Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Северная Африка и Сахара

Сахарский Атлас

Основная масса наскальных изображений Северной Африки расположена в районе Сахарского Атласа, главным образом на узкой линии, по которой тянется цепь высыхающих оазисов. Эта линия проходит с юго-запада от оазиса Тагит на северо-восток до Афлу. На северо-западе этой области каменистая понижающаяся хаммада, на юго-востоке - песчаный эрг. Ни в той, ни в другой части наскальные изображения не обнаружены. Их основная область, водораздел, - горный район. Наиболее насыщен памятниками район оазиса Тагит, представляющий собственно группу небольших оазисов (Фунганья, Тагит, Бареби, Багди, Татханья и Эль-Уэди). Южнее оазиса Татханья находится большое скопление каменных блоков с глубоко врезанными рисунками, нанесенными на отшлифованную плоскость. Они представляют собой как отдельные фигуры животных, так и композиционно связанные группы. Иногда изображения нанесены одно поверх другого, в некоторых случаях петроглифы были, по-видимому, окрашены. Характерны ряды животных (буйволов, антилоп, слонов, страусов), как бы идущих гуськом друг за другом. Глубоко врезанный контур точно передает их анатомические особенности. Стилистически выпадают из этой группы фигуры хищников (лев, гепард?) (ил. 32).

В непосредственной близости от Тагита находится скала с изображением древнего буйвола. Поверх него имеются нанесения позднего периода - письменные и символические знаки. По стилю его следует отнести к позднему периоду, когда оно было выполнено, очевидно, как копия с древнего изображения (ил. 33).

В оазисах Багди и Бареби имеются петроглифы всех периодов, от древнейшего до современного (письменность).

Примерно в ста двадцати километрах к северу, около Бени-Унифа, между оазисами Зенага и Тагла, находится другая большая группа петроглифов. Здесь, среди небольших холмов, сохранились многочисленные каменные блоки, покрытые рисунками. Это одно из тех мест, где найдено изображение барана с орнаментированным ошейником и головой, украшенной сфероидом, и другие, сочетающие изображение животного с различными символическими знаками. Некоторые из остро оконтуренных фигур крупных рогатых животных имеют характерные поперечные штрихи на корпусе.

Следующая группа наскальных изображений находится к западу от Джениен-Бу-Резга, на северной стороне долины Шрота. Среди сохранившихся здесь петроглифов особенно интересна фигура льва. Тело животного изображено в профиль, видны все четыре лапы с огромными когтями; голова повернута в фас, причем трактовка ее необычна: это овал, разделенный посредине двумя параллельными линиями, к которым примыкают два небольших полуовала и треугольника, отмечающие положение глаз и ушей в верхней части головы. Такую трактовку головы можно найти только в африканской зооантропоморфной скульптуре (ср., например, маски народности огони).

Большое число памятников обнаружено в центре треугольника Иш - Джениен-Бу-Резг - Могар-Фукани. Это также гористая местность с вершинами более двух тысяч метров, резко понижающаяся к югу и переходящая в долину Дермел. В районе Тиссерфин и долине Дермел огромные валуны снизу доверху испещрены всевозможными знаками и изображениями. Петроглифы небольшого размера грубо выбиты, разбросаны беспорядочно по всей поверхности камня, часто перекрывая друг друга. Неожиданна по стилю фигура антилопы, врезанная ровным глубоким контуром. С ней можно сравнить только фигуры обнаженного человека и барана со сфероидом, выполненные в той же технике рядом друг с другом, но без видимой композиционной связи.

К северо-востоку от Могар-Фукани наскальные изображения находятся на одной линии протяженностью около трехсот километров: Могар-Тахтани, Айн, Асла, Шеллала-Дахрания, Ксар-Гулеб, Джебель-Бес-Себа, Айн-Саег, Эль-Корема, Уэд-Шериа, Уэд-Бу-Алусан, Ксар-Амар, Бу-Алем, Энфус, Айн-Сафсаф. Эти пункты расположены с юго-запада на северо-восток между Могар-Тахтани и Афлу. За небольшим исключением, все они содержат петроглифы, выполненные в различной технике. Сюжетом крупномасштабных, глубоко врезанных рисунков являются в основном различные крупные животные, либо полностью вымершие (древний буйвол), либо давно не обитающие в данных широтах (слон, жираф, носорог и т. д.). Изображение человека встречается довольно редко: среди изолированных фигур наиболее интересна фигура обнаженного мужчины с каменным топором из Ксар-Амара, на которую обратили внимание многие исследователи, в том числе Фламан и Обермайер. Отметим строго параллельное положение ног и согнутых в локтях рук, а также технику глубокого вреза, считающуюся характерной для древнейшего периода. Среди редких композиций, в которых присутствует человек, следует остановиться на сцене охоты из Тиута. Обермайер считает, что линия, связывающая фигуру мужчины, стреляющего из лука, и женщины, стоящей неподалеку от него с поднятыми вверх руками, символизирует супружескую связь (Фробениус трактует этот рисунок как жанровую сцену: "Мужчина с собакой охотится на страуса, женщина, стоящая в стороне со своей маленькой коровой, зовет его домой" (157, 50)). По стилю эти фигуры примыкают к изображению обнаженного мужчины с каменным топором из Ксар-Амара (ил. 34, рис. 1).

Остается нерасшифрованным фантастическое изображение из Джебель-Бес-Себы - сдвоенное (Ср. аналогичную "развертку" рисунка - билатеральное сечение (например, в искусстве североамериканских индейцев)) зооантропоморфное существо, обвитое змеевидным кольцом. Рисунок выполнен с большой тщательностью; линия вреза глубока и отшлифована, плоскость внутри контура отполирована. Петроглиф покрыт темной патиной цвета скалы. Рядом схематическая нитевидная человеческая фигурка в позе "лягушки" и баран с ошейником и сфероидом. Такая же схематическая человеческая фигура имеется в Могар-Тахтани.

В горах Сахарского Атласа найдено несколько мест с изображениями древнего буйвола. Поскольку древний буйвол считается почти таким же бесспорным хронологическим ориентиром, как лошадь и верблюд, на нем следует остановиться особо. Как мы видели выше, стилистический анализ показывает, что не все изображения древнего буйвола выполнены в том "натуралистическом" стиле, который, согласно Фламану, Обермайеру и другим, датируется самым ранним периодом. В этом стиле выполнены лишь некоторые из скопированных Фробениусом изображений: сцена дерущихся буйволов из Энфуса и выразительная одиночная фигура из Айн-Сафсафа. Очень близки к ним по стилю, но значительно уступают по исполнению два изображения из Ксар-Амара, и уже совсем в ином плане выполнены петроглифические изображения из Эль-Коремы. В этих последних прежде всего обращают на себя внимание сдвоенные передние и задние конечности, заканчивающиеся острым углом. Такая трактовка ног животных встречается очень часто, и не только в этом районе, но повсюду в Сахаре. Столь специфическая и широко распространенная форма, возведенная в степень жесткого канона (имеются тысячи таких изображений), вряд ли могла сосуществовать одновременно с сугубо натуралистической трактовкой. Об этом свидетельствуют высокая гомогенность первобытного искусства и чрезвычайно медленное развитие стиля на ранних этапах (рис. 2).

Рис. 2. Древний буйвол. Петроглиф. Гуиретбен Салул, Сахарский Атлас, Алжир
Рис. 2. Древний буйвол. Петроглиф. Гуиретбен Салул, Сахарский Атлас, Алжир

Сложные композиции в атласском наскальном искусстве отсутствуют. Здесь не встречается ничего похожего на многофигурные панно Южной Африки или развернутые сцены с повествовательным сюжетом из Тассилин-Аджера. (Впрочем, как в Южной Африке, так и в Тассили мы имеем дело с живописными изображениями.)

Подавляющее большинство ранних петроглифов - изолированные, не связанные друг с другом фигуры. Лишь изредка можно встретить двухфигурную композицию (как правило, человек и животное или два животных), еще реже встречаются трех- и четырехфигурные композиции. Немногочисленные живописные изображения, которые встречаются на севере Алжира, по своему характеру мало отличаются от петроглифов: им свойственна та же лаконичность, стремление к обобщенным формам, плоскостность и статичность. Изображения монохромны, каждая фигура написана одним цветом (красной или коричневой охрой), без попытки передать объем или перспективу. Лишь в исключительных случаях можно найти намек на использование собственно цвета. Например, антилопа из Бу-Алема выполнена темно-лиловой охрой, а ее детеныш - красно-коричневой.

Несмотря на то, что Сахарский Атлас является естественным рубежом, отделяющим прибрежную полосу от пустыни, находящиеся здесь петроглифы не представляют собой изолированной группы ни стилистически, ни в географическом отношении. На севере их отдельные очаги встречаются на линии Оран - Константина и далее на юго-восток, от Гельмы к Гадамесу (алжиро-тунисская граница). На территории Туниса живопись и петроглифы находятся в районах Грумбалиа, Келибиа (270), Блиджи (263), Бу-Слам, Хамада-ес-Сарассиф (269).

Западная Сахара

На юго-западе через Бени-Аббес, Агилеф, Мшерру, Шенашан, Окиле, Аодеррах-ман, Мдену атласские петроглифы связаны с обширным районом Западной Сахары (территория Мавритании, Южного Марокко и бывшей Испанской Сахары (229). Здесь имеется более ста мест с наскальными изображениями. Большая часть их сосредоточена в Таганте, Мавританском Адраре и Аукере. На востоке они доходят до Томбукту (Тондиа, Тиунмалоллен, Теле), их южная граница совпадает с границей между Мавританией и Мали. Несмотря на обширную территорию и огромное количество изображений, достигающих в некоторых местах чрезвычайной плотности, живопись и петроглифы этого района весьма однородны как по представленным здесь сюжетам, так и по периодам. Среди них отсутствуют изображения вымерших пород животных. Здесь также не встречаются крупномасштабные, глубоко врезанные изображения представителей "большой эфиопской фауны". Лишь изредка можно встретить фигуры слонов. Как правило, они сильно тяготеют к схематизму. Сравнение ряда аналогичных сюжетов показывает, что рисунки выполнены механически и копируют некий устоявшийся штамп. Наиболее часты изображения быков и сцен охоты. Многочисленные фигуры верблюдов, мехаристов, сцены охоты на страусов и т. д., а также доисламские надписи на тифинаг относятся к ливийско-берберскому периоду (рис. 3, ил. 35).

Рис. 3. Страусы, человеческие фигуры и другие схематические изображения. Петроглифы. Мархума, северо-западная Сахара,  Алжир
Рис. 3. Страусы, человеческие фигуры и другие схематические изображения. Петроглифы. Мархума, северо-западная Сахара, Алжир

В слое, относящемся ко времени ислама, черты схематизма усиливаются, круг тем сужается. Основными объектами изображения становятся человек и верблюд. Их фигуры сводятся к нескольким прямым линиям, связь с натурой полностью утрачивается - ее заменяет сухой, легко выполняемый штамп. Считается, что живопись, обнаруженная в Таганте и других местах, относится ко всем периодам, однако имеется только два изображения, ассоциирующихся с древнейшим слоем, - слон из Тауджафета (256, 71) и крокодил из Агнетир-Дальмы (229, 49). Наиболее многочисленны живописные изображения позднего ливийско-берберского периода (190; 257; 222; 74-76; 262, 104). Они разбросаны по всей территории Западной Сахары от Адрара до Аукера и представлены рисунками лошадей, антилоп, страусов, жирафов, быков, верблюдов и множеством однотипных изображений охотников или пастухов, вооруженных круглым щитом, дротиками и луком. Живопись позднейшего и современного периодов - схематические и геометрические рисунки - была найдена в Таганте (97, 246), а так же в Адраре (177, 124) и вблизи верхней излучины Нигера (235, 147).

В целом западносахарский комплекс важен как материал, дающий возможность сопоставления различных аксессуаров, сопровождающих изображение человека (оружие, одежда, украшения и т. п.),с изображениями тех же предметов в других районах, а также для установления и проверки методов классификации, основанных на эволюции фауны, изменении техники и стиля рисунка. Выдающихся памятников искусства до настоящего времени в этом районе не обнаружено. Материалы, собранные здесь в 1947 году (232, 227), подтвердили соображения,

высказанные Т. Моно в 1938 году: "Вооруженный знанием материала Западной Сахары, я очень боюсь, что увеличение числа копий не несет в себе никаких открытий, ничего сенсационного, а является лишь новым материалом. Надо признаться в большой монотонности ансамбля: всегда те же быки с шейной подвеской "доверблюжьего" периода, те же круглые щиты, охота на страуса и ливийско-берберские верблюды. Нужно продолжать поиски и изучение уже открытого материала, каким бы посредственным он ни был. Но я очень сомневаюсь, что когда-нибудь на западе Сахары удастся найти что-либо похожее на прекрасные древние петроглифы Феццана или Аджера" (229, 92).

К юго-востоку от Тагита через Бени-Аббес, Гурару и оазисы Тидикельт сахароатласский комплекс связан с двумя другими важными центрами в Сахаре - районами Ахенет и Хоггар. От западносахарских петроглифов их отделяет обширная и абсолютно пустынная равнина Танезруфта и эрга Шеш - области, где до сих пор не было обнаружено ни живописи, ни петроглифов. На восток же от них тянется цепь наскальных ансамблей, включая комплексы Тассилин-Аджера и Феццана.

Ахенет

Первые открытия в районе Ахенет связаны с именем Дюверье (133). Готье, посетивший этот район в 1903 гдду, писал: "Ахенет украшен петроглифами с невероятной щедростью. Огромные скалы, черные от времени, разрисованы сверху донизу" (160, 16). В начале нашего века петроглифами Ахенета занимались Вуано, Фламан, Бенхазера, Брейль и другие. Итог многолетним исследованиям был подведен в работе Т. Моно (230), в которой собран богатейший фактический материал, добытый во время экспедиций, проведенных им в этом районе. По своему характеру, стилю, технике и сюжетам петроглифы Ахенета имеют много общего с западносахарскими. Здесь также мало изображений крупных диких животных и отсутствуют вымершие виды. Большая часть рисунков относится к ливийско-берберскому периоду. Моно делит все петроглифы на две группы. К первой он относит изображения человека, вооруженного луком и палицей. Моно считает, что эти рисунки могут быть датированы неолитом и что они "представляют собой произведения небелых народов". Следующий слой, в котором фигурируют люди, вооруженные дротиками и круглым щитом, он считает исключительно ливийско-берберским. Это утверждение Моно основывает на высказываниях авторов, свидетельствующих о том, что лук и палица не являются оружием современного населения - берберов Ахенета. Он также указывает на глубокую и темную патину петроглифов первой группы. Из животных к этой группе относятся быки, антилопы, слоны, носороги, жирафы. Техника в типичных случаях характеризуется широким и глубоким шлифованным контуром. Изображения второй группы - эпохи верблюда, - по мнению Моно, "более или менее точно принадлежат ливийско-берберским авторам". В этой группе нет представителей эфиопской фауны. Особенно часты фигуры верблюда и лошади. Всадники иногда имеют на голове "ливийский чуб". Они вооружены круглым щитом, тремя дротиками, возможно с металлическими наконечниками, и мечом, который висит на руке, держащей щит. В этой группе часто встречаются надписи (на тифинаг), отсутствующие в первой группе. Как и в Мавритании, петроглифы последнего периода идут по линии усиливающейся схематизации и сужения круга изображаемых предметов. Вслед за быками, исчезающими в самом начале этой новой эпохи, лошадь постепенно уступает место верблюду. Рисунки этого последнего периода аналогичны рассмотренным нами выше поздним мавританским и сахароатласским петроглифам. Что касается надписей и граффити, то Моно замечает, что они продолжают появляться еще теперь ("туареги или наши мехаристы рисуют их еще сегодня сажей, гудроном, красной глиной и даже" синькой"; 229, 74) (рис. 4, ил. 36).

Рис. 4. Бык. Петроглиф. Эдикель, Ахенет, Алжир
Рис. 4. Бык. Петроглиф. Эдикель, Ахенет, Алжир

В Ахенет Моно отметил лишь один пункт с живописью (из общего числа двадцать шесть пунктов) - Мехеджибат, где на потолке неглубокого грота им были обнаружены фрагменты изображений, выполненные розовой охрой. Два других упоминаются в работе Брейля (Такумбарет, Таунт-арак; 104, 95). В обоих случаях речь идет о битреугольных (Изображение человеческой фигуры в виде буквы "X" или двух треугольников) человеческих фигурах и изображениях быков.

Хоггар

В 30-х годах внимание исследователей привлек горный массив Хоггар. Здесь, на большой высоте, превышающей две тысячи метров, были обнаружены живописные фрагменты, в частности большое панно, изображающее стадо быков, лучников и фигуры танцовщиц. Это открытие было сделано в 1935 году Шаслу-Лоба и Кошем в небольшом углублении под нависающими скалами в верховье уэда Мертутек (Тефедест; 111). Позднее на высоте около 1500 м были обнаружены петроглифы и новые фрагменты живописи, принадлежащей к тому же стилю, что и предыдущие (207, 24-29). В 1940 году А. Лот открыл в районе Тит, юго-западнее уэда Мертутек, полихромные изображения быков и битре - угольные фигуры людей. Аналогичные изображения позднее были скопированы им же в Такешеруете (216). Следует также назвать районы Агенар, Ин-Даладж и Хирафок, где найдены изображения боевых колесниц, относящиеся к тому же периоду, что и битреугольные человеческие фигуры. За исключением этих последних, стиль хоггарской живописи весьма своеобразен. Прежде всего, он поражает глубоким различием, существующим между подходом к воспроизведению человека и животного. На фотографиях, сделанных Лелюбром в Тимедуине (Тефедест), можно видеть фрагменты большой фрески с отдельными фигурами быков, застывших в неестественных позах, стоящих на прямых, несгибающихся ногах. Их шкуры либо покрыты причудливым геометрическим узором, либо разделены резкими прямыми линиями на два-три сектора, окрашенных в контрастные цвета. Статичность этих жестких, угловатых фигур странно контрастирует с изображениями легких, гибких танцовщиц. Их обнаженные тела, написанные светло-коричневой охрой, движутся в четком и плавном ритме. Ощущение ритмического движения достигается благодаря тому, что все фигуры одного масштаба написаны одним и тем же цветом и все даны примерно в одной и той же позе: одна согнутая рука вынесена вперед, другая, также согнутая в локте, отнесена назад. Туловище слегка наклонено и образует прямой угол с правой ногой, согнутой в колене и приподнятой. На первый взгляд кажется, что все фигуры в точности повторяют эту позу. На самом деле здесь нельзя найти двух одинаковых положений. Именно эти более или менее заметные нюансы в положении рук, шеи, таза, бедер, головы и создают эффект ритмического движения (рис. 5, ил. 37).

Рис. 5. Быки. Живопись. Хоггар, Алжир
Рис. 5. Быки. Живопись. Хоггар, Алжир

Ранние фазы развития наскального искусства в Хоггаре не представлены. Отсутствие ряда звеньев не дает возможности проследить последовательные этапы развития живописи Хоггара, которая представляет собой одно из ответвлений соседнего тассилийского комплекса.

Тассилин-Аджер

Первые наскальные изображения в Тассилин-Аджере были замечены в конце прошлого века. С тех пор открытия в этом районе следуют одно за другим. Вот некоторые из них: в 1909 году капитаном Кортье в уэде Асуф-Меллен были обнаружены неглубокие гроты, украшенные живописными изображениями животных, ныне не существующих в этих широтах. Описание этой стоянки было опубликовано в 1914 году (119). В 1915 году в районе Ин-Эццан на юго-западе Тассили другой француз, лейтенант Гардель, сделал новое открытие: среди изображений в маленьком гроте он обнаружил плохо сохранившиеся рисунки, которые, судя по стилю и наслоениям, относились ко многим эпохам: антилопы, быки, сопровождаемые людьми в одежде, перетянутой в талии, изображения ливийско-Зерберские и арабские. Все они были скопированы только в 1925 году Лаводеном, чья экспедиция пересекала Сахару, направляясь из Туниса в Чад. Эти материалы были исследованы Дюраном, Лаводеном и Брейлем (101). В 1927-1928 годах Килиан обнаружил новые местонахождения живописи, сделанной охрой на скале в Ин-Аме и в Тин-Экаме, среди них - фигуры обнаженных людей, вооруженных луком, охотящихся на жирафу. В 1932 году капитан Дюпре в районе Тамаджерт заметил среди прочих изображения военных колесниц, запряженных лошадьми, и битреугольные человеческие фигуры. В том же году в Тасемджуте Ланней открыл новое убежище с живописью. И те и другие были в 1935 году скопированы Бренаном, чье имя связано с большими открытиями, сделанными в Тассилин-Аджере с 1932 по 1940 год, в частности с открытием большого ансамбля в уэде Джерат (1933). Копии, сделанные Бренаном, привлекли к этому месту внимание крупнейших специалистов. Находки были обследованы на месте группой ученых (в их числе - директор Доисторического музея Алжира Рейгасс, знаменитый исследователь Сахары профессор Готье, этнограф Лот и другие), результаты этих исследований были опубликованы в 1934 году (161). Среди других исследователей, сделавших новые открытия, следует упомянуть швейцарского этнографа И. Чуди, профессора Р. Капо-Рея, А. Лота и Ж.-Д. Лажу (ил. 38-40, рис. 6).

Рис. 6. Охотник с луком, подкрадывающийся к животным. Живопись. Тассилин-Аджер, Алжир
Рис. 6. Охотник с луком, подкрадывающийся к животным. Живопись. Тассилин-Аджер, Алжир

Восточнее Тассили, в Феццане, на территории эрга Мурзук, находится один из самых значительных центров наскального искусства Сахары. Сохранившиеся здесь комплексы древних петроглифов сосредоточены в пунктах Эль-Ауpep, Матенду, Ин-Галгуиен, Ин-Абетер, Тель-Иссаген и др.

Дата открытия первых памятников наскального искусства в Феццане - 6 июля 1850 года. В этот день знаменитый немецкий путешественник Г. Барт, пересекавший эрг Мурзук в районе Тель-Иссагена, заметил высеченные на скалах контурные изображения животных (см. Приложение 3, с. 230-232). В 1914 году К. Цоли сообщил о группе петроглифов в пункте Макнуса, расположенном в нескольких десятках километров севернее Тель-Иссагена (ил. 41).

В 1932 году в Феццане работала экспедиция Лео Фробениуса. Сотни сделанных этой экспедицией копий и фотографий петроглифов и живописи были опубликованы в 1937 году (155). В последующие годы в Феццане и других районах Ливии работали специальные экспедиции: Итальянского географического общества (1939), Ливийского музея естественной истории (1938), а также экспедиция П. Грациози (1939). В тот же довоенный период, в 1933 году, Л. Капориаччо была открыта живопись в районе Эль-Уэнат (пункт Аин-Доуа). Этот район был обследован в 1934-1935 годах Фробениусом и в 1937-1938 годах - Винклером, чьи экспедиции обнаружили здесь новую группу живописи и петроглифов в пункте Каркур-Талах (ил. 42).

После второй мировой войны стали поступать сообщения о новых открытиях в Феццане и других районах Ливийской пустыни и Триполитании (экспедиции Парадизи, Пофиле, Капо-Рея, Лечи и др.). Одно из крупных открытий в Феццане было сделано Фабрицио Мори в 1955-1959 годах. В районе Акакуса (пункты Уан-Амил, Тагцельт и др.) он обнаружил замечательные полихромные росписи, не уступающие лучшим фрескам Тассили.

Зимой 1962 года новая экспедиция П. Грациози провела большую работу в Феццане и прилегающих районах. Изготовленные во время этой экспедиции превосходные цветные и черно-белые фотокопии воспроизведены в книге Грациози "Наскальное искусство Ливии" (166) (ил. 43, рис. 7).

Рис. 7. Голова жирафы (фрагмент). Петроглиф. Матенду, Феццан, Ливия
Рис. 7. Голова жирафы (фрагмент). Петроглиф. Матенду, Феццан, Ливия

Карта наскальных изображений показывает распространение их далее к юго-востоку от основных пунктов Центральной Сахары - Тассилин-Аджера и Феццана - через Тенере, Джадо и Кауар к Тибести, Борку и Эннеди. На западе к этому району примыкают скалистые отроги Аира - Адрар-Бу, Гребун и массив Токолокусет. Многочисленные петроглифы и живопись этого района обнаруживают заметное стилистическое единство, особенно проявляющееся в ранние периоды: 1) натуралистическая группа с представителями большой эфиопской фауны, 2) неолитическая группа скотоводческого периода. По времени эти группы совпадают с последним (неолитическим) влажным эпизодом Сахары, начало которого относится к VII-VI тысячелетиям до н. э. Вместе с живописью внутреннего Тассили и петроглифами Феццана этот район позволяет детально восстановить все последовательные этапы эволюции наскального искусства Сахары, в то время как рассмотренные выше центры западной и северной части пустыни дают материал, относящийся лишь к отдельным периодам. Надо заметить, однако, что искусство названных районов обладает некоторыми специфическими чертами. Так, например, петроглифы сосредоточены главным образом в Джадо, Западном Тибести, Борку и Аире, живопись - в Эннеди и Восточном Тибести. В 30-х годах районы Джадо, Тибести и Борку исследовались Даллони и Д'Аннеле. Они скопировали натуралистические петроглифы и живопись скотоводческого периода. Большинство же открытий было сделано в послевоенные годы.

Эннеди

Первые специальные экспедиции посетили Эннеди также в 30-е годы. В работе Пассемара и Ст. Флори приводится список врезанных и главным образом живописных изображений, найденных в Аршеи, Атибе, Бечике, Богаро, Фада и других местах. Среди них многочисленные изображения оседланных лошадей и верблюдов в так называемом стиле "летящего" или микенского галопа, быки, антилопы, хищники и человеческие фигуры, написанные охрами и белилами (ил. 53 54, рис. 8).

Рис. 8. Всадники. Живопись. Эннеди, Чад
Рис. 8. Всадники. Живопись. Эннеди, Чад

В 1939 году Д'Аннеле сообщил о новых обнаруженных им местонахождениях живописи и петроглифов в Эннеди. В Бескере, Гуеттаре и Туку он скопировал фигуры жирафов, коз, быков, лошадей, сцены танца, борьбы и отдельные полихромные человеческие фигуры. Среди архаических живописных изображений Эннеди выделяются три жирафа из Джоки. Их фигуры пропорциональны, пятна на шкуре переданы равномерно наложенными мазками фиолетовой охры, имитирующими технику выбивания древних петроглифов. К еще более раннему слою принадлежат несколько живописных изображений слонов и носорогов. Петроглифы первого и второго периодов чрезвычайно редки. Юар сообщает лишь о четырех изображениях слонов в Кика (175, 141) (ил. 52).

Борку

Иная картина наблюдается в Борку, расположенном немногим более двухсот километров к западу от Эннеди. Основную массу изображений здесь составляют петроглифы. Живопись до сих пор известна только в пяти пунктах (Альфадиди, Казер, Кони-Ярда, Тигуи, Юду) и представлена разрозненными изображениями быков, страусов, лучников, упоминания о которых имеются в работах Даллони (120, vol. 2, pl. IX, VIII), Юара (176). Петроглифы, напротив, довольно многочисленны, сохраняют единые стилевые признаки и принадлежат к группе натуралистических изображений ("скотоводческий период"). Для этой группы характерны слон с ушами в виде крыльев бабочки, антилопы, жирафы, страусы. Особенно многочисленны быки, шкура которых украшена геометрическим орнаментом. Им часто сопутствуют изображения диска или спирали. Древнейшие петроглифы Борку находятся в Бамбеше (небольшое панно с фигурами трёх слонов и трех жирафов), Бени-Эрде (жирафы), Казере (слоны), Оннуре (слоны), Тигуи (слоны), Тонгуре (слоны, жирафы) (ил. 51, рис. 9).

Рис. 9. Слоны. Петроглиф. Казер, Борку, Чад
Рис. 9. Слоны. Петроглиф. Казер, Борку, Чад

В 1960-1961 годах в Борку обнаружены новые петроглифы в районах Дао-Мунто (древние стилизованные изображения страусов, быков со сфероидами и др.), Мани (быки и газели, перекрытые изображениями лошадей), Ноди (геометрические знаки и схематические изображения), Урти (сильно патинированные врезанные изображения жирафов и схематический рисунок слона), Иорго (оседланные лошади, верблюды). В 1961 году экспедиция Берлие открыла в Борку еще несколько групп петроглифов (226, 124-128). В заключение подчеркнем характерную особенность этого района, а именно отсутствие изображений "охотничьего" периода, а также группы, относящейся к переходной эпохе скотоводов-охотников, то есть в Борку отсутствуют памятники древнейшего периода.

Тибести

Горный массив Тибести, расположенный на территории Республики Чад вблизи ливийской границы, является одним из крупнейших центров первобытной культуры Сахары. Проведенные здесь археологические исследования дали материалы, относящиеся ко многим эпохам. В их датировке еще не достигнуто единого мнения. Однако некоторые специалисты, в том числе Аркел, предполагают, что этот район в эпоху неолита был, по-видимому, мощным культурным центром, откуда распространялись влияния к западу (Тенере) и востоку (Нильская долина; 76, 34). Поскольку вероятность совмещения таких центров с важнейшими очагами древнейших периодов наскального искусства считается общепринятой, имеется достаточно оснований полагать, что основной центр находится северо-западнее (примерно в шестистах километрах от Тибести), а именно в западном районе Феццана и в Тассилин-Аджере. Тибести же, в особенности его северо-западный рог (район Гоноа), может рассматриваться как одно из его ответвлений, имевшее место в ранненеолитический период (ил. 50).

Постепенное расширение хронологических рамок по мере продвижения на северо-запад по диагонали Эннеди - Феццан - Тассили заметно уже в переходе от поздней скотоводческой живописи Эннеди к петроглифам среднего периода Борку. Представители крупной эфиопской фауны в Эннеди имеются лишь в одном пункте (Кика); в Борку мы отметили шесть таких пунктов; в Тибести их уже шестнадцать (Araga, Bardai, Doze, Egnei, Ehi Atroum, Ehi Soo, Gira Gira, Gonoa, Leiss, Moura Ide, Odoroua, Ossouni, Omou, Oudinqeuer, Tiebora, Ziremi). Ни в Борку, ни в Эннеди мы не встречали изображений носорога и гиппопотама, которые раньше других покинули обезвоженные районы Сахары. В Тибести, в частности в Гоноа, имеются изображения этих животных, а также большое количество слонов, жирафов, крупных хищников, антилоп, страусов и одна фигура крокодила (Дозе) (ил. 49).

Рис. 10. 'Танец'. Петроглиф. Бардаи, Тибести, Чад
Рис. 10. 'Танец'. Петроглиф. Бардаи, Тибести, Чад

Живопись находится главным образом в южных и восточных районах Тибести. Она представлена следующими сюжетами: быки (монохромные и полихромные изображения), жирафы, газели, муфлоны, антилопы, слоны, верблюды, козы, собаки; отдельные и групповые человеческие изображения различных стилей. Особенно часты сцены танца (Арасса, Козен-Мичидин, Моссен и др.), охоты (интересна сцена охоты на муфлона из Дохоске: охотник верхом на лошади с собакой преследует убегающего муфлона); часты фигуры лучников, прически которых весьма разнообразны и обнаруживают иногда сходство, с одной стороны, с изображениями Тассилин-Аджера, с другой - с живописью Джебель-Уэната. В Фарцанаме имеются человеческие фигуры битреугольного стиля. В Геленге - женские фигуры с ярко выраженной стеатопигией, особенно типичные для южноафриканской живописи. Интересно отметить появление нового для Северной и Центральной Сахары сюжета - схематические изображения деревьев (Лорье, Гаорле-Уания) (Схематические изображения растительных форм чаще всего встречаются в Восточной Африке (Танзания), реже - в Южной Африке). Список пунктов с живописью, составленный Лотом, включает тридцать три названия (104, 99-100). Кроме того, известно девятнадцать пунктов местонахождения петроглифов, и среди них упоминавшийся уже крупнейший центр Тибести - Гоноа. Кроме перечисленных выше древних изображений крупных животных здесь имеются и более поздние петроглифы, выполненные в самой разнообразной технике: страусы и верблюды, всадники, лучники и воины, вооруженные дротиками, змеи, гиены, поздние изображения быков и т. д. (рис. 10, ил. 47, ил. 48) (Следует отметить, что в Тибести до сих пор не обнаружены изображения боевых колесниц, которые встречаются повсеместно в центральных и западных областях Сахары и позволяют проследить их пути от Средиземноморского побережья до излучины реки Нигер. Крайний юго-восточный рубеж распространения этих изображений - Афафи (вблизи ливийско-нигеро-чадской границы)).

Джадо

Примерно в трехстах километрах к западу от Тибести находится горное плато Джадо. Первые сообщения об археологических изысканиях в Джадо относятся к середине 30-х годов (Даллони, Д'Аннеле); позднее открытые здесь стоянки изучались Р. Мони, Фризо-Рошем и Шапелем. В 1956 году в районе Блака офицеры Моро и Ламот обнаружили новую стоянку. Здесь в небольшом углублении под скалой находится большое панно (около 3,5 м в длину), состоящее из человеческих фигурок, написанных фиолетовой охрой. Там же найдены врезанные изображения носорогов строгого, лапидарного стиля, напоминающие чеканные барельефы античных медалей; необыкновенно живые фигуры слонов, прочерченные острым, тонким и глубоким контуром, и выполненные в технике пиктажа парные фигуры жирафов. Дальнейшие изыскания в этом районе были предприняты участником экспедиции Берлие Фризо-Рошем в 1959 году. Новые места дали много фрагментов живописи и петроглифов. Среди них огромное изображение жирафа (2 м 60 см), слоны, быки и петроглифы ливийско-берберского периода. На некоторых блоках имеются перекрывающие друг друга изображения трех периодов. Кроме слонов, жирафов, антилоп и других обычных для этого района рисунков здесь найдены изображения военных колесниц или двухколесных повозок: иногда поблизости от такой повозки можно видеть быка со сфероидом между рогами. Особенно красивы, чисты по стилю и исполнению фигуры носорогов, антилоп и слонов. Элементы композиции проявляются здесь главным образом в парных изображениях животных (самец и самка). Встречаются небольшие отклонения от этой схемы. В Джадо Р. Мони скопирована очень живая сценка: задравший хобот слоненок резвится под присмотром идущего за ним большого слона. Композиционная связь между этими двумя фигурами отчетливо передана общим ритмом движения, стилистическим единством обеих фигур. Уши слонов характерной формы, напоминающей крылья бабочки. Точно такие же изображения слонов имеются в Гоноа (Тибести), Казере (Борку), Дао-Тимни (Нигеро-Чадский район) и в Западной Сахаре. Интересна также сцена, скопированная Д'Аннеле в пункте Сара (Джадо). Стадо слонов настигает убегающего охотника; его фигурка несоразмерно мала по сравнению с занесенной над ним огромной ногой вожака. Стиль этого изображения несколько отличается от предыдущего. Это особенно заметно в трактовке ушей, едва намеченных легким контуром (рис. 11, ил. 44-46) (В Сахаре уши слона изображаются тремя способами: 1) в виде крыльев бабочки, 2) силуэтно, контуром на фоне головы и 3) так называемые "фестонированные" - покрытые густой сетью параллельных и пересекающихся линий. Эта скрупулезная обработка одной детали выглядит очень странно на общем фоне изображения, составленного из нескольких точных, скупых линий, - см. изображения слонов из Феццана (Акакус), Тибести (Гоноа), Северной Африки (Афлу), Тассили (Тин-Аботека) ).

Рис. 11. Носорог. Петроглиф. Домо, Джадо, Нигер
Рис. 11. Носорог. Петроглиф. Домо, Джадо, Нигер

Культурная общность районов Джадо, Нигеро-Чадского и Западного Тибести не вызывает сомнений. Однако нельзя согласиться с утверждением Юара, что собранные здесь материалы представляют собой некую обособленную группу и что можно говорить об особой эпохе Гоноа - Сара. Действительно, на основании всех собранных здесь до настоящего времени документов можно установить, что кривая, соединяющая Тин-Эголе (Юго-Восточный Алжир) с пунктами Сара (Джадо) и Тигуи (Борку), отмечает разделение, происшедшее в V-III тысячелетиях до н. э. между народами, практиковавшими наскальное искусство, и народами, лишенными этой традиции. Действительно, археологические материалы показывают несходный образ жизни этих двух групп. Но следующее утверждение Юара, что "к югу от этой линии находились, вероятно, негроиды, а на севере - охотники" (175, 140), во-первых, не вполне логично; во-вторых, если Юар имеет в виду, что охотники не были негроидами, то это ничем не аргументировано. То, что народы, сохранявшие традицию наскального искусства в Сахаре, занимались как охотой, так и скотоводством, явствует уже из количественного соотношения изображений различных пород крупного скота с явными признаками их приручения (пятнистость шкур, шейные подвески, "подпруги", быки, запряженные в повозки, сцены перегона, увода и охраны стад и т. д.) и более древних - "большой эфиопской фауны". Причем изображения "пастушеские" количественно во много раз превосходят "охотничьи". Это нашло отражение и в классификации самого Юара. О смешанном этническом составе древнего населения Сахары говорится в большинстве специальных исследований, а также в работах Брейля, Лота, Моно, Грациози, Алиман и других ученых, касающихся этого вопроса в связи с материалами наскальных изображений Западной и Центральной Сахары. Впрочем, хотя Юар не говорит об этом достаточно ясно, он все-таки признает, что такое смешение различных культур имело место. Юар считает, что охотники, обитавшие на севере и занимавшие некоторые секторы Тассили, Тибести и Тефедеста, "оставили свободными обширные пространства Центрального Тассили и Восточного Тибести, где, возможно, процветали пастушеские культуры, получившие свое искусство живописи от автохтонных горных народов или иммигрантов. В промежутках слияние охотников и пастухов, соприкоснувшихся в Тибести с восточной хамитской культурой, выражается в петроглифических формах, достигающих высокого совершенства благодаря связи с примитивным натуралистическим искусством" (искусством древних охотников. - В. М.) (175, 140). Ошибка Юара состоит в том, что он пытается провести территориальное деление между искусством охотников и искусством пастухов, исходя из предположения, что уже в эпоху раннего неолита существовали какие-то совершенно отличные друг от друга охотничьи и пастушеские народы. Безусловно, в какой-то степени и, возможно, в более позднее время такое разделение могло иметь место в отдельных районах. Основной же рубеж между "охотничьим" и "пастушеским" искусством, по-видимому, не территориальный, а хронологический.

Невозможно указать такие районы, где находились бы петроглифы исключительно охотничьего содержания, так же как чрезвычайно редки места, где изображениям домашних животных не сопутствуют различные представители дикой фауны.

Нам остается упомянуть еще два южно-сахарских комплекса, а именно Аир и Адрар-Ифорас. Материал, собранный в Аире и рассмотренный в работах Зельтнера, Родда, Николаса и Лота, представляет собой главным образом рисунки и надписи, датируемые ливийско-берберским периодом. Здесь нет изображений ранней пастушеской фазы. Большей частью это мелкие схематические фигурки людей и животных. Почти все представленные животные встречаются в этих местах до настоящего времени. По мнению А. Лота, отсутствие петроглифов в северной части Аира свидетельствует о том, что большая волна пастухов, прокатившаяся по Сахаре, не задела этого района.

Аир

Все изображения Аира - петроглифы (Зельтнер объясняет отсутствие живописи тем, что здесь нет красящих материалов, используемых в наскальной живописи). Среди находящихся здесь выбитых и процарапанных схематических рисунков трудно найти что-либо напоминающее монументальное искусство Феццана или полную жизни и экспрессии живопись Хоггара и Тассили. Различны также и сюжеты. Сравнивать можно только человеческие фигуры. Человек на рисунках в Аире часто изображен в одежде, очень близкой к современной одежде туарегов, его фигура крайне геометризована и статична. Нижняя часть торса - треугольник, руки - в форме буквы W, голова - в виде круга. Специфический характер этого искусства, возможно, объясняется тем, что оно появилось здесь в тот поздний период, когда автохтонное население окончательно покидало Сахару, отходя к югу и востоку. По-видимому, рисунки на скалах Аира оставлены группами, которые продвигались к югу, постепенно заселяя районы саванн и тропических лесов; так же как Джебель-Уэнатвеха, отмечающая восточный путь к Нильской долине, оставленный другими группами, еще раньше покинувшими районы Тассилин-Аджера и Феццана (рис. 12, ил. 55).

Рис. 12. Битреугольные фигуры, схематические изображения верблюдов. Петроглифы. Кори Аракао, Аир, Нигер
Рис. 12. Битреугольные фигуры, схематические изображения верблюдов. Петроглифы. Кори Аракао, Аир, Нигер

Адрар-Ифорас

В Адрар-Ифорасе в настоящее время известно около пятидесяти местонахождений петроглифов. Самые ранние из них не древнее скотоводческого периода. Здесь нет больших натуралистических изображений крупных диких животных, хотя среди лучших петроглифов встречаются иногда до неузнаваемости схематизированные изображения носорогов. Знакомые уже нам слоны с ушами в виде крыльев бабочки, в меру стилизованные, указывают на то, что нижняя хронологическая граница проходит примерно через средний пастушеский период. На скале в Ин-Фри находится тонко врезанная фигура такого идущего слона. Живой и очень точный рисунок подчеркивает ритм движения, изящество линий. Неподалеку от этой фигуры - быки, выполненные в той же технике и том же стиле, по-видимому относящиеся к одному периоду (рис. 13, ил. 56).

Рис. 13. Слон. Петроглиф. Ин Фри, Адрар Ифорас, Мали
Рис. 13. Слон. Петроглиф. Ин Фри, Адрар Ифорас, Мали

Особый интерес представляют человеческие фигуры. Странные персонажи, с тонкими талиями и огромными головами, вооруженные копьями и щитами (Ин-Фри). Угловатые, сидящие друг против друга фигуры, наполовину выполненные в технике антирельефа (Эс-Сук). Причем головы их трактованы так, как будто художник привык иметь дело со скульптурой. (Такая рубленая, "кубистическая" форма часто встречается в скульптуре, в частности у бамбара ид огонов.) Своеобразны битреугольные фигуры с копьями из Ин-Фри. Их линеарные силуэты представляют комбинации двухмерных геометрических фигур - треугольников, ромбов и кругов. Их отличительная Черта - плоскостность и симметрия, подчеркнутая вертикальной осью, делящей изображение на две половины (ил. 57).

Изображения жирафов, быков и антилоп не отличаются своеобразием, по стилю они примыкают к поздним петроглифам центральных районов Сахары. Здесь часто встречаются изображения колесниц. Арли, Эс-Сук, Тессалит - пункты, наиболее отдаленные от Средиземноморского побережья, отмечающие их путь через Сахару.

С точки зрения стиля, количества памятников и представленных периодов Адрар-Ифорас и Аир занимают подчиненное положение по отношению к центральным районам Сахары - Феццану и Тассилин-Аджеру.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'