Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Гравировка

Еще один вид чукотско-эскимосского искусства художественной обработки кости - гравировка. Это искусство имеет древние традиции. Найденные на побережье Чукотки предметы, украшенные гравированными криволинейными орнаментами (наконечники гарпунов, дрели, ручки ножей), датируются первыми веками новой эры. А открытые археологом Н. Н. Диковым петроглифы на реке Пегтымель в Заполярной Чукотке восходят к еще более раннему времени - к I тысячелетию до новой эры. Эти силуэтные изображения на скалах, выполненные способом неглубоких выбивок, показывают сцены охоты на морских животных, на дикого оленя. Сюжеты и характер изображений аналогичны тем, что много позже разовьются и в искусстве гравировки на кости.

Значительно более поздними (XIX в.) предшественниками этого вида искусства являются и рисунки на ритуальных веслах, скамейках байдар. Киты, тюлени, моржи, рыбы изображались так, что они двигались к берегу. Рисунки на деревянных предметах выполняли кровью нерпы или моржа, часто употребляли сажу. Изображения были сплошь закрыты цветом, имели недетализированный, но четкий силуэт, как бы срезанное по горизонтали основание. По своему характеру эти рисунки напоминали скульптуру из кости и одновременно петроглифы Пегтымеля.

В конце XIX века В. Г. Богоразом были собраны рисунки местных жителей на бумаге. Здесь также изображались привычные сцены охоты, ловля уток и рыбы. Рисунки имели повествовательный характер, они своеобразно рассказывали о занятиях жителей побережья. Эти сюжеты стали типичными и в гравировке на моржовых клыках. Первую сюжетную гравировку на моржовом клыке ученые относят к началу нашего столетия.

Появление подобных работ было связано с прибрежной торговлей. Купцы, китобои, подходившие к берегам Чукотки, в обмен на дешевые европейские предметы заказывали местным жителям сувениры из дорогого моржового клыка.

Первые гравированные изображения на кости отличались крупным размером, свободным расположением на поверхности клыка. В них еще было мало сюжетной связности. Сюжетная гравировка на кости формируется в самостоятельное художественное направление в советское время, в 20-30-е годы. Ему свойственны следующие стилистические черты: крупный масштаб изображения, свободное, ритмичное расположение на поверхности клыка, ясность композиции, четкость и экспрессивность силуэта, плоскостная трактовка изображаемого, отсутствие перспективы, локальная раскраска в красные, синие, черные тона.

Несмотря на то что в распоряжении граверов всего два-три цвета, создается впечатление колористического богатства, что достигается узорной разработкой внутренней части рисунка в виде штрихов, зигзагов, точек. Во всех этих работах ярко проявляется принцип повествования. Вот охотники подплывают к льдине, на которой расположились моржи, кидают гарпун, на берегу идет разделка туши. Гравированные композиции 20-30-х годов отличаются непосредственностью, наивностью, что выражается в характере рисунка и сюжетном мотиве (рис. 18-20).

18. Охота на моржей. 1920-30-е гг. ГМЭ
18. Охота на моржей. 1920-30-е гг. ГМЭ

19. Разделка моржа. 1920-30-е гг. ГМЭ
19. Разделка моржа. 1920-30-е гг. ГМЭ

20. Морская охота. 1920-30-е гг. МНИ
20. Морская охота. 1920-30-е гг. МНИ

Лучшим гравированным изображениям того времени свойственна подлинная монументальность. Большинство работ было выполнено в поселке Дежнёв (бывшее название Кенишхун), который, очевидно, был центром искусства гравировки 20-30-х годов.

Традиции гравировки, сформировавшиеся в 20-30-е годы, развивали резчики уэленской мастерской в последующие десятилетия.

Одним из талантливых граверов был Вуквол. Ему принадлежит получивший широкую известность гравированный клык с изображением спасения экипажа затонувшего в Чукотском море "Челюскина".

В Музее В. И. Ленина в Москве хранится гравированный Вукволом клык с сюжетом, посвященным великому вождю. Художник рассказывает, как В. И. Ленин прилетает на Чукотку, встречается с местными жителями - морскими охотниками и оленеводами. Искренность чувств, выразительность строгих гравированных рисунков отличает эту работу.

Вуквол был не только гравером, но и иллюстратором книги чукотских сказок, а также автором росписи портала одного из залов Всесоюзной выставки "Народное творчество", организованной в Москве в 1937 году в Государственной Третьяковской галерее.

Техника гравировки не слишком сложна. Главное - это удивительная четкость и выразительность рисунка, свойственная чукчам и эскимосам, своего рода национальная особенность. На отшлифованную поверхность моржового клыка с помощью специального металлического инструмента, называемого по-русски коготок (за его форму), а по-чукотски вагыльхын, - маленького ножичка на короткой деревянной ручке - наносят углубления, обозначающие силуэт будущего изображения. Этот силуэт протирают черным карандашом. Затем мокрой тряпочкой легко снимают с поверхности гладкой кости след карандаша, оставляя его только в углублениях. Внутреннюю часть рисунка разрабатывают маленькой стамесочкой с миниатюрной нарезкой по краю. Она называется кисточкой. От частоты движений кисточки зависит густота цвета. Выполненные кисточкой углубления протирают цветными карандашами. Кисточка может производить штрихи, зигзаги, полосы.

Мастер-гравер редко пользуется для предварительного рисунка карандашом. Привычные сюжеты из жизни моря и тундры опытные мастера сразу наносят резцом. Более сложные композиции: жизнь поселка, спортивные игры, сюжеты народных сказок - предварительно разрабатываются карандашом. Мастер сначала располагает главные элементы композиции: определяет линию моря, очертания сопок, основные цветовые пятна (яранга, животные, лодка с охотниками). Затем он добавляет дополнительно элементы пейзажа, прорисовывает одежду людей. Гравированная композиция - это рассказ, переданный в рисунках. Кадр за кадром, эпизод за эпизодом располагаются они на горизонтальной поверхности моржового клыка.

Наиболее привычные, отработанные композиции - жизнь моря и тундры. Клык гравируется с двух сторон: на одной стороне - море, на другой - тундра. Лодка с охотниками в море, забой моржей на лежбище, разделка туши на берегу - жизнь моря. Пасущиеся олени на фоне пологих сопок, вдалеке маленькая яранга, нарты, запряженные парой бегущих оленей, - жизнь тундры. Привычность сюжетных мотивов не означает однообразия решений. Есть множество вариантов в композиции, колорите, масштабе рисунков и их характере. Это определяется особенностями индивидуальных устремлений мастеров.

Существует ряд отработанных приемов деления горизонтальной композиции на отдельные кадры. Например, волнистая линия реки, узорно разработанные вертикальные полосы, повторяющиеся однотипные очертания яранги, сопок, кустов, камней, треугольных контуров ледяных торосов (рис. 21, 22). Повторение однотипных изображений - наиболее распространенный прием объединения многих рисунков в одну композицию.

21. Эмкуль В. В море. 1945 г. МНИ
21. Эмкуль В. В море. 1945 г. МНИ

22. Эмкуль В. Медведи и моржи. 1945 г. МНИ
22. Эмкуль В. Медведи и моржи. 1945 г. МНИ

Многофигурная гравированная композиция часто объединяется единым фоном, который разрабатывается в разных случаях по-разному. Это может быть точечная гравировка, зигзагообразные и волнообразные линии (чаще всего при изображении моря). Белый цвет материала органично входит в гравированную композицию, вызывая ассоциации то с морем, закованным льдами, то с бескрайними пространствами покрытой снегом тундры, то с северным небом. Таким образом, материал включается в общий эмоциональный строй произведения.

По-разному трактуется чукотский пейзаж. Каждый мастер видит его по-своему, по-своему выявляет типичные черты природы Чукотского побережья. От характера автора, от его эмоционального состояния зависит и эмоциональный строй задуманного им произведения. Мягкие линии сопок на горизонте помогут придать пейзажу лирический характер; острые линии гор, суровый колорит, построенный на сочетании серо-черных, коричневых тонов создают ощущение беспокойства, своеобразной строгости (цв. ил. 1).

1. Оленеводство. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1972 г. МНИ
1. Оленеводство. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1972 г. МНИ

Многофигурное изобразительное повествование всегда строится в соответствии с формой клыка. На широком конце даются более крупные изображения, на узком - более мелкие. Мастера стремятся найти единые ритмы, которыми пронизана вся композиция. Решения их разнообразны. Есть гравированные композиции, основанные на простых и ясных ритмах, плоскость клыка не загружена рисунками. Такова, например, работа М. Гемауге на традиционный сюжет жизни тундры и моря (рис. 23). Другие мастера любят более активные, сложные композиции, построенные на динамичных ритмах. Такова, например, работа Л. Теютиной "Похищение" (цв. ил. 2).

23. Гемауге М. Два брата и сестра. 1976 г. МНИ
23. Гемауге М. Два брата и сестра. 1976 г. МНИ

2. Теютина Л. Похищение. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ
2. Теютина Л. Похищение. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ

Чукотские и эскимосские граверы с документальной точностью изображают дома поселка, одежду людей, пейзаж (цв. ил. 3). Постоянная близость к природе выработала у них острую наблюдательность, зоркий взгляд, подмечающий все характерное. Рассматривая гравировки современных мастеров, можно заметить: все изображения плоскостны, даны в профиль или в фас, что обусловливает связь с поверхностью моржового клыка. Перспектива, как правило, отсутствует, преобладает своеобразная точка зрения сверху. Настроение героев, их действия передаются через позу, движение. Конкретность в изображениях людей отсутствует. Обычно это типичный образ жителя чукотского побережья - охотника и оленевода, стремительно бросающего гарпун в моржа или вступающего в единоборство с медведем иди бегущего рядом с оленем.

3. Гемауге М. Весна в тундре. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1970 г. МНИ
3. Гемауге М. Весна в тундре. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1970 г. МНИ

Мастера-граверы создали много работ на сюжеты народных чукотских и эскимосских сказок (цв. ил. 4-7). Увлеченность мастеров фольклорными сюжетами связана со спецификой мировоззрения чукчей и эскимосов, находившихся еще в начале XX века на уровне разложения родового строя и сохранявших отголоски древних мистических представлений. Идея перевоплощения зверя в человека и человека в зверя, свидетельствующая об особой близости к животным, была характерной чертой и древней скульптуры, и устного творчества. Те же сюжеты близки мастерам и сейчас, хотя потеряли свой ритуальный смысл. Именно в фольклоре, устных народных преданиях и легендах отражается изобретательность, смелость, выносливость жителей Севера в борьбе с темными силами природы. Народные чукотские и эскимосские сказки, как и сказки других народов, всегда оптимистичны, жизнеутверждающи, заканчиваются победой главных героев. Гравированные композиции - эти повествования в рисунках - позволяют передать сюжет сказки в логической последовательности (рис. 24).

4. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ
4. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ

5. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ
5. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ

6. Гемауге М. Сказка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1974 г. МНИ
6. Гемауге М. Сказка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1974 г. МНИ

7. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ
7. Гемауге М. Две жены моржа. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ

24. Печетегина Т. О доброй чайке. Фрагмент. 1976 г МНИ
24. Печетегина Т. О доброй чайке. Фрагмент. 1976 г МНИ

Сравнение гравировки на фольклорные сюжеты и самих сказок выявляет общность поэтических и художественных законов.

Как в сказке, так и в гравировке время движется в одном направлении, в строгой последовательности развиваются события, каждый эпизод рассказывает о действиях героев. Неотделимость времени от сюжета, однолинейность развития действия, замкнутость во времени, характерная для фольклора, проявляется и в изобразительном творчестве.

Претворяя сказочный сюжет в гравировку, мастер проявляет фантазию при изображении героев, при выборе художественных средств, оставляя неизменной последовательность действий главных персонажей.

Как и в устном творчестве, в гравировке чукчей и эскимосов - их изобразительном фольклоре - реальные, бытовые детали совмещаются с фантастическими (цв. ил. 8).

8. Тынатваль Г. Праздник спуска байдар. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1973 г. МНИ
8. Тынатваль Г. Праздник спуска байдар. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1973 г. МНИ

Первая гравировка на сказочный сюжет (о злом духе Келе) была выполнена мастером Рыпхыргином в 1934 году. С тех пор сказка о злом духе Келе варьировалась в творчестве многих мастеров-граверов. Сюжет ее таков: злой дух Келе увидел трех девочек, он решил их съесть и повесил на дерево вниз головой, а сам ушел за ножом; тем временем пришла лиса, которая освободила девочек и повесила на дерево их одежды; Келе, обнаружив обман, бросился догонять, но его путь перегородила река; по совету девочек он решил выпить воду, чтобы догнать их, и лопнул.

Излюбленными являются также сюжеты: о рождении китенка, который жил у людей, а затем был отпущен в море; о женщине, которая жила на дне морском вместе с обитателями моря; о хитром вороне, перехитрившем богатых оленеводов (цв. ил. 9-14). Многие мастера, и среди них такие известные, как заслуженные художники РСФСР В. Эмкуль, Г. Тынатваль, создавали свои гравюры на сюжет сказки о великане Лолгылыне. Этот дремлющий среди ледяных торосов великан спас тонущую лодку с охотниками, посадил их к себе в гигантскую рукавицу, где они перезимовали и затем весной отпустил в море, указав дорогу домой (рис. 25).

9. Печетегина Т. Сказка о доброй чайке. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1970 г. МНИ
9. Печетегина Т. Сказка о доброй чайке. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1970 г. МНИ

10. Илькей Е. Охотник и медведь. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ
10. Илькей Е. Охотник и медведь. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ

11. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ
11. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ

12. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ
12. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ

13. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ
13. Тынатваль Г. Про китенка. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1971 г. МНИ

14. Янку Е. Хитрый ворон. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ
14. Янку Е. Хитрый ворон. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1969 г. МНИ

25. Эмкуль В. О великане Лолгылыне. 1945 г. МАЭ
25. Эмкуль В. О великане Лолгылыне. 1945 г. МАЭ

Как же происходит творческий процесс переложения сюжета сказки в гравированные рисунки, как рождается этот изобразительный рассказ?

Народные сказки хранятся в памяти народа, передаются из поколения в поколение. В последнее время издаются сборники сказок народов Севера, специально чукотских и эскимосских сказок. Выбрав сюжет сказки, мастер обычно переписывает его в тетрадку, выделяет эпизоды, которые можно с наибольшей выразительностью передать графически. Художник-гравер старается не нарушить основную сюжетную линию и вместе с тем отбрасывает незначительные эпизоды, трудные для воплощения их в рисунке и загромождающие композицию. Такова предварительная работа с текстом сказки.

Затем художник обдумывает главные фигуры композиции, их облик. Каким должен быть многорукий дух Келе, злая жучиха Тыркинеу, женщина-великан или солнце, спустившееся по лучу на землю? В изображении этих сказочных персонажей особенно ярко проявляется фантазия мастеров. Сравнивая гравированные композиции разных авторов на сюжет одной и той же сказки, можно заметить разницу в изображении героев, в характере колорита и рисунка, в его масштабе и даже некоторую разницу в трактовке сюжета. Это типичный пример жизни фольклорного произведения, когда сюжетная линия, оставаясь в основе неизменной, видоизменяется от исполнителя к исполнителю, которые "расцвечивают узорами индивидуального творчества фольклорное произведение"*. Так, например, сказка "Нунакский кит", опубликованная в книге О. Е. Бабошиной "Сказки Чукотки", и сказка "Кит, женщиной рожденный" из сборника "Эскимосские сказки" под редакцией Г. А. Меновщикова нашли разную интерпретацию в работах граверов Г. Тынатваль и Л. Теютиной. Вместе с тем проявление индивидуальности в творчестве мастеров-граверов не выходит за рамки коллективно выработанной традиции (рис. 26).

* (Богатырев П. Г. Вопросы теории народного искусства. М., 1971, с. 374.)

26. Гемауге М. Нечесаная. Фрагмент. 1976 г. МНИ
26. Гемауге М. Нечесаная. Фрагмент. 1976 г. МНИ

В искусстве гравировки по моржовому клыку, сформировавшемся в самостоятельное художественное направление в 20-30-е годы, произошла определенная эволюция.

В 50-60-е годы наблюдалось стремление мастеров-граверов к максимальной информации. Поверхность клыка заполнялась мелкими изображениями, расположенными близко друг к другу; почти не оставалось глади кости, естественный цвет материала не включался: в общий эмоциональный строй гравированной композиции. Часто неоправданной была пестрота колорита, построенного на сочетаниях ярких тонов. Впоследствии мастера стали более творчески использовать то плодотворное; ценное, что было заложено в искусстве гравировки в 20-30-е годы: четкий, выразительный силуэт крупных изображений, узорную разработку фона, искренность и эмоциональность в передаче сюжета; стали вдумчивее относиться к цвету, который весьма способствует передаче содержания. Композиции приобретают ритмичность, причем ритмы, как мы уже говорили, проявляются в повторе однотипных изображений (яранг, сопок, морских волн, лодок с охотниками, лежащих моржей). Ритмы композиции могут быть плавными, спокойными, величавыми или беспокойными, тревожными, динамичными. Таким образом, композиционные приемы также определяют характер изображения.

За многие годы возросло умение мастеров передавать в гравированных рисунках сюжет: многофигурная композиция превратилась в графическое повествование (цв. ил. 15-17).

15. Гемауге М. Два брата и сестра. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ
15. Гемауге М. Два брата и сестра. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ

16. Гемауге М. Два брата и сестра. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ
16. Гемауге М. Два брата и сестра. Клык моржа. Цветная гравировка. 1976 г. МНИ

17. В тундре. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1975 г. МНИ
17. В тундре. Фрагмент. Клык моржа. Цветная гравировка. 1975 г. МНИ

Однако не все гравированные композиции представляют собой рассказы в рисунках. Маленькие клыки, а также мелкие бытовые предметы (игольники, ножи, карандашницы, сигаретницы), разнообразные значки-сувениры украшены гравировкой, не имеющей повествовательного характера. Например, маленький клык работы М. Гемауге покрыт миниатюрными изображениями женщин, собирающих в тундре сладкие коренья, которые обычно заготавливают на зиму. Четкие гравированные рисунки (люди, кустики) ритмично и свободно располагаются на поверхности кости. Задача мастера - найти ритмичное расположение однотипных, но не одинаковых изображений, ритмичное чередование цветных пятен и белых просветов фона (рис. 27).

27. Гемауге М. Весна на Чукотке. 1968 г. МНИ
27. Гемауге М. Весна на Чукотке. 1968 г. МНИ

Кроме горизонтальных композиций, протянувшихся по естественной форме моржового клыка, мастера создают и вертикальные композиции с небольшим количеством фигур. Такого рода гравировка украшает карандашницы, декоративные стаканы. Здесь масштаб гравировки укрупнен, композиции просты: фигура стоящего на фоне сопок охотника с ружьем за плечами; два охотника у туши медведя; чукчанка, танцующая под аккомпанемент бьющего в бубен человека.

Мастера стремятся связывать изображение с формой предмета. Этим и определяется вертикальная ориентация композиции на указанных предметах. Здесь особенно четко прорабатывается силуэт, предельно скупой и выразительный. Внутренние части изображений разрабатываются полосами (камлейка - верхняя хлопчатобумажная одежда, надеваемая поверх меховой), точками (нерпичьи брюки), густо покрываются мелкими штрихами (кухлянка). На стенках низкой сигаретницы из моржового клыка гравированная композиция имеет горизонтальную ориентацию, - это, например, лежащие моржи. Этим же принципом руководствуется мастер, выстраивая композицию на маленьком удлиненном игольнике. Отходы драгоценного сырья - клыка моржа - могут быть использованы для создания брелоков, сувенирных значков. Здесь также мастера проявляют свое умение подчинить изображение избранной форме. И удивительно совершенство рисунка, его четкость, выразительность, несмотря на миниатюрный размер.

Сюжетные мотивы этих миниатюрных гравированных рисунков, естественно вкомпанованных в прямоугольную форму значка, отражают жизнь, быт жителей Чукотского побережья. Это - кормление собаки; птица, поймавшая рыбу; бегущий песец; пастух с оленем; ловля рыбы; нерпы у отдушины; разделка моржа; ловля оленя.

Вообще сюжеты современной чукотско-эскимосской гравировки очень разнообразны. Кроме излюбленных сцен охоты, это национальные спортивные игры, состязания в гонках на оленях, народные танцы, строительство нового Уэлена, разгрузка парохода, доставившего сюда, на край земли, все необходимое для жизни в суровых условиях Арктики.

С 40-х годов искусством гравировки на Чукотке начинают заниматься в основном женщины, хотя в технике резьбы по клыку моржа работают мужчины. Женщины ярко проявили себя в гравировке.

Большой творческий путь прошла Вера Эмкуль, ныне заслуженный художник РСФСР, лауреат Государственной премии им. И. Е. Репина. Сюжеты ее работ: нападение волков на оленье стадо, морская охота, нападение хищных касаток на кита и др. (рис. 28, 29). Рисунок В. Эмкуль особенно выразителен.

28. Эмкуль В. Олени и волки. Фрагмент. 1956 г. МНИ
28. Эмкуль В. Олени и волки. Фрагмент. 1956 г. МНИ

29. Эмкуль В. Нападение волков на оленье стадо. Фрагмент. 1957 г. МНИ
29. Эмкуль В. Нападение волков на оленье стадо. Фрагмент. 1957 г. МНИ

Дочь В. Эмкуль - Лидия Теютина - также талантливый мастер гравировки. Она любит крупный рисунок, четко делит композицию на части, изображения людей и животных имеют у нее ясно читаемый силуэт (рис. 30). Работы Л. Теютиной "Похищение" (о том, как кит похитил женщину из чукотского поселка и она жила с ним на дне моря) и "Жена Солнца" (о том, как Солнце в облике юноши спустилось по лучу на землю, выбрало себе в жены чукотскую девушку) свидетельствуют о богатой фантазии мастера.

30. Теютина Л. Охота на кита. 1970 г. МНИ
30. Теютина Л. Охота на кита. 1970 г. МНИ

Рисунок Галины Иргутегиной строгий по силуэту, крупный, ее композиции немногословны, суровы по колориту. Она любит оформлять карандашницы, сигаретницы, где композиция строится из двух-трех фигур.

Особой монументальностью отличаются работы Василия Емрыкаина, единственного в настоящее время мужчины-гравера. Его композициям свойственны строгие ритмы, преобладание черно-серого колорита, лаконичность крупного рисунка. Этот мастер любит изображать старинные народные праздники, например праздник кита, а также сцены охоты, сюжеты народных сказок (рис. 31-34).

31. Емрыкаин В. О касатках. 1976 г. МНИ
31. Емрыкаин В. О касатках. 1976 г. МНИ

32. Емрыкаин В. Праздник кита 1975 г. МНИ
32. Емрыкаин В. Праздник кита 1975 г. МНИ

33. Емрыкаин В. Охота на моржей. 1976 г. МНИ
33. Емрыкаин В. Охота на моржей. 1976 г. МНИ

34. Емрыкаин В. Охота на уток. 1976 г. МНИ
34. Емрыкаин В. Охота на уток. 1976 г. МНИ

Для работ Май Гемауге характерен изящный миниатюрный рисунок, отчего они смотрятся как узорные. Контрастное сочетание розовых, красных, оливковых, бурых тонов с черным контуром сообщает им декоративность.

Гравировкам Галины Тынатваль, дочери известного резчика Вуквутагина, одного из основателей уэленской мастерской, свойствен лирический характер, спокойный колорит мягких тонов (рис. 35).

35. Тынатваль Г. Похищение девушки. 1975 г. Частная коллекция
35. Тынатваль Г. Похищение девушки. 1975 г. Частная коллекция

Елена Янку любит сдержанные, серо-коричневые, холодно-синие тона. Таков колорит и в ее работе на сюжет сказки "Птичий остров" - об острове, затерянном среди льдин в океане, и в композиции, изображающей забой моржей на лежбище. Интересно здесь разработан фон - побережье, усыпанное камнями. Это объединяет всю многофигурную композицию. Творчество Е. Янку было высоко оценено известным американским художником и общественным деятелем, борцом за мир - Рокуэллом Кентом. Он назвал подаренный ему гравированный клык работы Е. Янку бесценным сокровищем.

Бесценным сокровищем можем мы назвать и все современное искусство гравировки по моржовому клыку, искусство глубоко своеобразное, молодое и древнее.

На рисунках 36 и 37 доказано несколько гравированных композиций, с копирования которых целесообразно начинать работу над созданием собственных композиций в технике гравировки на клыке моржа. Небольшое количество фигур, несложный сюжет, ясные простые ритмы, наглядная связь изображений с формой вещи - все эти свойства делают данные работы наиболее доступными для понимания художественных особенностей чукотско-эскимосской гравировки и освоения их школьниками.

36. Печетегина Т. Нож-закладка. 1968 г. МНИ
36. Печетегина Т. Нож-закладка. 1968 г. МНИ

37. Печетегина Т. Нож-закладка. 1968 г. МНИ
37. Печетегина Т. Нож-закладка. 1968 г. МНИ

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'