Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Лаковая миниатюра мстёры

В коллекции произведений современных художественных промыслов, хранящихся в Русском музее, значительное место занимает лаковая миниатюра Мстёры.

Изготовление лакированных шкатулок с миниатюрной росписью на крышках возникло в нынешнем поселке Мстёра Владимирской области в тридцатые годы нашего столетия. Собрание Русского музея дает представление о путях становления и развития искусства Мстёры за почти полвека его существования. Среди экспонатов есть и такие, которые нам открывают одну из страниц предыстории промысла. Это различные бытовые предметы из дерева, расписанные темперными красками и покрытые слоем лака: круглые плоские коробочки с орнаментом, лоток с лубочной сценкой, сосуды с крышками (так называемые "кубышки"), одни - с персонажами песен Кольцова, другие - с библейскими сюжетами. Изображения святой троицы или скачущих на лошадях волхвов, помещенные на закругленных стенках сосудов, вызывают невольное удивление. Чтобы понять, как появились на свет эти предметы из дерева, созданные в послереволюционные годы, нужно обратиться к еще более раннему периоду истории Мстёры.

Богоявленская слобода Мстёра Вязниковского уезда Владимирской губернии начиная с XIV века была одним из многих в то время центров русской иконописи. К середине XVIII столетия на долю владимирского края выпала миссия продолжения иконописного дела, когда в других центрах оно шло к затуханию. Именно во Мстёре, а также в Палехе и Холуе с этого времени сосредоточилось основное производство икон, расходившихся по всей России. Мстёрцы овладели виртуозным мастерством подражания различным школам древнерусской живописи. Особенно хорошо у них получались строгановские "мелочные письма" - с миниатюрными сценами и множеством деталей.

В начале XX века с появлением хромолитографий в промысле наступил кризис. Иконописцы не выдерживали конкуренции с фабрикантами, организовавшими механизированное производство печатных икон. Произошла Великая Октябрьская социалистическая революция, и проблема разрешилась сама собой: отпала всякая необходимость в иконах. Однако перед мстёрскими художниками встала новая задача: куда идти дальше, где применить свой талант и мастерство?

Я. П. Клыков. Шкатулка 'Дубровский'. 1940
Я. П. Клыков. Шкатулка 'Дубровский'. 1940

Начались поиски нового пути в искусстве. Вот тогда-то и появились на свет предметы из дерева, расписанные бывшими иконописцами и будущими художниками-миниатюристами. Проблема заработка стояла перед ними не менее остро. Начали расписывать масляными красками так называемые "коврики" из холста на сентиментальные сюжеты, которые имели широкий сбыт на местном рынке. Казалось, дело шло успешно. Поворотным пунктом, повлиявшим на дальнейшую деятельность мстёрских художников, явилось их участие в Первой Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставке 1923 года. Палешане представили на ней свои шкатулки с миниатюрами. Деревянные предметы мстёрцев не выдержали сравнения с яркими произведениями палешан. Обидным было такое поражение для мстёрцев. Решили и они использовать под миниатюру тот же материал - папье-маше.

Шкатулки, ларцы, папиросницы из папье-маше явились прекрасной основой для миниатюрной темперной живописи, в которой мстёрцы нашли новые возможности для развития своего искусства. В 1931 году во Мстёре образовалась артель "Пролетарское искусство" (ныне фабрика), где был создан цех, в котором стали работать над созданием шкатулок многие бывшие иконописцы. Зачинателями нового искусства Мстёры были Н. П. Клыков, А. И. Брягин, А. Ф. Котягин, Е. В. Юрин, И. Н. Морозов, В. Н. Овчинников, Г. Т. Дмитриев.

С 1930-х до начала 1950-х годов во Мстёре сложились и получили развитие основные особенности стиля местной лаковой миниатюры. За это время мстёрцы достигли высокого профессионального мастерства и создали немало значительных произведений. Одна из таких работ представлена в экспозиции Русского музея - шкатулка "Дубровский" (1940) Н. П. Клыкова (1861-1944).

И. А. Фомичев. Шкатулка 'Крестьянское восстание'. 1968
И. А. Фомичев. Шкатулка 'Крестьянское восстание'. 1968

В отличие от образов палехских художников персонажи Н. П. Клыкова - это вполне реальные люди, действующие в реальной, даже конкретной обстановке. Но здесь есть необходимая в лаковой миниатюре степень условности и обобщения. Постепенно нам открываются средства ее достижения. В композиции ясно читаются три плана. Первый - полоса земли - как бы отодвигает действие в глубь своеобразной сцены, обрамленной декорацией, представляющей густой лес на фоне светлого неба. Большую роль играет колорит, построенный на сочетаниях открытых, чистых красок, которыми Клыков "лепит" фигуры персонажей, подчеркивая их объемность не светотенью, а бликами.

Реальное начало в соединении с декоративностью формы и цвета составляют характерные особенности работ Клыкова. Художник не стремился к созданию символически-обобщенных композиций. Он любил изображать людей за различными занятиями - за сбором плодов, рыбной ловлей, охотой и т. д. Часто фигурки людей включены в широкие пространства пейзажа и расположены на разных уровнях на уступах "горок", как на иконах. Однако, несмотря на условность отдельных приемов, пейзаж оставляет ощущение реального, благодаря голубым небесам с облаками, ветвистым деревьям и колориту, передающему атмосферу теплого летнего дня.

Е. В. Юрин. Шкатулка 'Фрукты'. 1953-1954
Е. В. Юрин. Шкатулка 'Фрукты'. 1953-1954

Глубоко поняв традиции древней живописи, миниатюристы первого поколения добивались исключительной декоративности шкатулок.

Последовательность приемов живописи на папье-маше осталась в целом той же, что была в иконописи. Сначала рисунок с помощью "припороха" переносится с кальки на крышку коробки. Затем следует так называемая "роскрышь" - нанесение основных цветовых пятен композиции. После этого начинается наиболее длительная стадия-"роспись", когда прописывают все детали миниатюры. За ними следуют "плави" - приведение цвета к единству. Заканчивает письмо "бликовка" белилами либо твореным золотом. Готовую вещь покрывают шестью слоями прозрачного лака, сушат в печи и полируют. Под лаком миниатюра как бы "оживает": краски приобретают звучность, появляется та глубина, которая составляет одну из особенностей лаковой миниатюры - ее обращенность не столько к зрителю, сколько к предмету.

М. К. Дмитриева. Шкатулка 'Весна в царстве берендеев'. 1954
М. К. Дмитриева. Шкатулка 'Весна в царстве берендеев'. 1954

В отличие от создателей японской или китайской лаковой миниатюры мстёрские художники не всегда ставили себе целью украшение предмета.

Их живопись имеет и отвлеченный характер своеобразного миниатюрного "панно", подчиненного скорее не всему предмету, а плоскости, ограниченной этим предметом. Поэтому мстёрцы в большинстве случаев пишут миниатюры на крышках шкатулок прямоугольной формы в отличие от палешан, которые целиком подчиняют роспись шкатулок их разнообразной форме. Также мстёрцы не используют черный лак предмета в качестве фона. Они грунтуют поверхность крышек белилами и пишут пейзаж или интерьер, являющиеся неотъемлемыми частями любой композиции. Однако, несмотря на известную самостоятельность мстёрской живописи по отношению к предмету, по своему миниатюрному строю она целиком принадлежит шкатулке и не может быть оторвана от нее. И черная блестящая поверхность с золотым орнаментом, и окрашенная красным внутренность шкатулки являются необходимыми дополнениями живописи.

Л. А. Фомичев. Шкатулка 'Царь-колокол'. 1963
Л. А. Фомичев. Шкатулка 'Царь-колокол'. 1963

Лишь утрата декоративных принципов, перенесение в миниатюру приемов станковой живописи влекут за собой полное разрушение предмета и одновременно лаковой миниатюры как особого вида искусства. Именно такие тенденции появились в работах мстёрских художников конца 1940- 1950-х годов, в чем отразилась общая установка тех лет на однобоко понятый реализм в искусстве, вследствие чего и мстёрский условный стиль был подвергнут критике.

Но и в то время в произведениях И. Н. Морозова, Е. В. Юрина, И. А. Фомичева и других продолжали жить черты, заложенные в первый период мстёрской миниатюры.

А. Д. Щадрин. Шкатулка 'Вольга и Микула'. 1971
А. Д. Щадрин. Шкатулка 'Вольга и Микула'. 1971

Народный художник РСФСР, лауреат Государственной премии РСФСР имени И. Е. Репина И. А. Фомичев (1890-1972) принадлежал к старшему поколению. Получилось так, что писать он начал как раз тогда, когда нужно было поддержать затухающее пламя мстёрской миниатюры. Шкатулка "Крестьянское восстание" (1968) относится к более позднему периоду его деятельности, но она хорошо выражает творческую манеру художника. В ней, как и в ряде других работ, Фомичев обращается к "примитиву", в то время как в более ранних произведениях он больше внимания уделял реальным пропорциям и объему фигур. Но чувство декоративности формы и цвета никогда не изменяло ему, так же как и знание приемов исполнения лаковой миниатюры, с помощью которых он добивался никому больше не доступных живописных эффектов. Один из них - какое-то мерцание - достигался особым способом наложения бликов, чем и сейчас стремятся овладеть многие молодые художники Мстёры.

В руках народного художника РСФСР, старейшины Мстёры, Е. В. Юрина (р. 1898) шкатулка стала украшенным предметом. Композиции с букетами цветов и натюрмортами в обрамлении затейливого орнамента покрыли поверхность его пудрениц, коробочек разной величины и портсигаров. Начав создавать свою "орнаментальную Мстёру", Юрин не отошел от нее и в последующие годы. Шкатулка "Фрукты" (1953-1955) несет в себе все лучшие черты юринского орнамента: графическую четкость, простоту и одновременно пышность и богатство, достигнутые благодаря сочетанию темперы с твореным золотом.

А. С. Николаев. Шкатулка 'Ленин в Шушенском'. 1975
А. С. Николаев. Шкатулка 'Ленин в Шушенском'. 1975

Под влиянием старших некоторые из художников среднего поколения, сначала вступившие на путь "станковизма", начали возвращаться к декоративному началу. Это видно на примере шкатулки М. К. Дмитриевой (1922-1965) "Весна в царстве берендеев" (1954). В ней привлекает удивительно гармоничное сочетание реальной зимней природы и сказочных персонажей в разноцветных костюмах, которые свободно и естественно "живут" в этой среде. Здесь больше обращения к зрителю, чем к предмету. Но особый сказочный настрой дал художнице те средства, которые, несмотря на некоторую "картинность" построения, удерживают изображение на шкатулке и в целом создают впечатление декоративности.

Сходные черты проявились в тот период также в работах Е. Н. Зониной (р. 1919) и Н. И. Шишакова (р. 1925).

Л. А. Демидова. Шкатулка 'Поле, русское поле. . .' 1974
Л. А. Демидова. Шкатулка 'Поле, русское поле. . .' 1974

1960-е годы ознаменовались принципиально новым этапом в искусстве Мстёры. Это время можно считать периодом поисков нового подхода к миниатюре, что выразилось в стремлении художников расширить круг сюжетов и образов и обновить средства выразительности. Большой интерес проявился к исторической теме. Своеобразное преломление она получила в творчестве заслуженного художника РСФСР, лауреата Государственной премии имени И. Е. Репина Л. А. Фомичева (р. 1932). В миниатюре "Царь-колокол" (1963) заключены особенности его индивидуального почерка и в то же время черты, общие для мстёрской миниатюры 1960-х годов. Как бы взглядом с птичьего полета художник охватывает огромное пространство, насыщенное массами людей в действии. Фомичев использует для этой цели ярусный принцип построения композиции. Островерхие горки отсутствуют. Их заменили плавно перетекающие друг в друга слои земли, отделенные сверху не синей полосой неба, а перспективой города, очертания которого растворяются в дымке. В разных направлениях и на разных уровнях движутся группы людей, что создает ощущение колыхания масс под мерный звон колокола. На фоне светлой разбеленной земли дорогие многоцветные костюмы церковников и бояр, с одной стороны, и простые, но звучные тона одежды мужиков - с другой, создают переливающуюся драгоценными красками поверхность. Это впечатление дополняется вкраплениями синего цвета в общую золотистую гамму. В колорите и подчеркнутой силуэтности фигур произведений Фомичева ощущается близость к иконописи. В его работах можно проследить и черты древнерусской книжной миниатюры. Манера художника отличается экспрессией, передающей внутреннее напряжение повествования.

В работах 1960-х годов встречается и попытка осмыслить изображаемые события, и выразить свое отношение к ним. Например, в миниатюре шкатулки народного художника РСФСР, лауреата Государственной премии имени И. Е. Репина Н. И. Шишакова "1812 год" (1965) могучая фигура Кутузова, непоколебимо и спокойно стоящая на ровной земле, противопоставлена игрушечной фигурке Наполеона, помещенной на пригорке.

Примером многофигурной композиции с подробным, обстоятельным рассказом является шкатулка Ю. М. Ваванова (р. 1937) "Сила в единстве" (1966).

В произведениях художников 1970-х годов, которыми коллекция Русского музея достаточно богата, предстает сложная и многогранная картина современного искусства Мстёры, своими корнями уходящего в глубь веков, а целями и задачами устремленного в будущее. Многие из особенностей, появившихся в предшествующее десятилетие, получают развитие в миниатюре 1970-х годов. Это все большее усиление декоративного начала, причем декоративность понимается художниками иначе, чем ее понимали основоположники мстёрского искусства.

Для нынешнего поколения художников она служит скорее отправной точкой, а не средством выражения замысла, как это было у Н. П. Клыкова и его товарищей по кисти. Примером может служить шкатулка "Вольга и Микула Селянинович" (1971) А. Д. Щадрина (р. 1923). Она рассчитана на мгновенное цельное восприятие, а не на длительное разглядывание. В тщательно продуманной композиции отброшено все случайное. Если Клыков в своих миниатюрах выделял момент, за которым следовало дальнейшее развитие действия, то у Щадрина отдельный эпизод былины обобщен до той степени, которая не предполагает такого развития. Былинные герои как бы застыли навеки в тех действиях и позах, которые задумал художник. Место каждого из них строго определено, и передвижение фигур нарушило бы стройность композиции. Характерно также использование в качестве декоративного элемента древнерусских "горок", которые теперь не только не маскируются "живой природой", но выявляются цветом и фактурой. Цельному восприятию служит и продуманное распределение цветовых пятен, повторяемость силуэтов в разных частях миниатюры.

Не случайно и то, что фольклор и русская история являются источниками вдохновения художников современной Мстёры. Наряду с желанием воплотить в своих произведениях исконные черты русского народа, мстёрские художники видят в этих темах большие возможности и для создания декоративных композиций. Так, от эмоциональной повествовательности 1960-х годов в трактовке исторических сюжетов они пришли к декоративному обобщению.

Сама тема революции подсказала А. С. Николаеву (р. 1937) более взволнованный характер решения произведения "Ленин в Шушенском" (1975). К рассмотренным признакам миниатюры 1970-х годов добавляется еще один. Николаев использует распространенный в древнерусском искусстве принцип совмещения на одной плоскости разновременных событий. Несмотря на то, что внутри каждой сцены разворачивается определенное действие, на первый план выступает декоративность целого, чему способствует объединение общим тоном колорита и повторяющимися деталями. В этом произведении художник передал романтическое восприятие изображаемых событий.

Один из самых традиционных для Мстёры приемов ярусного или "построчного" расположения композиции нашел отражение в произведениях последнего времени, например в шкатулках В. Г. Старковой (р. 1926) "Иван Кулибин" (1972) и Л. А. Демидовой (р. 1927) "Поле, русское поле..." (1974). Работа Л. Демидовой примечательна тем, что содержание ее навеяно не только текстом песни, но и жизненными впечатлениями. Есть в этом произведении и живая непосредственность в передаче образов.

Несмотря на единую стилевую направленность, миниатюра 1970-х годов очень многообразна. В ней получили дальнейшее развитие индивидуальные устремления художников, начало которым было положено еще в 1960-е годы.

Различие творческих задач объясняется еще и тем, что сейчас во Мстёре работают миниатюристы разных поколений. Так, например, яркая индивидуальность Н. И. Шишакова проявилась еще в предшествующий период. В работах последних лет нарастают черты нового. В этом отношении характерна его шкатулка "Коллективизация на селе" (1977). Несмотря на ее небольшие размеры, миниатюра создает ощущение монументальности. На фоне условного пейзажа как бы замедленно развертывается действие, которое приостанавливается в отдельных группах персонажей. Каждому из них художник дает свою психологическую характеристику. К предшествующему периоду эта работа тяготеет своей повествовательностью. Шишаков воплощает свой идеал человека, наделенного внешней и внутренней красотой,- могучего сложения, величавого в своих движениях. РГнтересны произведения Шишакова, отмеченные поэтическим обобщением (шкатулка "Была бы только ночка, да ночка потемней...", 1976).

Художник ищет новых средств выразительности в решениях современной темы ("У колонки", 1979).

Я. И. Шишаков. Шкатулка 'Коллективизация на селе'. 1977
Я. И. Шишаков. Шкатулка 'Коллективизация на селе'. 1977

В последние годы у мстёрцев появилось стремление вернуться к "пейзажной" миниатюре 1930-1950-х годов с ее голубыми небесами, пространственным построением композиций, передачей окружающей жизни. Поиски в этом новом направлении отражает шкатулка П. И. Сосина (р. 1936) "На мстёрском кирпичном заводе" (1974). В этой работе совмещены два решения - пространственное с пейзажем второго плана и фронтальное - переднего плана, где изображен процесс работы на заводе. На горизонте, на фоне задымленного неба полоска зеленеющего леса, чуть ближе - синие озерца с плавающими лебедями, живые фигурки людей, переданных в действии. На первом плане - далекие от реальности фигуры рабочих в сложных застывших позах, очертания которых создают своеобразный узор на фоне кирпичных стен. Контраст двух планов усиливается тем, что общий красный тон со штриховкой золотом главной сцены сопоставлен с передающим естественную среду колоритом ее окружения. Художник сознательно использует такой прием не только как средство достижения декоративного эффекта, но и для воплощения своего поэтического видения красоты, заключенной в труде человека.

П. И. Сосин. Шкатулка 'На мстёрском кирпичном заводе'. 1974
П. И. Сосин. Шкатулка 'На мстёрском кирпичном заводе'. 1974

Произведение П. И. Сосина как бы подводит итог пути развития мстёрской лаковой миниатюры, который мы проследили на шкатулках из собрания Русского музея. Но жизнь промысла на этом не кончается. Во Мстёре растет новое поколение художников. Пройдет немного времени, и коллекция пополнится произведениями, в которых перед нами предстанет новое лицо уникального искусства Мстёры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'