передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВВЕДЕНИЕ

Страны Дальнего Востока составляют

единый культурный ареал. Мировое значение китайского и японского искусства общепризнанно. Корейское искусство, несмотря на то, что оно также имеет и памятники, и мастеров мирового значения, менее известно широкой публике. Без знания же его не может быть полного и объективного представления об искусстве дальневосточного ареала.

В истории искусства и культуры средневековой Кореи есть лакуны, по-видимому, невосполнимые: ни в Китае, ни в Японии не погибло так много памятников культуры, как в Корее. Однако и сохранившийся фактический материал позволяет судить об искусстве страны на различных стадиях ее развития.

Основные группы памятников искусства на территории Кореи расположены следующим образом: архитектурные сооружения Пхеньяна и Кэсона; буддийские монастыри-храмы в горах Кымгансан; гробницы периода Когурё (со знаменитыми настенными росписями) в районе Пхеньяна и в Тунгоу в Северо-Восточном Китае; Сеул и его дворцы; комплекс памятников в районе Кёнджу, в том числе такие шедевры восточной архитектуры, как пещерный храм Соккурам и храм Пуль-гукса. Произведения живописи, мелкой пластики, предметы прикладного искусства хранятся в крупнейших музеях КНДР и Южной Кореи. Музей корейского изобразительного искусства в Пхеньяне располагает богатым собранием старой корейской живописи, интересные памятники средневекового искусства Кореи находятся в музеях Кэсона, Саривона, Вонсана и других городов. Национальный музей в Сеуле и старейший в стране музей Токсугун - крупнейшие собрания памятников корейской живописи, керамики, мелкой пластики. Значительные собрания живописи периода правления династии Ли (1392-1910) - гордость музея Женского университета «Ихва» в Сеуле. Крупнейшие коллекции памятников искусства Силла хранятся в Кёнджу. Интересны коллекции музея Национального университета в Сеуле, а также музеев в городах Пуё, Тэгу, Инчхон и др. Часть коллекций и памятников культуры в Южной Корее вывезена в Японию и США, многие памятники погибли во время войны 1950-1953 гг.

Не менее ценны коллекции за пределами Кореи: в Японии - в Национальном музее, Музее народного искусства и Музее Нэдзу в Токио, а также в ряде частных собраний (в основном керамика); в Англии - в Британском музее (коллекция керамики Юморфопулоса) и Музее Виктории и Альберта (коллекция керамики Обри Леблона); во Франции- в парижском Музее Гимэ (обширная коллекция предметов корейского быта и искусства); в США - в Метрополитен-музее, Бостонском музее изящных искусств и т. д.

В нашей стране интересны коллекция керамики в Музее антропологии и этнографии им. Петра Великого в Ленинграде и собрание предметов корейского искусства в Музее искусства народов Востока в Москве.

Какими же путями шло изучение корейского искусства?

До 80-х годов XIX в. сведения о корейском искусстве весьма скудны: первые европейские путешественники и иезуитские миссии почти не говорят о нем. Лишь с 80-х годов, после отмены Кореей политики «закрытых дверей» и установления дипломатических отношений с рядом государств, европейские и американские путешественники получили возможность посетить страну. Это были в основном сотрудники посольств, дипломатические представители. В их отчетах содержались описания достопримечательностей Сеула, рассказывалось о знаменитых храмах, пагодах и изделиях корейских ремесленников. В конце XIX в. в США и Европу стали поступать первые коллекции предметов корейского быта и искусства. Это были: коллекция керамики из 63 предметов, собранная сотрудником Смитсоновского института Пьером Луи Жуи в 1883 г. во время его пребывания в Корее с миссией первого американского дипломатического представителя; коллекция французского исследователя Шарля Луи Вара (1842-1893), посетившего Корею в 1888-1889 гг. Его коллекция вошла в экспозицию Музея Гимэ.

Вслед за этим стали устраиваться выставки предметов корейского искусства и быта. В 1889 г. в Париже во дворце Трокадеро была выставлена упомянутая коллекция Шарля Луи Вара. Было представлено около двух тысяч экспонатов преимущественно этнографического плана. Тем не менее, выставка продемонстрировала высокое мастерство корейцев в изготовлении керамической и фарфоровой посуды, мелкой буддийской пластики, в отделке и росписях ширм. Отчеты и заметки о выставке в Трокадеро появились во многих французских изданиях того времени.

В 1895 г. в Гамбурге была выставлена коллекция немецкого консула Э. Мейера. Она послужила материалом для первого специального исследования по корейскому искусству, написанного Эрнестом Циммерманом . (Е. Zimmerman n, Koreanische Kunst, Hamburg, 1895.)

Во всех названных коллекциях произведения искусства соседствовали с этнографическими экспонатами (в них были музыкальные инструменты, оружие, образцы бумаги и мебели, предметы культа и т. д.). Однако в последнее десятилетие XIX в. возник интерес и непосредственно к произведениям корейского искусства, и в первую очередь к керамике и фарфору.

В 1892 г. Эдвард Морзе (1838-1925) включает в состав своей коллекции несколько керамических сосудов периода Коре (Бостонский музей изящных искусств). В 1894 г. в петербургскую Кунсткамеру поступает коллекция керамики из сеульских могильных курганов, собранная русским дипломатом К. И. Вебером. В 1898 г. американец Чарльз Ланг Фрир приобретает корейскую керамику и бронзу для основанной им несколько позже знаменитой галереи, ныне носящей его имя, и т. д. Большим спросом пользовались корейская керамика, мелкая буддийская пластика и на многочисленных аукционах того времени.

Заметную роль в ознакомлении европейцев с культурой Кореи сыграло ее участие во Всемирной выставке в Париже в 1900 г. В корейском павильоне экспонировались предметы быта и искусства: костюмы, оружие, бумага, монеты, изделия из фарфора, ширмы и т. д. Корея была удостоена двадцати одной награды (одной - Гран-при, двух золотых медалей, десяти серебряных, пяти бронзовых и трех почетных отзывов).

С конца XIX в. исследователи китайского и японского искусства стали обращать внимание и на искусство Кореи.

Эрнест Феноллоза (1853-1908), в 1878 г. приглашенный в Токийский университет, высказал, например, предположение, что древнейшее из имеющихся в Японии деревянное изображение Гуаньинь (кор. Кваным - Авалокитешвара), называемое «Кудара Каннон» и хранящееся в храме Хорюдзи в Нара (копия его есть в Британском музее), является произведением мастеров Пэкче (Е. F. F e n о 11 о s a, Epochs of Chinese and Japanese art: an outline history of East Asiatic design, vol. 1, London - New York. 1912, ch. IV, стр. 45-72.). В настоящее время эта точка зрения принята большинством искусствоведов, в том числе и японских. Э. Феноллозе принадлежат и еще несколько атрибуций скульптур, находящихся в Японии, корейским мастерам.

Эдуард Шаванн (1865-1918), посетивший Китай в 1907-1908 гг., сделал обмеры и дал научную характеристику когурёской гробницы, расположенной на территории Северо-Восточного Китая. (Е. С h a v a n n e s, Les monuments de 1'ancien royaume coreen de Kao-keou-li,- «T'oung Pao», 1908, II ser., vol. 9, стр. 236-263.). И, наконец, в 1901 г. в Сеуле было создано Корейское отделение английского королевского Азиатского общества, второй параграф устава которого гласил: «Целью Общества должно быть исследование искусства, истории, литературы и обычаев Кореи и соседних стран» (См.: «Transactions of the Korea Branch of the Royal Asiatic Society» (Seoul), vol. XIX, 1930, стр. 3.).

В 1913 г. открывается Музей азиатского искусства в Кёльне с собранием корейского прикладного искусства, описанным организатором музея А.Фишером (A.Fischer, Uber koreanische Kunst,- «Orientalisches Archiv», t. 3, Bd 1, Hamburg, 1910-1911, стр. 149-158.). В 1926 г. Японию и Корею посетил нынешний шведский король Густав VI Адольф, который передал затем часть своей коллекции (710 предметов) стокгольмскому Дальневосточному музею. Среди них были образцы из раскопок силласких гробниц.

Характеризуя в целом начальный период в истории изучения искусства на Западе, можно отметить коллекционирование и организацию выставок корейского искусства как наиболее существенную сторону деятельности любителей и профессионалов-коллекционеров. Первые работы, посвященные Корее, стремились охватить все, информировать обо всем, что представлялось интересным на взгляд европейца, попавшего в экзотическую страну. Это был больше период догадок и предположений, чем научных исследований. Уже с самого начала знакомства с корейским искусством возникла проблема его отношения к китайскому и японскому искусству. И уже тогда же выявились сторонники самобытности и значительности корейского искусства: Ш. Л. Вара, В. Э. Гриффис, Э. Ф. Феноллоза, Э. М. Сатоу.

Новый этап в изучении корейской культуры и искусства определился с началом археологических работ, проводимых японскими учеными. Раскопки дали ценные материалы, но последние нередко 'использовались для фальсификации истории корейской культуры.

После аннексии Кореи Японией в 1910 г. изучение прошлого страны стало почти исключительно монополией японцев. Ими получен обширный фактический материал, ставший после его опубликования в Японии и Корее предметом тщательного изучения как японскими, так и европейскими исследователями.

Археологические раскопки велись японцами в четырех местах: в Северо-Восточном Китае (когурёские гробницы), в районе нынешнего Пхеньяна (культура Наннана), у г. Пуё (культура Пэкче), в районе Кёнджу (искусство Силла, в том числе ныне знаменитые золотые короны и другие изделия из драгоценных металлов и камней). С открытия культур Наннана и Силла и начался новый этап в изучении древне-корейского искусства. Старой корейской архитектуре посвятил свои работы Сэкино Тадаси (1868-1935), архитектор по образованию. Он автор первой на японском языке истории корейского искусства («История корейского искусства» («Тёсэн бидзюцу си»), Кэйдзё (Сеул), 1932).). За издание многотомного собрания корейских древностей («Иллюстрированное собрание древностей» («Тёсэн косэки дзуфу»), т. 1 -15, Кэйдзё (Сеул), 1915-1935.). ему в 1917 г. была присуждена премия имени С. Жюльена. Над изучением прошлого Кореи 'работали Хамада Косаку (1881 - 1938), Фудзита Рёсаку (1892- 1960), Маэма Кёсаку (1868-1942), Тории Рюдзо, Умэхара Суэдзи и др. Около 1930 г. было организовано Общество по изучению корейских древностей («Тёсэн косэки кэнкюкай»), которое ежегодно публиковало •отчеты о своей деятельности. Помимо этого, было выпущено большое количество изданий самого разнообразного характера: альбомы архитектурных памятников, произведений скульптуры, старой корейской живописи и предметов прикладного искусства (См., например: «Museum exhibits illustrated», vol. 1 -17, Seoul, 1918-1943; «Сокровища корейского искусства» («Тёсэн кобидзюцу тайкан»), т. 1-6, Нара, 1928-1935; «Каталоги выставок корейского прикладного искусства» («Тёсэн когэй тэнранкай дзуроку»), Токио, 1934-1941, и др.). Это были первые, хотя и несколько тенденциозно подобранные, публикации памятников корейского искусства.

Главным направлением изучения корейского искусства западными исследователями в это время продолжает оставаться музейная работа.

В корейских коллекциях Запада представлены главным образом керамика и фарфор. Их изучением и были заняты европейские и американские специалисты Вильям Хани (1889-1956), Роберт Хобсон (1872-1941), Уолтер Йетс (1878-1957), Лэнгдон Уорнер (1881 - 1955), Джеймс Палмер (1899-1960) и др.

Важным событием в истории изучения искусства Кореи был выход в 1929 г. в Лейпциге и Лондоне монографии Андреаса Экардта «История корейского искусства» (A. Eckardt, Geschichte der koreanischen Kunst, Leipzig, 1929).), которая до недавнего времени была единственным достаточно полным собранием сведений по искусству Кореи (в литературе на европейских языках). В настоящее время на Западе и в США плодотворно работает ряд исследователей, среди которых особенно хотелось бы отметить Г. Гомперца, Д. Маккюна и др.

Ведется работа по изучению национальной культуры и в КНДР. Исследуются находящиеся в районе Пхеньяна когурёские гробницы, памятники живописи, скульптуры и прикладного искусства, хранящиеся в музеях страны. Заслуженным авторитетом пользуются работы историков корейской культуры Ким Ёнджуна, Пак Юнвона, Чон Джунона, Хан Санджина и др.

Русское дореволюционное и советское искусствоведение корейским искусством занималось сравнительно мало. Посетившие Корею в конце прошлого - начале XX в. В. Я. Костылев (1848-1918), В. Л. Серошевский (1858-1945), работавший там М. А. Поджио (1850-1889) и др. оставили описания храмов и других знаменитых памятников старины (Архив В. Я. Костылева - ЛО ИВАН, фонд 65, оп. I, ед. хр. 48; В. Серошевский, Корея. Очерк, изд. 2, СПб., 1905; М. А. Поджио, Очерки Кореи, СПб., 1885.). Архивные материалы свидетельствуют о постоянном интересе к искусству Кореи крупнейшего советского востоковеда Н. В. Кюнера (1877-1955) (См.: Архив Института этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая АН СССР в Ленинграде. Фонд Н. В. Кюнера № 8, оп. I, № 193, 43, 121, 03; оп. 2, № 208.).

В результате всех этих исследований можно теперь составить представление о культуре и искусстве древней и средневековой Кореи.

Первобытное искусство на территории Кореи представлено многочисленной неолитической керамикой нескольких типов. Повсеместно-распространены мегалитические сооружения - дольмены, более монументальные на севере полуострова и небольших размеров, с низко расположенной горизонтальной плитой - на юге. Их относят к периоду перехода от камня к металлу. От более позднего времени (примерно IV-III вв. до н. э.) на севере Кореи до нас дошли бронзовые пряжки скифо-сибирского звериного стиля, два чайника, найденные в районе Пхеньяна, зеркала, колокольчики и т. д.

В конце I в. до н. э. в Корее уже существовали и государственные образования: Когурё - на севере полуострова, Пэкче и Силла - на юге. Этот период, известный под названием «период трех государств», длился до VII в., когда вся территория страны была объединена под властью Силла.

Искусство каждого из этих трех государств развивалось относительно самостоятельно.

От периода Когурё сохранились самые ранние в Корее произведения живописи. Это знаменитые росписи гробниц знати, датируемые IV- VI вв. Основная масса захоронений сосредоточена в районе первых столиц Когурё (в Северо-Восточном Китае), а также около Пхеньяна, ставшего столицей Когурё в 427 г. Конструктивно гробницы различаются по типам: каменные пирамидальной формы (сокчхукпун) и курганы с внутренними камерами (понтхобун). Жанровое разнообразие и художественное мастерство росписей в гробницах были результатом, по-видимому, длительного предшествующего развития. Однако ни письменных свидетельств, ни самих памятников корейской живописи, существовавших до этих росписей, не обнаружено.

Культура Пэкче представлена немногочисленными памятниками: погребениями в районах Кванджу, Кёнджу и Пуё, своеобразной художественной черепицей (например, образец VII в. с изображением пейзажа, найденный близ Пуё и ныне хранящийся в Национальном музее в Сеуле) и связанными с буддизмом произведениями архитектуры и скульптуры.

С проникновением буддизма в Корею в первые века нашей эры там стали развиваться и основные формы буддийского искусства. В архитектуре- это храмы и пагоды, в скульптуре - изображения буддийских божеств. Сохранилась одна из древнейших пагод - пятиярусная каменная пагода храма Чхоннимса в Пуё, отличающаяся простотой и ясностью конструкции. Интересна и наполовину разрушенная пагода храма Мирыкса в провинции Чолла-Пукто, в которой в камне воспроизведены элементы деревянных конструкций. До наших дней не дошло ни одного храма Пэкче, однако по остаткам фундаментов в местах нахождения храмовых комплексов и письменным источникам был установлен принцип их планировки: комплекс, заключенный в прямоугольную в плане ограду, ориентирован по оси север - юг, и на этой оси располагались входные ворота, пагоды и два павильона. Храмы подобной планировки сохранились в Японии - они строились там под влиянием архитектуры Пэкче. В Японии, кстати, сохранилось и значительное количество памятников культуры Пэкче, либо привезенных туда или изготовленных там корейскими ремесленниками, либо сделанных по корейским образцам японскими мастерами. В японских хрониках зарегистрированы имена корейских художников: Пэкка, принца Аджва, Инсараа и др., работавших в Японии. В Японии хранится и несколько древних деревянных скульптур, созданных корейскими мастерами, в том числе упомянутая «Кудара Каннон» (из храма Хорюдзи) -стоящий бодхисаттва.

Памятники изобразительного искусства Силла более многочисленны. Особенно интересны изделия из драгоценных металлов, отличающиеся высокой художественностью. Заслуживают внимания мелкая металлическая пластика, особенно широко распространенные позолоченные бронзовые фигурки Майтрейи, свидетельствующие о существовании его культа.

Керамика Сила - пепельно-серого цвета, неглазурованная, иногда со штампованным или гравированным орнаментом. Реже встречаются красновато-коричневые образцы, продолжающие, по-видимому, традицию изготовления красной керамики неолитического времени.

Архитектура Силла дала ряд значительных культовых сооружений, например пагоду храма Пунхванса (634 г.). Пагода сложена из камня, обработанного под кирпич. Она четырехугольна в плане, на высокой площадке, по углам которой установлены каменные изображения львов. В тот же период создан и уникальный памятник светской архитектуры - астрономическая башня Чхомсондэ («Башня звезд») в Кёнджу. Это бутылеобразная башня почти девятиметровой высоты, сложенная из обтесанных камней на низкой квадратной платформе. В районе Кёнджу сосредоточены, также силлаские захоронения, в которых расположены камеры с деревянными гробами.

Объединение трех государств под эгидой Силла произошло в 668 г. С этого времени китайское влияние на культуру Кореи стало интенсивным. Большого размаха достигло тогда строительство крупных храмовых комплексов. В двенадцати километрах к востоку от Кёнджу был построен храм Пульгукса. В него входило значительное количество сооружений, но до настоящего времени сохранилась лишь небольшая их часть. План храма отличался строгой симметрией и продуманностью расположения отдельных его компонентов. Характерная особенность его - две пагоды перед главным павильоном (Тэунджон, иначе Кымдан - Золотой зал): по левую сторону от входа - Соккатхап (пагода Сакья), по правую - Таботхап (пагода сокровищ). Построены они в 751 г.

Таботхап - явление уникальное. Она очень сложна по композиции: в ней чередуются октагональные и квадратные плоскости, обилие разработанных архитектурных деталей, идущих от деревянных конструкций (колонны, консоли и т. д.). Очень сложны и три ее яруса, причем сложность их возрастает по мере подъема. Пагода расположена на четырехугольной платформе, на которую со всех сторон ведут лестницы.

В отличие от Таботхап пагода Соккатхап - типичный образец пагоды «силлаского типа»: на двухъярусном каменном постаменте, квадратном в плане, расположены три яруса собственно пагоды, перекрытые крышей. Высота пагоды около 8 м. Перекрывающая плита обработана таким образом, что выглядит как бы состоящей из пяти наложенных друг на друга плит-в соответствии с древней традицией.

Интерес представляют и две пагоды храма Хваомса в Куре, провинция Чолла-Намдо - пятиярусная (754 г.?) и «львиная» (названная так потому, что вместо угловых колонн ее второй ярус поддерживают четыре скульптурных изображения льва). В пятиярусной пагоде вертикально расположенные плиты ярусов украшены рельефами. На нижней ступени постамента высечены двенадцать зодиакальных фигур, на верхней ступени - восемь фигур паривара, восемь защитников буддизма, а на первом ярусе пагоды изображены четыре локапалы, четыре небесных стража (по одному с каждой стороны). В VII-X вв. камень широко использовался для создания художественных произведений и декоративных элементов в архитектуре. Каменные рельефы вводятся в декоративное убранство храмов. Рельефы высекаются на скальных поверхностях, создается круглая каменная скульптура.

Архитектура периода Корё (X-XIV вв.) также представлена в основном буддийскими культовыми сооружениями. Самый значительный из них - комплекс храма Пусокса в провинции Кёнсан-Пукто, возведенный в VIII в. и перестроенный в X-XIV вв. Характерными образцами архитектуры этого периода являются и павильоны Чосадан и Мурянсуджон, входящие в комплекс этого храма,- старейшие сохранившиеся деревянные сооружения (начало XIII в.) на территории Кореи. Чосадан - прямоугольное в плане здание, разделенное продольными рядами колонн на три нефа, перекрытое прямой двускатной крышей и поставленное на невысокий каменный цоколь.

В светской и храмовой архитектуре периода Корё обычно различают памятники двух стилей, отличающихся один от другого способом расположения выноса крыши на опорных конструкциях. В наиболее распространенном в этот период стиле чусимпхо вынос крыши опирался непосредственно на колонну, в то время как в другом стиле, пхо, для этого использовалась разработанная система, консолей. Кроме того, в первом стиле потолка не было, и вся система балок свободно просматривалась из помещения, а во втором стиле использовался кассетированный потолок. Развиваются и малые сооружения храмово-монастырскрго комплекса: пагоды, каменные светильники (соктын), ступы (пудо) - мемориальные сооружения в честь буддийских священнослужителей.

Пагоды X-XIV вв. становятся выше - в них обычно больше, чем ранее, ярусов: пять, семь или девять. Кроме традиционных квадратных в плане сооружений большое распространение получают шести- и восьмиугольные.

Меняется и форма ступ - появляются ступы цилиндрические, в форме колокола, в виде шара и т. д. Часто рядом со ступой располагается стела с описанием деяний буддийского праведника.

В храмовых каменных светильниках (которые вначале сооружались для освещения, а затем стали чисто декоративным элементом) важнейшим компонентом становится высокая, небольшого диаметра колонна, восьмиугольная в плане. В качестве декоративных сооружений используются и разнообразные каменные вазы, называемые «лотосовые троны»,- своего рода подставки для изображений будд и бодхисатв. Создавалась и светская архитектура. Можно назвать, например, дворцовый ансамбль Манвольдэ в районе столицы Корё - Сондо (ныне г. Кэсон), но от него сохранился только фундамент.

Изменилось положение и в скульптуре. После блестящего развития в VII-IX вв. наступил спад. По-видимому, его можно объяснить усилившимся в XI-XII вв. влиянием буддийской секты сон (кит. чань, япон. дзэн), которая в противовес ортодоксальному учению не признавала ритуальной стороны религии. С XV в., с установлением правления новой династии, вообще начинается гонение на буддизм, и скульптура приходит в упадок. Светская же скульптура в Корее не получила большого развития. Последним значительным памятником корейской скульптуры была большая статуя будды Амитабхи (высота ее 2,69) в храме Пусокса. В горных районах Кореи встречаются высеченные из камня огромные, 10-20-метровые изображения Будды, но они датируются X-XI вв.

По сохранившимся отдельным памятникам (росписи конца XIV в. в павильоне Чосадан храма Пусокса; буддийские картины в европейских, американских и японских коллекциях, хотя и недостаточно изученные; одно из ранних произведений живописи на свитках, дошедшее до нас, приписываемое королю Конмин-вану, правившему в 1352- 1374 гг., «Охота в Небесных горах», хранящееся в четырех фрагментах в сеульских собраниях) мы можем говорить об определенных успехах буддийской живописи X-XIV вв. В письменных источниках зафиксировано несколько десятков имен художников X-XIV вв. и названий их произведений, однако сами произведения не дошли до нашего времени.

Подлинную славу корейскому искусству принесли изделия гончаров. Почти все крупные музеи мира имеют в своих собраниях знаменитые селадоны (чхонджа) периода Корё. Этим термином обозначались в Европе приблизительно с конца XVII в. фарфоровые изделия, покрытые бледной, голубовато-зеленой глазурью. Селадоны составляли основную продукцию корейских гончарных печей X-XIV вв., но в это время была известна также керамика с глазурями красновато-коричневого, черного и белого цветов. Большим разнообразием отличалось и декоративное оформление изделий. Использовались гравировка, реже штамповка, рельефная лепка, подглазурная роспись, в том числе медной краской, в чем, по мнению специалистов, корейцы значительно опередили китайских гончаров. Но самым интересным было использование мастерами Корё инкрустации разноцветными глинами - техники, на Дальнем Востоке никогда и нигде, кроме Кореи, не использовавшейся. Наивысшие художественные достижения корейских керамистов связаны именно с техникой инкрустации.

Помимо керамического и фарфорового производства значительного развития достигло литье из металла: курильницы для благовоний, зеркала, подставки для зеркал и свечей и т. п. Своеобразны колокола периода Корё, традиция изготовления которых уходит далеко в глубь веков. Знаменит колокол храма Пондокса (770 г., высота 3,35 м). Его рельефы представляют значительный художественный интерес.

В конце XIV в., с установлением династии Ли, официальной идеологией становится конфуцианство. Многие памятники буддизма, в первую очередь храмы, уничтожались. Однако существование буддизма как государственной религии в течение десяти веков (IV-XIV вв.) привело к столь глубокому проникновению его идей в корейскую культуру, что и после XV в. в Корее продолжали строиться монастыри и храмы, правда, большей частью в отдаленных горных районах. О скульптуре этого периода уже говорилось. Успешно развивалась лишь светская живопись - она становится основным видом изобразительного искусства вплоть до начала XX в. В определенной степени на ее развитие, по-видимому, повлияло конфуцианство.

Корейская архитектура после XV в. (и до XIX в.) представлена довольно большим количеством памятников. Интерес вызывают крепостные сооружения, вернее, остатки крепостных стен (Сеула, Кэсона, Пхеньяна, Сувона) с воротами (Намдэмун в Сеуле, Тэдонмун в Пхеньяне и др.). Эти ворота состоят из арочного проема, увенчанного массивным, обычно двухъярусным, деревянным павильоном, крытым черепицей.

Из дворцовых ансамблей этого периода наиболее интересен Кёнбоккун (Сеул), построенный Ли Сонге, основателем династии Чосон. Ансамбль разрушен во время Имджинской войны 1592-1598 гг. и восстановлен в 1865-1869 гг. Центр ансамбля - главный павильон Кынджонджон. Это прямоугольное в плане деревянное здание на большой двухступенчатой каменной террасе, венчает его красивая по пропорциям и силуэту двухъярусная черепичная крыша. Этот традиционный конструктивный тип здания (чон) в тех или иных вариантах использовался в строительстве культовых и гражданских сооружений - в конфуцианских храмах (Тэсонджон, Сеул, 1601), постройках типа гостиниц (кэкса), частных конфуцианских школах совон (Сосу-совон в провинции Кёнсан-Пукто, 1542), бывших значительными культурными центрами страны, в частных домах (Оджукхон в провинции Канвондо - дом, где родился крупнейший мыслитель и поэт XVI в. Ли Юльгок).

Большое внимание в это время уделяется садово-парковым ансамблям (особенно интересен так называемый секретный сад - пивон во дворце Чхандоккун в Сеуле). В связи с этим увеличивается строительство открытых павильонов, беседок, расположенных в живописных местах. Причем деревянные части (колонны, балки) подобных сооружений расписывались орнаментальными мотивами. Такая тенденция к декоративности переходит и на архитектурные элементы (в том числе на формы консолей, поддерживавших вынос крыши). К концу XIX в. эта декоративность перерастает в пестроту и вычурность.

Основным же видом изобразительного искусства XV-XIX вв. становится живопись на свитках. Занятие живописью считалось одной из добродетелей конфуцианца. Ряд поэтов, ученых, политических деятелей XV-XVI вв. занимает ведущее место в истории корейской живописи. Наиболее развит в этот период был жанр, тесно связанный с каллиграфией,- «цветы и птицы» (хваджо). Развивается в это время и пейзаж в его традиционном, сложившемся в Китае виде. В XV в. в Корее действовало специальное учреждение по вопросам живописи - Тохвавон (позже переименованное в Тохвасо). Крупнейшими мастерами пейзажа в XV-XVI вв. были Ан Гён, Кан Хиан, Ли Санджва. В жанре «цветы и птицы» работали талантливые мастера Ли Ам, Ли Джон (псевдоним Тханын), О Моннён, Чо Сок. Особенно нужно отметить творчество художницы Син Саимдан. По социальному положению художники XV- XVI вв. были представителями, за редким исключением, высших слоев корейского феодального общества. Живопись для многих из них была занятием второстепенным.

Положение изменилось приблизительно с XVII в., когда после победы корейского народа в войне с Японией (1592-1598) в Корее усиливается интерес к собственной культуре. Появляются демократические тенденции сначала в литературе, а затем и в живописи. В XVIII в. традиционный пейзажный жанр наполняется новым содержанием: главным становится воспевание родной природы. Создателем национального пейзажа в живописи был Чон Сон. Значительным явлением в живописи Кореи становится бытовой жанр, впервые в истории корейского искусства утвердивший эстетическую ценность повседневной жизни человека. Его развитие было тесно связано с общей демократизацией корейского искусства в XVIII в. В небольших альбомных листах художники-жанристы Ким Дыксин, Ким Хондо, Син Юнбок сумели отразить жизнь различных слоев корейского общества на рубеже XVIII-XIX вв. В XIX в. традиции Чон Сона развивал Ли Инмун, в жанре хваджо, блестящие по мастерству произведения создавал Ким Джонхи, прославленным мастером был Чан Сыноп.

Декоративно-прикладное искусство Кореи XV-XIX вв. оставило памятники высокого мастерства. Совершенствуется производство керамики и фарфора. В XV-XVI вв., продолжая традиции инкрустированного селадона Корё, корейские гончары выпускают изделия типа пунчхон, близкие по технике и качеству глазури к селадонам. На протяжении XV-XIX вв. выпускался белый фарфор. С XV в. начал производиться фарфор с подглазурной росписью кобальтом, первоначально привозимым из Китая, а затем добываемым из местных руд. С XVI в. изделия с росписью синим кобальтом были основной продукцией корейских керамических печей. Применялась также подглазурная роспись железной коричневой и медной краской, производились изделия с черной, коричневой глазурями и т. д.

Широкое признание получило и народное ремесло: изделия из дерева, в том числе и бамбука (столики с инкрустированными столешницами, сундучки, шкафы, веера и т. д.), художественные изделия из металла (подвески, шпильки и пр.) и т. д.

В 1592-1598 гг. в результате Имджинской войны пострадали все виды искусства, и особенно керамическое производство - были уничтожены мастерские, и много корейских гончаров было вывезено в Японию. Но богатейшие традиции корейского классического искусства и народных художественных ремесел остались живы и получили дальнейшее развитие в искусстве XX в.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'