким искусством они борются за мир и социализм.

Все шире проникая в различные области современной жизни, разнообразные формы искусства способствуют удовлетворению запросов народа, воспитанию эстетического вкуса строителей коммунизма.

* * *

В связи с общей экономической слабостью и политической реакцией, усилившейся после первой империалистической войны, развитие современных тенденций в румынской архитектуре шло с большим запозданием.

Рост национальной культуры, активно начавшийся в предшествующий период истории страны и связанный с борьбой за национальное освобождение, не мог не оказать своего влияния на архитектуру Румынии. Основоположником национального течения в румынском зодчестве явился Ион Минку (см. V том). Кроме него к числу прогрессивных представителей национального направления румынской архитектуры следует отнести Григоре Черкеза, Н. Гика-Будешть, А. Антонеску (ныне почетный член Академии наук СРР). Однако даже в творчестве наиболее видных зодчих, как и во всей деятельности ведущей в стране бухарестской архитектурной школы, наряду со значительными удачами было немало негативных сторон, вызванных противоречиями между стремлением к возрождению ретроспективных форм национальной архитектуры прошлого и концепциями новой архитектуры, совершающей свое победное шествие по странам Европы.

В этой борьбе молодая румынская буржуазия и помещики всемерно толкали архитекторов на путь стилизаторства, поощряли «неорумынский» стиль, выражавшийся в попытках эклектически применить формы и мотивы исторической румынской архитектуры к городским сооружениям нового времени, которым они были органически чужды. Не удивительно, что в этих условиях подобные тенденции стали знаменем официального архитектурного направления, в котором господствовали ретроспективизм, самодовлеющая декоративность, ведущие к искажению масштаба, нарушению тектонического строя и художественной цельности в работах зодчих. Наиболее полно эти отрицательные стороны отразились в архитектурной практике Ш. Чертана и ряда других представителей официальной архитектурной школы.

В период между двумя мировыми войнами более половины всего объема строительства было сосредоточено в Бухаресте, что отвечало стремлению правящей верхушки превратить этот город в витрину буржуазного государства. Особенно активизировалась застройка столицы в 30-х гг., когда был разработан план реконструкции города, предусматривавший создание ряда ансамблей монументально оформленных парадных магистралей и строительство крупных зданий.

Строительство в остальных городах велось очень неравномерно. Сравнительно много строилось в Брашове, Кымпу, Гешице, Орэштне, в городах Трансильвании. В то же время другие города, даже такие значительные, как Яссы и Плоешти, почти не меняли своего облика, оставаясь провинциальными захолустными центрами. При общих скромных объемах строительства сооружались главным образом частные доходные дома и виллы, а также отдельные промышленные предприятия. Повсеместно вплоть до второй половины 30-х гг. господствовали эклектика, стремление к пышному декору, усложненным архитектурным формам. Типичным примером такой архитектуры является многоэтажный доходный дом, построенный в начале 1930-х гг. в Бухаресте архитекторами Кулина и Силионом. В его планировке проведено резкое деление на парадные комнаты и тесные и темные помещения для прислуги, выходящие во дворы-колодцы. Фасады дома перегружены декором и разнообразными архитектурными деталями, служащими лишь для украшения наружных стен, обращенных к улице.

Тенденции к помпезности и показной архитектуре усилились в годы фашизации руководства, что отразилось на градостроительных проектах, большинство которых, впрочем, остались неосуществленными.

Несмотря на неблагоприятные условия, в 30-х гг. нашего века в Румынию постепенно проникают идеи современной архитектуры. Первоначально они начинают сказываться на сокращении декора, на попытках упростить, сделать более лаконичными применяемые формы старого классицизма и других исторических стилевых направлений. С явлениями такого рода мы встречаемся, например, в особняке, выстроенном архитектором Д. Марку (1885 — 1960) на аллее Модроган в северовосточной части Бухареста (1933). Здание имеет простой компактный объем с плоской крышей, облицованные кирпичом неоштукатуренные стены, белокаменные обрамления горизонтального пояса окон и арочных проемов нижнего этажа. Очень выразительны и современны интерьеры виллы, связанные между собой открытыми прямоугольными проемами, благодаря чему пространство одних залов как бы свободно переливается в смежные помещения. Белые, гладкие, лишенные декора поверхности стен и потолков контрастно сочетаются с отделкой деревом, убранством национальными коврами, изысканной темной мебелью.

К сожалению, в большинстве построек этого времени новая архитектура проявляет свои стилистические особенности скорее как мода, внешнее увлечение, чем как органический и естественный процесс. Лишь некоторые постройки, такие, как стадион Анеф в Бухаресте (архитекторы X. Крянгэ, М. Георгиу), гостиница «Кар-пац» в Башове (архитектор X. Крянгэ), госпиталь в Яссах (архитектор Г. Трифу), здание Министерства транспорта, административное здание на улице Каля Виктория, Военная Академия в Бухаресте — архитектора Д. Марку, центральный рынок в Плоешти, построенный архитектором Т. Соколеску еще в конце 20-х гг., отмечены единством функционального и художественного замысла, тектонической логикой и ясностью современных форм. Вместе с тем строилось немало таких зданий, где делалась попытка приспособить новые конструктивные системы и приемы к стилизованным историческим формам, что, безусловно, не могло дать положительного результата.

X. Майку, И. Шербан, Т. Риччи. Дворец СРР в Бухаресте. 1959 — 1960 гг. План
X. Майку, И. Шербан, Т. Риччи. Дворец СРР в Бухаресте. 1959 — 1960 гг. План

рис. на стр. 337

После победы народно-демократического строя в Румынии быстрыми темпами начали осуществляться экономические и социальные преобразования, которые не замедлили сказаться на архитектуре и строительстве. Индустриализация страны, сооружение крупных промышленных предприятий, таких, как цементные заводы в Биказе и Черновода, химический комбинат в Борзешти, завод шарикоподшипников в Бырладе, нефтеперегонные заводы в Плоешти и т. д., повлекли за собой строительство новых городов и поселков — Онешти, Урикани, Хунедоара и других. Уже в первом периоде индустриализации существенно изменилась структура населения страны и число городских жителей только за восемь лет (1948 — 1956) возросло с 3,7 миллиона до 5,4 миллиона человек. Это потребовало развития массового строительства, которое за последние десять дет дало стране 850 тысяч квартир, много школ, детских учреждений, больниц и других общественных зданий.

Н.Бэдеску, X.Майку, М.Алифанти. Дом «Скынтейн» в Бухаресте. 1948 — 1953 гг
Н.Бэдеску, X.Майку, М.Алифанти. Дом «Скынтейн» в Бухаресте. 1948 — 1953 гг

илл. 270 а

Однако не только объемом строительства определяются успехи румынской архитектуры. За послевоенные годы, и особенно за последнее десятилетие, румынские зодчие добились больших творческих успехов, по праву заняв в социалистическом лагере одно из ведущих мест. Они довольно быстро освободились от тенденций к формалистическому украшательству и искусственной монументализации. Если, например, в таком крупном сооружении, как комплекс Дома «Скынтейи» в Бухаресте (1948 — 1953; архитекторы П. Бэдеску, X. Майку, М. Алифанти), еще отчетливо прослеживаются ретроспективные композиционные приемы, используется подчеркнуто симметричная объемно-пространственная организация, применяются такие элементы, как декоративные угловые башни, недостаточно оправданные функционально надстройки, аркады со сложно моделированными архивольтами, то уже в середине 50-х гг. новые архитектурные веяния постепенно становятся господствующими.

В этот период румынские архитекторы успешно осваивают современные конструкции и смело вводят в число архитектурных выразительных средств железобетонный и металлический каркас, разнообразные своды-оболочки, обширные остекленные поверхности. Применяются различные контрасты фактуры и характера материала (оштукатуренные поверхности — кирпич; бетон — естественный камень — стекло; металл — бетон и т. д.), разнообразные цветовые сочетания.

Х.Майку, И. Шербан, Т. Риччи. Дворец СРР в Бухаресте. Разрез
Х.Майку, И. Шербан, Т. Риччи. Дворец СРР в Бухаресте. Разрез

рис. на стр. 338

Усилились и ансамблевые начала в архитектуре и градостроительстве. Одним из крупных мероприятий в плане реконструкции Бухареста является, например, реконструкция зоны Северного вокзала столицы. Здесь создана большая (почти четыре гектара) площадь, перестроены прилегающие к ней жилые районы Каля Гривицей, Джулешти и др. Одна из важнейших столичных магистралей — улица Каля Гривицей — застроена восьмиэтажными зданиями в сочетании с десяти-четыр-надцатиэтажными секционными домами башенного типа. Разнообразный силуэт застройки, курдонеры, образованные отступами домов, система площадей и развитых перекрестков — все это вносит оживление в облик магистрали, делает ее многоплановой и запоминающейся.

X.Майку, И.Шербан, Т.Риччи. Зал дворца СРР в Бухаресте. 1959 —  1960 гг
X.Майку, И.Шербан, Т.Риччи. Зал дворца СРР в Бухаресте. 1959 — 1960 гг

илл. 271 б

Выдающимся архитектурным ансамблем является площадь Дворца Социалистической Республики Румынии (1959 — 1960; архитекторы X. Майку, Л. Гарчия, Т. Нига, инженер А. Боверман). Центральную часть ее занимает здание Дворца с универсальным залом на 3100 человек (архитекторы X. Майку, И. Шербан, Т. Риччи). Это компактное, квадратное в плане сооружение перекрыто плоским железобетонным куполом. Простой и монументальный облик отвечает значительности здания, хорошо организует пространство ансамбля. Три стороны площади застроены многоэтажными домами, среди которых возвышается семнадцатиэтажная башенная вертикаль. Разнообразна пластика фасадов, выходящих на площадь: здесь использованы балконы и лоджии, большие выносы карнизной плиты, тенистые крытые галлереи, охватывающие первые этажи и объединяющие застройку.

Интересны архитектурные ансамбли заново отстроенного центра Галаца, площади Михая Храброго в Клуже, новые дома на площади Объединения в Яссах. Среди общественных зданий, построенных за последние годы, необходимо упомянуть вокзалы в Брашове и Констанце (1962; архитектор Т. Сэвулеску и другие), главный павильон Выставки национальных достижений (1961) в Бухаресте и др.

Н. Порумбеску и др. Государственный цирк в Бухаресте. 1965 г. Разрез.
Н. Порумбеску и др. Государственный цирк в Бухаресте. 1965 г. Разрез.

рис. на стр.339

Строительство большого количества зданий, предназначенных для широких народных масс, типично для общей направленности современной румынской архитектуры. Эти новые сооружения строятся по всей стране и существенно меняют облик городов Румынии. Можно сослаться на такие общественные здания, как Государственный цирк в Бухаресте (1961; архитектор Н. Порумбеску и др.). В еще большей степени характер городов преобразуют новые жилые районы, организованные в соответствии с современными градостроительными принципами. Это районы Ферентарь, Балта Албэ, Гривице Рошие, Друмул Таберей, Жиулуи Скынтейя и др. в Бухаресте, новые жилые массивы в городах горняков долины Жиу — Лупень, Вулкан, Лоня, Петрила, Урикань, в городе металлургов Хунедоаре, в Яссах, Плоешти, Галаце и других населенных пунктах. В архитектуре этих комплексов прослеживаются некоторые особенности, характерные для румынского зодчества и вызванные спецификой местных условий. В первую очередь это обилие затененных лоджий и балконов, навесных козырьков и галлерей.

Н.Порумбеску и др. Государственный цирк в Бухаресте. 1961 г. Внутренний вид
Н.Порумбеску и др. Государственный цирк в Бухаресте. 1961 г. Внутренний вид

илл. 270 б

Ч.Лэзэреску и др. Ансамбль курорта Мамайя на Черном море. Начало 1960-х гг
Ч.Лэзэреску и др. Ансамбль курорта Мамайя на Черном море. Начало 1960-х гг

илл. 271 а

Одной из наиболее удачных и значительных работ румынских архитекторов является получившее мировую известность строительство на. Черноморском побережье в Мамайе, Мангалии и Эфории. Здесь созданы современные комфортабельные курортные городки с превосходно оборудованными пляжами, отелями, ресторанами, торговыми центрами и спортивными сооружениями.

Курорт Мамайя (к его строительству приступили в начале 60-х гг.; руководитель проекта архитектор Ч. Лэзэреску) рассчитан на десять тысяч мест и занимает прибрежную полосу шириной в двести-триста метров с общей площадью восемьдесят пять гектаров. С запада он примыкает к большому пресному озеру Сютгиол. Выстроенные в Мамайе многоэтажные отели подходят к самому пляжу и живописно сочетаются с низкими объемами зданий общественного обслуживания. Торговые центры образованы корпусами павильонного типа, группирующимися вокруг уютных внутренних озелененных и хорошо благоустроенных дворов, насыщенных газонами, цветами и фонтанами.

Так же как и в Мамайе, в Эфорни и Мангалии архитекторы особое внимание уделяли вопросам благоустройства, малым архитектурным формам, системе озеленения, играющим в современной архитектуре особо важную роль. Различный характер мощения дорог и тропинок, живописная расстановка декоративных ваз, свободная организация пространства, не расчлененного назойливыми изгородями, придают особую прелесть этим курортам. Проектировщики справились здесь со сложными композиционными задачами, добились единства и многообразия архитектурных сооружений каждого комплекса, выразительности и оптимизма в художественном облике интерьеров, органической связи с естественным окружением. Среди отдельных зданий черноморских курортов Румынии следует назвать четырнадцатиэтажный отель «Парк» (1962; архитектор В. Константинеску), отели «Виктория» и «Флора» в Мамайе, застройку набережной в Мангалии (архитектор Ч. Лэзэреску), выстроенный тем же архитектором ресторан «Пэрла Мэри» в Эфории и торговый центр, сооруженный в Эфории в 1961 г. архитектором Р. Бернштейн-Кац.

Архитекторы социалистической Румынии за последние годы достигли больших успехов в проектировании и строительстве промышленных сооружений, которые стали не только объектами инженерной деятельности, но и объектом творчества зодчих. Используя индустриальные конструкции, они добиваются выразительных архитектурных контрастов, интересной формы поверхностей, превосходно вписывают индустриальные сооружения в природный пейзаж. Большое внимание уделяется благоустройству территорий промышленных предприятий, которые по своему архитектурно-художественному оформлению часто не уступают гражданским комплексам. В числе интересных зданий, построенных в конце 50-х — начале 60-х гг., можно назвать фабрику «Технофриг» в Клуже (архитектор К. Якоби и другие), тракторный завод в Брашове, гидроэлектростанцию им. В. И. Ленина (архитекторы А. Диакон, Н. Неделеску и другие) в Биказе и др.

Творческие проблемы, стоящие сейчас перед румынскими архитекторами, очень широки. Охватывая все области архитектурной деятельности, они направлены на повышение архитектурно-художественного качества строительства, на освоение пространственных, монолитных и сборных конструкций, раскрывающих новые возможности не только для прогрессивных функциональных решений, но и для создания соответствующих выразительных форм. Деятельность архитекторов Румынии за последние годы завоевала широкое признание.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'
активная акустическая система 250 Вт, q