передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Висячие сады Семирамиды

Древние думали, что число семь обладает особой магической силой. "На небе семь планет, в неделе семь дней, на свете семь самых тяжких "смертных грехов", - говорили они. Чудес на свете насчитывалось тоже семь.

Стена Вавилона
Стена Вавилона

В старину за каждым кустом или камнем людям мерещились таинственные силы богов или злых духов. И тем не менее, чудесами почитались не удивительные явления природы, а великие творения человеческого ума, таланта и трудолюбия. Семь чудес, описанных на старинных папирусах и свитках пергамента, - это пирамиды в Египте, висячие сады в Вавилоне, колосс на острове Родос, храм Артемиды в городе Эфесе, мавзолей в Галикарнасе, статуя Зевса в Олимпии, маяк в Александрии. Самым загадочным из семи чудес остаются висячие сады во дворце большого и богатого города Древнего Востока. Никто из античных авторов их своими глазами не видел, и описания, сделанные на основе слухов и легенд, туманны и противоречивы.

Ново-Вавилонское царство просуществовало всего 88 лет.

В 626 году до н. э. вавилонские правители сумели освободиться от ига ассирийских царей, а в 538 году ворота Вавилона раскрылись перед полчищами персидского царя Кира II из рода Ахеменидов.

Власть вавилонских царей простиралась до границ Египта, Вавилон за короткое время покорил Сирию, Иудею, Финикию. И отовсюду сгонялись на постройки Вавилона рабы.

Евфрат, протекая внутри города, делил его на две половины - старую на восточном берегу и новую на западном. Река прерывала гигантский прямоугольник кирпичных стен, окружавших город, и с берега на берег через нее были переброшены тяжелые бронзовые цепи.

Стены Вавилона были, как утверждали древние, "величиной с гору". Первая наружная стена была такой толщины, что на ней могли разъехаться две четверки лошадей, высотой она была с пятиэтажный дом. Вторая, внутренняя стена, не была такой широкой, - на ней могли разъехаться только два всадника. Зато она была вдвое выше наружной. Была и еще одна стена в стороне от города. Она начиналась на берегу Евфрата и кончалась на берегу Тигра, эта стена служила Двуречью защитой от воинственных северных соседей.

Внутренняя стена Вавилона была укреплена бесчисленным количеством башен. Они поднимали свои зубцы через каждые 44 метра, и издали казалось, что город окружен частоколом, огромным, тоскливым и страшным. Вокруг стены, построенной из кирпича того же серо-желтого цвета, что и земля Двуречья, шел ров, наполненный мутной водой. Он соединялся с Евфратом системой каналов и шлюзов. По приказу царя всю окружающую местность можно было затопить, и таким образом город превращался в остров. "Чтобы враг, замысливший злое, не мог бы подступить к стенам Вавилона, я окружил страну могучими водами, которые подобны вздувшимся волнам", - похвалялся царь Навуходоносор. Ров был также окружен кольцом стен.

Все, что знала военная техника древности, было применено, чтобы сделать неуязвимым богатейший город Востока. Все возможное было предусмотрено заранее, и, казалось, нет такой силы или военной хитрости, которая могла бы застать Вавилон врасплох.

* * *

Восемь мостов, по числу главных вавилонских богов, вели через ров к восьми воротам города. Самыми великолепными были северные ворота, посвященные богине Иштар. Они были выкованы из меди, а проездные башни, облицованные синим изразцом, были украшены желтыми и красными фигурами. Львы с раскрытой пастью и существа со змеиными головами и орлиными ногами располагались на стене правильными рядами.

От этих ворот начиналась дорога, замощенная белым известняком и красным камнем брекчией. На плитах была высечена надпись: "Я - Навуходоносор, царь Вавилона, сын Набопаласара, царя Вавилона. Я вымостил вавилонскую дорогу для процессий... плитами из камня Шеду. Мардук - владыка! Одари вечной жизнью!"

Дорога вела в центр города к башне высотой в тридцатиэтажный дом. Это была знаменитая Вавилонская башня - зиккурат Этеменанки, что значит "Дом основания неба и земли". Семью ступенями он поднимался к раскаленному белесому небу. Первый ярус его был белым, второй - черным, третий - красным, четвертый - синим, пятый - алым, шестой - серебряным, а на седьмом, самом верхнем ярусе цвета неба стоял храмик, в котором жил священный ящер - воплощение главного бога вавилонян Мардука. В храмике стояло золотое ложе, золотое кресло и золотой стол на случай, если ящер примет облик человека.

На вершину башни с трех сторон вели лестницы, такие широкие, что по ним могло бы подняться пять-шесть человек в ряд. Однако ходить по ним можно было только вавилонским жрецам.

Вавилоняне молились богу Мардуку в храме напротив башни. Идол этого божества был поставлен в нише таким образом, чтобы в день весеннего равноденствия на него падали первые лучи солнца. Идол был отлит из золота и весил, как полагают некоторые ученые, около 24 тонн.

"Дом основания неба и земли" был одним из пятидесяти трех больших храмов Вавилона. Кроме того, по всему городу были разбросаны сотни часовен и алтарей.

Однако не колоссальные стены и не гигантские храмы поражали воображение древних людей, чудом казались им сады вавилонских царей, вошедшие в историю как "висячие сады Семирамиды".

* * *

В IX веке до нашей эры в Ассирии царствовала царица Шумаш. Ее окруженное легендами имя вошло в историю в греческом произношении - Семирамида. В ту пору Вавилон входил еще в состав Ассирийской державы и впоследствии древние греки приписали могущественной царице почти все главные постройки Вавилона. В действительности, после Семирамиды, Вавилон был стерт с лица земли завоевателями и возродился вновь. Висячие сады, стало быть, к ней отношения не имели.

Как гласит вавилонское предание, царь Навуходоносор II взял себе в жены царевну из прекрасной горной страны Элам. Царевна тосковала о покрытых деревьями холмах своей родины. Чтобы ее утешить, Навуходоносор велел построить сад, которому не было подобных. Но и это легенда. Сад был частью дворца Навуходоносора. Этот дворец стоял не на земле, а на высокой искусственной платформе. Под палящим солнцем Двуречья люди из стран Севера, Востока и Юга месили ногами глину, формовали кирпичи и из них складывали прямоугольную платформу такой же высоты, что и городская стена. Половина платформы лежала внутри города, другая выходила за пределы городских стен.

Завоеватель и жестокий тиран окружил себя гвардией телохранителей, но нигде, даже в своей столице, Навуходоносор не чувствовал себя в безопасности.

Наказания, пытки и казни в Вавилоне отличались той необузданной жестокостью, которая возникает там, где человеческая жизнь, личность, достоинство стоят мало или не стоят ничего. Надсмотрщики и военачальники подавляли малейшие признаки ропота, и все же царь боялся восстания. Пленники из Иудеи, Сирии. Финикии, говорившие на разных языках, поклонявшиеся разным богам, враждовали между собой и с жителями Вавилона. Свободные ремесленники ненавидели богачей и ростовщиков. Ростовщики ненавидели воинов. Рознь облегчала владычество царя, но он понимал, что недовольные всегда могут объединиться.

На случай восстания Навуходоносор построил дворец так, чтобы он, как зверь, готовый к прыжку, грозил населению города. Отвесная стена платформы была не менее надежной защитой изнутри, нежели снаружи стены и рвы, с которыми она соединялась. Вавилонские цари позаботились, чтобы у горожан не было оружия, а арсеналы и кладовые с многомесячными запасами находились бы на платформе дворца. Здесь же были казармы телохранителей. Чтобы предотвратить угрозу измены, им не разрешали сноситься с населением города.

Цари покидали платформу только в дни праздников, когда во главе процессии они направлялись в храмы. В другое время сойти в город, значило спуститься до уровня простых смертных, до людей, у которых два призвания: трудиться на своего владыку и умирать за его интересы.

* * *

Жизнь дворца была подчинена строгому и сложному этикету, нарушить который не смел даже сам могущественный царь. Царь был владыкой земли и воды, ему принадлежала жизнь миллионов людей, его произволу не было и не могло быть границ. Но здесь он был не более, чем рабом обычаев, суеверий, предрассудков. Власть была целью и смыслом жизни Навуходоносора. Он одаривал жречество, которое считал надежной опорой своего трона, и обставлял свое царствование и свой дворец с невиданной пышностью.

На платформе находилось более тысячи помещений, и все они группировались вокруг открытых дворов. Каждое помещение имело свое назначение. Главным был парадный двор, на который выходил тронный зал, облицованный бирюзовыми изразцами. Второй и третий дворы окружали жилые покои царской семьи. Четвертый и пятый были хозяйственными. Сюда из города по наклонной плоскости - пандусу - вереницы запряженных волами повозок привозили припасы.

Дворцовый сад начинался на внешней крепостной стене и затем лестницей поднимался на уровень внутренней стены и платформы дворца. Из города он казался зеленой горой, поднявшейся по повелению царя к безоблачному небу.

По словам античного путешественника, окрестности Вавилона были "зеленым морем растительности". На плодородной почве Двуречья воткнутая в землю палка через неделю давала побеги. Земли у Навуходоносора было много, и он мог разбить вокруг своего дворца самый роскошный парк на свете.

Но в парк пришлось бы спускаться, уподобляясь последнему простолюдину. Это значило унизить "величие своего достоинства", как говорилось в царских надписях. Чтобы царь не спускался на землю, земля была поднята к царю Навуходоносору на платформу его дворца.

Внизу была мутная вода Евфрата. В ней отражалась серо-желтая стена, однообразная и жестокая, как молчаливое отчаяние раба. Казалось, ей нет ни конца ни края. И вдруг в одном месте стена как бы венчалась зеленой кроной великолепных тропических деревьев: словно какая-то неведомая сила вырвала деревья из почвы и подняла высоко в воздух.

Сады были крохотным пятачком в огромном городе, даже по сравнению с дворцом они были невелики. Сады не были ни роскошны, ни красивы. Они были чудом не художественным, а техническим. И это чудо было тем удивительнее, что оно было совершено десятками тысяч людей только для того, чтобы удовлетворить непомерную гордость и высокомерие одного.

Чтобы в саду росли пальмы и сикоморы, необходимо было дать их корням доступ воздуха и обеспечить воде свободный сток. Утрамбованная глина, из которой была построена платформа дворца, для этого не годилась, и древние зодчие как бы "подвесили" сад на шести кирпичных аркадах. Поэтому он назывался висячим.

В Двуречье не было ни строительного леса, ни строительного камня. Все возводилось из глины и кирпича. Тяжелые кирпичные арки опирались на массивные стены или устои огромной толщины. Чтобы своды висячего сада не пропускали воду, они были покрыты сверху асфальтом. Асфальт может размягчаться на солнце, и древние строители настелили поверх листы свинца. Таким образом, плодородная земля, удобренная илом Евфрата, была насыпана на свинцовую подстилку.

В саду были устроены, оросительные каналы. Колоссальные деревянные колеса с кожаными ведрами подавали воду снизу, из Евфрата. Сотни полуголых рабов вращали эти колеса от зари до зари.

С террасы на террасу вели лестницы из белого и розового мрамора. На самой верхней - находился мраморный портал, соединяющим сад с дворцом. Две фигуры крылатых быков с головой Навуходоносора стояли по сторонам портала, охраняя вход.

Кирпичные стены террас были облицованы белыми плитами. Они были сплошь покрыты рельефами, на которых виднелись мускулистые лучники с завитыми бородами. Лучники стояли на колесницах. Натягивая тетивы, они продолжали целиться, а вокруг лежали убитые ими звери. Это были сцены царских охот, высеченные на камне так, что казалось, будто тишина висячего сада наполнена криками загонщиков, ржаньем и ревом животных.

* * *

Висячие сады начинались на высоте крепостной стены и поднимались террасами на платформу. Они были столь же неприступны, как и остальные части дворца. Отдыхая в тени сикомор, Навуходоносор считал, что его покой и покой его потомков защищен навечно. Он не мог и помыслить, что пройдет немного лет после его смерти и возмущенные невыносимым гнетом ремесленники и доведенные до отчаяния рабы, объединившись, откроют медные ворота Вавилона персидскому войску и крепость падет без боя.

Сыну Навуходоносора - царю Набониду не помогли ни стены, ни рвы, ни шлюзы. Даже телохранители последнего из вавилонских властителей перешли на сторону победителя. А стоило персидскому царю Киру принести жертвы богу Мардуку, чтобы жрецы, которые всегда на стороне сильного, объявили себя союзниками персов.

Висячие сады получили новых хозяев. Персы не разрушили ни города, ни дворца. Не тронули их и войска Александра Македонского, вошедшие в Вавилон в 331 году до н. э.

Александр рассчитывал сделать Вавилон столицей своей мировой державы. Он завладел дворцом Навуходоносора, а Вавилонскую башню с обветшавшим от времени храмиком священного ящера приказал своим солдатам разобрать. Посреди новой столицы Александр не хотел оставлять памятник чужому величию. На его месте должна была вырасти другая башня, построенная в честь Александра.

Зиккурат был снесен. Из-за неожиданной кончины Александра Македонского новое строительство начать не успели, и на месте Вавилонской башни остался огромный наполненный водой котлован.

Дворец Навуходоносора разрушило наводнение. Евфрат очень капризен и часто меняет русло. Уже в начале нашей эры все то, что оставалось от одного из чудес света, лежало под слоем ила.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'