Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Искусство Югославии

Н. Яворская (изобразительное искусство}; О. Швидковский, С. Хан-Магомедов (архитектура)

К началу 20 в. народы Югославии все еще не были объединены в одно государство. Самостоятельными были лишь Черногория и Сербия (хотя часть ее земель, как, например, Воеводина, входили в состав Австро-Венгрии). Хорватские и словенские земли по-прежнему принадлежали Габсбургской империи. Босния и Герцеговина, оккупированные с 1878 г. Австро-Венгрией, в 1908 г. были включены в состав империи. Македония оставалась под властью Турции. При таком положении, естественно, решение национального вопроса продолжало волновать народы Югославии.

В это же время наблюдается необычная тяга сербов, хорватов, словенцев и других югославских народов к объединению, что нашло яркое отражение в литературе и искусстве первого десятилетия 20 в. Вокруг белградского литературного журнала «Српски книжевни гласник» (1901 — 1914), а также загрсбского «Савремен-ника» (1906 — 1917) сгруппировались писатели многих югославских земель. В изобразительном искусстве тенденция к объединению сказалась в устройстве общих выставок. Такие выставки (с привлечением и болгарских художников) состоялись в 1904 г. в Белграде, в 1906 г. — в Софии, в 1908 г. — в Загребе и в 1912 г. снова в Белграде. В 1906 г. было основано общество «Лада», в которое входили сербские, хорватские, словенские и болгарские художники. Целью общества, как говорилось в декларации, было объединение художников «на поприще художественной деятельности за укрепление народного духа и любви к искусству». Одновременно наблюдается и другой процесс: репрессии со стороны господствующих национальностей (так, например, в Загребе был закрыт университет) заставляли молодежь покидать родину и ехать учиться за границу, и прежде всего в Париж. Поездки расширяли горизонт художников и поднимали их профессиональный уровень, но вместе с тем заставляли соприкасаться и с формалистическими течениями, которые захватили уже ряд стран. Однако в начале 20 в. югославское искусство не знало проявлений крайнего формализма, а лучшие художники стремились по-прежнему в своем творчестве быть близкими к жизни народа, творчески развивать, опираясь на опыт национальной и мировой культуры, традиции народности и гуманизма.

Эти тенденции можно наблюдать в произведениях сербской художницы Надежды Петрович (1873 — 1915); только в некоторых ее работах колористические искания носят самодовлеющий характер. Интересно развивается в этом отношении творчество группы словенских художников, вошедших в общество «Сава» во главе с Иваном Грохаром (1867 — 1911). Работая в окрестностях Шкофьи Локи, художники создают поэтические, прочувствованные пейзажи, пишут картины с изображением крестьян («Сеятель» Грохара, 1907; Любляна, Национальная галлерея), используя приемы импрессионизма, а иногда пуантелизма. Но настроение грусти придает своеобразие их картинам и отличает их от французских импрессионистов. В то же время эти живописцы по своему настроению сближаются с двумя рано умершими хорватскими художниками — Мирославом Кралевичем (1885 — 1913) и Иосипом Рачичем (1885 — 1908). В их произведениях слышатся тревожные ноты, которые были характерны и для искусства народов Югославии прошлого века. В работе Кралевича «Автопортрет с собакой» (1910; Загреб, Галлерея современного искусства) передано чувство одиночества, отрешенности от окружающего мира. Тревожно-драматичны лица на портретах Рачича даже в том случае, если изображены женщины или дети. Оба художника пишут в обобщенной манере, иногда акцентируя форму светом, чтобы придать ей большую остроту, дать более резкую характеристику.

Наиболее крупным художественным явлением этого периода была деятельность хорватского скульптора Ивана Мештровича (1883 — 1962). Мештрович рос в крестьянской семье. С детства его воображение было захвачено сказаниями о национальных героях, воспетых в песнях гусляров. Первые навыки в скульптуре Мештрович получает от своего отца, который был искусным каменщиком и резчиком по дереву. Затем Мештрович продолжает обучение у каменотеса в Сплите и здесь же знакомится с памятниками средневекового искусства своего края. В 1900 г. Мештрович едет в Вену, где в следующем году поступает в Академию художеств; после ее окончания живет два года в Париже. С самого начала творческого пути Мештровичем были усвоены национальные традиции искусства, и в то же время он был хорошо знаком с современным западноевропейским искусством. В Париже молодой скульптор задумывает памятник в честь Косовой битвы, он работает над ним в течение 1907 — 1912 гг., но так и не завершает его. Однако работа над ним помогла Мештровичу создать собственный стиль и связать свое творчество с культурой своего народа. В этом памятнике-храме хорватский художник хотел утвердить право человека на борьбу за свою национальную независимость. Как говорил сам Мештрович, храм Косово должен быть не только памятником событий 1389 г., а памятником горя, страданий, порабощения, которые претерпели народы Югославии, и памятником борьбы за освобождение. В соответствии с этим замыслом в комплексе, посвященном Косовой битве, мы видим статуи, прославляющие мужество легендарных героев. В традициях народной скульптуры и с той же грубоватой силой, которая характерна для хорватского эпоса, Иван Мештрович воплощает подвиги героев (статуя Марка Кралевича, гипс, 1909, Белград, Народный музеи; 1910 — 1911, бронза, Сплит, галлерея Мештровича). Аллегорические фигуры вдов и матерей раскрывают трагедию народа («Воспоминание», мрамор, 1908; Белград, Народный музей).

И. Мештрович. Мать. Дерево. 1908 г. Белград, Народный музей
И. Мештрович. Мать. Дерево. 1908 г. Белград, Народный музей

илл. 291

Одним из лучших произведений раннего периода является «Мать» (мрамор, 1908; Белград, Народный музей). В образе далматинской женщины (национальность художник выразил типом женщины) воплощены мудрость и пережитое страдание; ее поза напряженна, сосредоточенно выражение лица с прикрытыми глазами. Скульптор дает ощутить пластическую красоту фигуры в облегающей одежде с ритмично повторяющимися складками. Наряду с монументальными статуями Мештрович выполняет ряд портретов: матери (бронза, 1909; Загре6, галлерея Мештровича, вариант в Сплите), отца (бронза, 1910; Белград, Народный музей), Родена (гипс, 1914; Загреб, музей-мастерская Мештровича) и многие другие. В портретном жанре .скульптор ставит другие задачи, чем в монументальных работах; там он идет по пути обобщения, ищет наиболее сильные по своей выразительности Эффекты, а в портретах он всегда конкретен, стремится точно передать индивидуальные черты и в поисках жизненности доходит порой до иллюзорности.

В период империалистической войны меняется направленность творчества Мештровича. Тема страдания, доминирующая теперь у него, воплощается в религиозных образах: «Снятие с креста», «Оплакивание» (бронза, 1914; оба — Сплит, галлерея Мештровича) и др. В поисках выразительности скульптор деформирует отдельные части фигур и натуралистически передает другие. В этих произведениях отчетливо сказывается ограниченность творчества Мештровича. Тема страдания трактуется им как безысходная, а некоторые произведения, созданные в эти годы, близки к экспрессионизму («Голова Христа», бронза, 1914; Сплит, галлерея Мештровича). ^гтpaчивaeтcя пластичность форм, силуэты приобретают графический характер. Художник охотнее всего работает в рельефе, часто прибегает к дереву как к материалу, поддающемуся более разнообразной фактурной обработке, необходимой в его поисках экспрессии («Христос в Гефсиманском саду», 1916; Дубровник, частное собрание). Графический характер носит и его выразительный по ритму рельеф «Лучники» (гипс, 1917; Лондон, частное собрание).

И. Мештрович. Памятник Григорию Нинскому в Сплите. Бронза. 1926 —  1927 гг
И. Мештрович. Памятник Григорию Нинскому в Сплите. Бронза. 1926 — 1927 гг

илл. 290 а

И. Мештрович. Лучники. Рельеф. Гипс. 1917 г. Лондон, частное собрание
И. Мештрович. Лучники. Рельеф. Гипс. 1917 г. Лондон, частное собрание

илл. 290 б

Творчество Мештровича остается ведущим и в период между двумя войнами, когда народы Югославии объединились в одно государство. Сложность развития не только творчества Мештровича, но и всего искусства этого периода объясняется сложностью и противоречивостью исторической ситуации. Скульптор создает ряд выразительных и динамичных памятников (Григорию Нинскому, 1926 — 1927, Сплит, Иосипу Штросмайеру, 1926, Загреб, и др.). Лучшим и подлинно народным произведением этих лет является созданный Мештровичем памятник Неизвестному солдату (1934 — 1938) на холме Авала около Белграда (см. раздел архитектуры). Однако в станковых произведениях Мештровича сказываются противоречия эпохи. Появляются такие скульптуры, как «Мать, приносящая в жертву ребенка» (мрамор, 1927; Сплит, галлерея Мештровича); деформация, неоправданные диспропорции сближают это произведение с экспрессионизмом. Эти тенденции еще сильнее ощутимы в последний период жизни скульптора, который протекал вне его родины. В 1941 г. Мештрович был арестован фашистской полицией, и после освобождения он едет в Рим. Последние годы своей жизни он проводит в США и там умирает.

Великая Октябрьская социалистическая революция в России, предложения Советского правительства начать мирные переговоры и призыв утвердить права наций на самоопределение имели большой резонанс у народов Югославии. Борьба народов Югославии за единое государство усиливается и завершается образованием Королевства сербов, хорватов и словенцев (1918). Однако власть фактически перешла в руки крупной сербской буржуазии. Общественная жизнь Югославии осложняется в связи с обострением классовой борьбы, с революционизированием пролетариата. В 1919 г. в Югославии была создана Коммунистическая партия, которая, однако, скоро должна была уйти в подполье. В политической жизни в это время четко определились два лагеря — сторонников реакционно-монархического режима с уклоном к фашизму в 20-х и 30-х гг. и лагеря демократии, который привлекал к себе все большее число интеллигенции. Эта историческая обстановка нашла сложное отображение в культуре, особенно в изобразительном искусстве. Переплетение различных противоречивых тенденций можно наблюдать даже у отдельных художников, как было показано уже на примере творчества Мештровича.

С. Стоянович. Портрет скульптора А. Джакометти. Фрагмент. Гипс. 1919 —  1920 гг. Белград, Народный музей
С. Стоянович. Портрет скульптора А. Джакометти. Фрагмент. Гипс. 1919 — 1920 гг. Белград, Народный музей

илл. 292 а

В скульптуре Югославии по сравнению с другими видами искусства реалистические тенденции сохраняются с наибольшей силой. Тома Росандич (1878 — 1958) создает в 1937 г. монументальные скульптурные группы «Игра с конем», полные напряженного движения (поставлены перед зданием Народной скупщины в Белграде). Наряду с героической линией, выраженной в творчестве А. Августинчича, развивается лирическое дарование Сретена Стояновича (1898 — 1960) и Ивана Лозицы (1910 — 1943), трагически погибшего от рук фашистских палачей.

Л. Бабич. Горный пейзаж. 1931 г. Загреб, Галлерея современного искусства
Л. Бабич. Горный пейзаж. 1931 г. Загреб, Галлерея современного искусства

илл. 294 а

И. Генералич. Реквизиция скота. 1934 г. Загреб, Галлерея искусства примитивистов
И. Генералич. Реквизиция скота. 1934 г. Загреб, Галлерея искусства примитивистов

илл. 295 а

Противоречивые тенденции этого времени очень ясно сказались на развитии живописи. Многих художников захватил поток западноевропейского искусства. Здесь были последователи фовизма (М. Узелац, М. Коньович), экспрессионизма Ф. Краль и Т. Краль, Ф. Тратник). Однако и в этот период в Югославии нет беспредметного искусства. Большинство художников не теряют связи с жизнью, отражают быт и природу своей родины (М. Пияде, П. Добрович, С. Шуманович. а также художники В. Бецич, Л. Бабич, И. Мише, входившие в группу «Трех»). Важно отметить, что в 30-х гг. усиливаются реалистические тенденции у ряда живописцев и графиков. Это видно, например, в творчестве Божидара Якаца (р. 1899), в его офорте «Мартеновский цех» (1939). Отстоять национальные традиции, сохранить самобытность — такова была задача группы «Земля», во главе которой стоял Крсто Хегедушич (р. 1901). Его творчество сводилось к стилизации под крестьянское искусство, так как он считал, что только такое искусство понятно народу. Хегедушич объединил вокруг себя крестьян-самоучек: Ивана Генералича (р. 1914), Франьо Мраза (р. 1910) и Мирко Вириуса (1889 — 1943). Эта группа художников известна под названием «Хлебинская школа». Темами их картин являются деревенские события, которые им близки и понятны. Они видят социальные контрасты жизни, но замечают и ее смешные стороны, любят пошутить и пофантазировать. В их жанровых сценах человеческие фигуры представлены грубо, примитивно, но с большой экспрессией.

В послевоенный период можно отметить расширение тематики в работах художников, входивших в названную группу. Интересно с этой стороны творчество Ф. Мраза, активного участника освободительного движения, написавшего в 1962 г. картину «В концлагерь» (собственность автора).

Ф. Мраз. В концлагерь. 1962 г. Собственность художника
Ф. Мраз. В концлагерь. 1962 г. Собственность художника

илл. 295 б

Художники-хлебинцы были участниками выставок общества «Земля». К группе «Земля» принадлежал и Мариан Детони (р. 1905), который в 1930-е гг. создает социально заостренные произведения («Общественное питание», 1935; Загреб, Галлерея современного искусства). У всех этих художников видно стремление включиться в общую борьбу прогрессивных сил против развивающегося фашизма. Коммунистическое и национально-освободительное движение захватывает в это время широкий круг художников и учащуюся молодежь, в частности студентов Загребской Академии художеств. Прогрессивные тенденции югославского искусства ясно выявились в деятельности группы «Жизнь», создателем и вдохновителем которой был Джордже Андреевич-Кун (о нем будет сказано в связи с его работами послевоенного периода).

Война прервала развитие художественной жизни в Югославии, многие художники идут добровольцами и сражаются в партизанских отрядах. Однако художники не только несут боевую службу, но продолжают работать и в своей области, создавая летопись этих тяжелых для народов Югославии дней. Усиливается связь искусства с интересами народа. К теме войны обращаются художники разных направлений. В реалистическом плане развивалось творчество уже упомянутого Божидара Якаца. Он создает образы юных партизан и полные драматизма военные пейзажи. В этом плане работают и другие художники (П. Шимага, Н. Пирнат). Более сложным и противоречивым представляется творчество черногорского художника Петра Лубарды (р. 1907). Стремясь к чрезмерной выразительности, он теряет материальность и конкретность образа, подходя вплотную к экспрессионизму. Эта тенденция привела Лубарду в 50-х гг. почти к полному отрыву от изобразительности. Тенденция к экспрессионизму видна и у других художников, таких, как М. Детони и другие.

П.Лубарда. Борьба коней. 1953 г. Белград, Галлерея современного искусства
П.Лубарда. Борьба коней. 1953 г. Белград, Галлерея современного искусства

илл. 297 б

Образование Народной Федеративной Республики открыло новый период истории для народов Югославии, столько времени терпевших не только социальный, но и национальный гнет. Правительство Югославии с первых лет образования республики уделяло большое внимание искусству. Должна быть отмечена забота, которую проявило правительство в постановке монументальных памятников.

А. Августинчич. Монумент Советской Армии в Батиной Скеле. Фрагмент. Бронза. 1945 — 1947 гг
А. Августинчич. Монумент Советской Армии в Батиной Скеле. Фрагмент. Бронза. 1945 — 1947 гг

илл. 299

Скульптура становится ведущим видом искусства. Антун Августинчич (р. 1900), унаследовавший лучшие традиции Мештровича, приобрел известность как скульптор уже в конце 20-х гг. (памятник нашим шумадинцам в городе Крагуеваце, 1928; Петру Кочичу в Бане Луке, 1929). Большой интерес представляет его статуя «Горняк» (бронза, 1936; Женева). Образ рабочего полон динамики, эмоционально приподнят. Выразительность образа, темпераментная лепка присущи работе «Перенос раненого», выполненной Августинчичем во время войны (1944; подарена скульптором Славянскому комитету в Москве). В широком шаге солдат, в сильно наклоненной вперед фигуре идущего первым бойца скульптор выразил одновременно большое усилие воинов, их мужество и упорство. Вернувшись в освобожденный Белград, Августинчич работает над памятником, посвященным форсированию Дуная Советской Армией и партизанами; памятник закончен в 1947 г. и поставлен на месте соединения Советской Армии с Народно-освободительными войсками Югославии в Батиной Скеле. Характеру взятой темы соответствуют динамизм и волевое напряжение, которые вложил скульптор в композицию и отдельные фигуры памятника. На высоком постаменте в быстром движении дана фигура женщины (символ Победы) с гордым и грозным лицом. Ее движению как бы вторят бойцы, находящиеся внизу, тоже устремляющиеся вперед. Рельефы передают эпизоды борьбы югославских партизан и советских воинов с фашистами. Над памятниками работает Августинчич и в последующие годы, всегда стремясь достигнуть наибольшей выразительности, воплотить свой замысел в динамичных формах. В 1952 — 1954 гг. скульптор успешно выполняет памятник, предназначенный для постановки перед зданием Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке. Кроме того, Августинчич создал целый ряд портретов своих современников (маршала Броз Тито, Моше Пияде и других).

Ф. Кршинич. Первые шаги. Бронза. 1955 г
Ф. Кршинич. Первые шаги. Бронза. 1955 г

илл. 293 а

Плодотворно работает после войны и другой последователь Мешгровича — Франьо Кршинич (р. 1897). В группе «Первые шаги» (бронза, 1955) он чисто пластическими средствами передал душевное состояние матери, ее напряженность и в то же время умиленность, противопоставив плавное движение изогнутой фигуры женщины упругому вытянутому тельцу ребенка. На путях реализма остаются многие скульпторы Югославии: Борис Калин (р. 1905), Зденко Калин (р. 1911), Франчишек Смерду (р. 1908) и другие.

Более противоречивым представляется творчество Вани (Ивана) Радауша (р. 1906). В работах, созданных непосредственно перед войной, скульптор добивается экспрессии, однако для этого он порой прибегает к натуралистическим деталям («Нищий», терракота, 1938, собственность художника; «Осужденный», бронза, 1944, Загреб, Галлерея современного искусства). Талант художника наиболее ярко раскрылся в скульптурах на военные темы («Гранатометчик», «Раненый»; оба — бронза; были на выставке югославского искусства в Москве в 1947 г.). В группе «Похороны партизана» (бронза; экспонировалась на той же выставке) в медленных, осторожных движениях бойцов, опускающих тело в могилу, выражена печаль по ушедшему товарищу. В этом произведении скульптор отказался от натуралистических моментов, которые были ощутимы в его ранних работах. Эмоциональная глубина произведения раскрыта ритмом движения бойцов и энергичной лепкой, создающей светотеневую игру. В послевоенное время в ряде его скульптур явно сказывается стремление к монументальности, как, например, в работе «Женщина с острова Крю» (мрамор; 1953). В первой половине 50-х гг. Радауш много работает над памятниками жертвам войны, по-разному решая их. В проекте памятника для Ясеноваца (гипс; 1951) явственно звучит тема оплакивания, композиционное решение сложное и беспокойное (изображены женщины, идущие вокруг перевернутой пирамиды, стены которой усеяны черепами). Наоборот, в спокойной, классической манере осуществлен памятник в Карловаце (1955), где группа бойцов композиционно заключена в правильный треугольник. Во второй половине 50-х гг. Радауш возвращается к тенденциям довоенного времени. В погоне за экспрессией он снова прибегает к натуралистическим деталям, в то же время как бы изрытая поверхность и углубления в ней, переходящие в провалы, разбивают пластичность формы. Таковы его статуи циклов «Жертвы тифа» (1955 — 1960; Загреб, Национальный музей Революции) и «Хорватский паноптикум» (раскрашенный гипс, 1956 — 1959); собственность художника).

Л. Долинар. Памятник патриотам, расстрелянным в Яинцах. Фрагмент. Бронза. 1943 — 1950 гг. Кралево
Л. Долинар. Памятник патриотам, расстрелянным в Яинцах. Фрагмент. Бронза. 1943 — 1950 гг. Кралево

илл. 292 б

В. Радауш. Женщина с острова Крк. Мрамор. 1953 г
В. Радауш. Женщина с острова Крк. Мрамор. 1953 г

илл. 293 б

В области монументальной скульптуры, над памятниками павшим во время войны работают и другие ваятели; отметим памятник патриотам, расстрелянным в Яинцах (1943 — 1950; поставлен в 1959 г. в Кралево) Лойзе Долинара (р. 1893).

Г.А.Кос. На Госпосветском поле. Фрагмент. 1939 г. Любляна
Г.А.Кос. На Госпосветском поле. Фрагмент. 1939 г. Любляна

илл. 294 б

Как и в скульптуре, реалистические тенденции в живописи проявились особенно ярко у художников, вставших на этот путь уже в 30-х гг. Гоймир Антон Кос (р. 1896) в конце 30-х гг. создает монументальные композиции из жизни словенского народа («На Госпосветском поле», 1939, Любляна). Понятно поэтому его возвращение к тематическим работам после мировой войны. В 1950 г. он выполняет большую картину «Первый съезд КПС». Однако, отказавшись от стилевых приемов своих композиций 30-х гг., художник в поисках жизненной правды приходит к некоторой фотографичности.

К произведениям на темы современной жизни обращается живописец и график Джордже Андреевич-Кун (1904 — 1964). Еще в 1937 г. в серии гравюр на дереве «Кровавое золото», в манере, близкой к Мазерелю, художник рассказывает о бедственном положении горняков, показывая и их активные действия против капиталистов.

Андреевич-Кун был участником борьбы испанского народа против фашизма; героическую страницу истории Испании он отразил в цикле «За свободу». Оба цикла были запрещены, художник был арестован, заключен на некоторое время в концлагерь. Но Андреевич-Кун продолжает в дальнейшем издавать политически острые рисунки, хотя и выпускает их под невинным названием: «Рисунки, Этюды, эскизы» (1940). Задушевностью полны его графические работы, сделанные во время войны (серия «Партизаны», 1944).

Д. Андреевич-Кун. У реки. Из серии «Партизаны». Рисунок. Тушь. 1944 г
Д. Андреевич-Кун. У реки. Из серии «Партизаны». Рисунок. Тушь. 1944 г

илл. 298 а

Андреевич-Кун работал и как живописец. В его картинах, написанных обычно в светлой гамме, особенно сильно звучали мажорные ноты, несмотря на драматические сюжеты. Это чувствовалось уже в его произведениях 30-х гг. («В тюрьме», 1939) и особенно в послевоенных работах. Так, например, картина «Партизанский отряд» (экспонировалась на выставке югославского искусства в Москве в 1947 г.), изображающая партизан, проходящих по горному перевалу, создает ощущение, что эти люди господствуют над миром, что это своего рода марш победителей. В другой манере выполнена картина «Свидетели ужаса» (1946), но и здесь не показаны сцены фашистских зверств, а только представлен народ, который при этом присутствует. Художник строит изображение крупным планом, и зритель угадывает о происходящем по глазам и лицам людей.

О. Постружник. Заход солнца на острове Сильба. 1956 г. Собственность художника
О. Постружник. Заход солнца на острове Сильба. 1956 г. Собственность художника

илл. 296 а

К военной тематике обращается и М. Детони. Во время войны он работает над серией гравюр на линолеуме, в которой воплощает страшные сцены войны, свидетелем которых он был. Художник прибегает к приемам, близким к экспрессионизму, стремясь создать ощущение ужаса, безнадежности. Темам войны, но в другой трактовке («Партизаны форсируют реку Неретву») он остался верен и во второй половине 40-х гг. Югославские критики говорят об этом периоде Детони как о периоде социалистического реализма. В дальнейшем, в 50-х гг., виден отход художника и от социальной тематики и от конкретного образа.

В послевоенном искусстве возрождаются те фовистические тенденции, которые были характерны для периода между двумя войнами. В этой манере работают Марко Челебонович, Отон Постружник и другие. Интересно развивается творчество одного из старейших живописцев — Мило Милуновича (р. 1897). В 20-е гг. Милунович был тесно связан с парижской школой, от ее имени он в 1928г. выступает на Венецианской Биеннале. Вернувшись на родину, он создает произведения, полные лирики и душевной ясности («Мусульманка», 1932; Белград, Народный музей). В картине «Оккупанты уходят» (экспонировалась на выставке югославского искусства в Москве в 1947 г.) художник воплотил только что пережитую трагедию югославского народа. Распростертое безжизненное тело женщины на берегу моря является, по существу, символом бедствий войны. Однако в картину введено одно очень конкретное наблюдение: к груди женщины подполз ребенок, вылезший из стоящей рядом люльки. Эта жизненная подробность усиливает трагедийный момент. Меняется строй колорита, утонченная гамма красок сменяется теперь суровой, ясно видно тяготение художника к монументальным формам. В 1947 г. художник выполняет мозаики для драматического театра в Белграде. В последующие годы творчество Милуновича полно противоречий. Он стремится воскресить традиции средневековой фрески и делает красивые по цвету натюрморты и пейзажи с использованием национальных мотивов, но часто они превращаются в чисто декоративные композиции. Противоречивые тенденции также проявились в росписи торжественного зала Исполнительного Веча Народной Республики Сербии (1955). Сюжет росписи — демонстрация протеста против правительства, состоявшаяся 7 марта 1941 г. Однако крайний схематизм, упрощенность форм, стилизация фигур под детский рисунок делают эту роспись малоубедительной, замысел художника остается нераскрытым. Упрощенность и стилизация под детский рисунок характерны и для работ других художников и видны, в частности, в цветной литографии Лазаря Вуяклия «Привет солнцу» (1956).

Л.Вуяклия. Привет солнцу. Цветная литография. 1956 г
Л.Вуяклия. Привет солнцу. Цветная литография. 1956 г

илл. 296 б

М.Милунович. Роспись зала Исполнительного Веча Народной Республики Сербии в Белграде. Фрагмент. 1955 г
М.Милунович. Роспись зала Исполнительного Веча Народной Республики Сербии в Белграде. Фрагмент. 1955 г

илл. 297 а

К. Xегедушич. Караульные лагеря смерти. 1957 г. Загреб, Галлерея современного искусства
К. Xегедушич. Караульные лагеря смерти. 1957 г. Загреб, Галлерея современного искусства

илл. 298 б

Во второй половине 50-х гг. большое распространение в югославском искусстве получает сюрреализм. В сюрреалистическом плане пишет, например, свои картины Хегедушич, хотя он затрагивает социально важные темы, напоминая об ужасах войны («Караульные лагеря смерти», 1957; Загреб, Галлерея современного искусства; «Мертвые воды», 1956, Загреб, частное собрание). Сюрреали.-стические тенденции очень сильны среди молодых художников (М. Станчич, М. Шуш-таршич, С. Крегар и другие). Однако развитие сюрреализма нельзя считать закономерным для искусства Югославии. Не убедительно, когда сюрреализм югославские критики объясняют «освобождением от накопившегося разочарования и социального недовольства» или оправдывают тем, что он «содействовал разрушению традиционной эстетики». Широкое распространение находит в Югославии и абстракционизм. Некоторые авторы комбинациям раскрашенных плоскостей и линий дают надуманные названия, желая вызвать какие-либо ассоциации («На тему о св. Трифоне» М. Маскарели, 1955; Белград, частное собрание), другие же отказываются и от этого, называя свои работы «композициями».

Направления, уводящие художника от действительности, никак не могут быть связаны с задачами, которые ставит перед собой страна, идущая по пути социализма. Недаром на VII съезде молодежи (1963), где поднимался вопрос о культурном строительстве, Броз Тито подверг резкой критике абстрактное искусство как не связанное с жизнью.

* * *

К моменту образования многонациональной Югославии (1918) вошедшие в ее состав народы, и прежде всего народы Сербии, Словении, Хорватии, пришли со своими архитектурными традициями и особенностями. Не случайно поэтому архитектура межвоенного двадцатилетия не была однородной. В Сербии, Хорватии и Словении в эти годы сложились свои архитектурные центры, группировавшиеся вокруг Белградского, Загребского и Люблянского университетов. Здесь сосредоточивались наиболее крупные специалисты, которые вели проектирование и для других районов страны. Так, например, в Загребе работал выдающийся югославский архитектор старшего поколения В. Ковачич (1874 — 1924), противопоставивший в своем творчестве эклектической мешанине в духе разных исторических стилей строгую и во многом новую по своим формам, однако тесно связанную с классическим наследием архитектуру.

В Любляне особенно сильное влияние имел широко известный не только в Югославии, но и во всей Центральной Европе И. Плечник (1872 — 1957). В течение тридцати шести лет Плечник вел преподавательскую работу на архитектурном факультете Люблянского университета, подготовив целую плеяду зодчих. Для него характерно превосходное знание классики, сочетавшееся с глубоким проникновением в сущность народного искусства. Во многих своих произведениях (например, в оформлении внутреннего двора летнего театра в Любляне) он использовал такие художественные средства, как сграффито и мозаика, разнообразие фактуры и цвета различных строительных материалов. Эти традиции глубоко укоренились среди архитекторов люблянской школы, придав многим их произведениям черты народности, тесную связь с ремеслами, сопутствующими строительному искусству.

Для творчества ведущей группы сербских архитекторов в этот период характерна борьба нескольких основных тенденций. Зодчие старшего поколения, воспитывавшиеся в учебных заведениях Германии и Австро-Венгрии, такие, как А. Сте-ванович (1859 — 1929), Н. Несторович (1868 — 1957), Д. Джорджевич (1866 — 1933), К. Иованович (1881 — 1935), продолжают следовать традициям академического эклектизма и немецкого сецессионизма. Ряд других зодчих старшего поколения и их последователи, главным образом из числа выпускников архитектурного отделения Белградского университета, развивали в своих работах черты архитектурного романтизма. Они пытались заново возрождать отдельные стилистические особенности и приемы сербской средневековой архитектуры, рассчитывая таким путем создать свое национальное зодчество.

Одновременно с этим в творчестве наиболее прогрессивных архитекторов начинает проявляться стремление порвать с господством самодовлеющих форм прошлого, с канонами схоластического академизма. Новое направление в архитектуре, встречавшее в Сербии значительное противодействие, в Хорватии развивалось более равномерно и последовательно. Прогрессивные тенденции загребской архитектурной школы здесь постепенно привели к формированию сильной группы молодых зодчих (Ю. Дензлер, А. Альтбини, С. Клиока, И. Пичман и другие), творчество которых лежит в русле западноевропейской архитектуры межвоенного двадцатилетия. В 30-е гг. на путь развития новой архитектуры встает и один из крупнейших зодчих Словении — Иван Вурник (р. 1884).

Однако процесс постепенного перехода от эклектической стилизации, господствовавшей на рубеже века, к функционализму сильно тормозился слабостью строительной техники, которая неизбежно удерживала югославских архитекторов в рамках традиционных консервативных форм. Новые металлические и железобетонные конструкции применялись в ограниченном количестве, почти исключительно в промышленном строительстве и некоторых общественных и административных зданиях, в то время как жилищное строительство велось в той же технике, что и в конце 19 в. Разрыв между стремлением к новым архитектурным формам, рожденным в развитых европейских государствах прогрессом строительной техники, и отсталостью той технической базы, на которую могли опереться архитекторы Югославии, во многих случаях способствовал появлению формализма и внешнего подражательства «модным» европейским течениям.

Разнообразие творческой направленности особенно полно проявило себя в архитектуре общественных зданий. В современной архитектурной концепции в 30-х гг. были выстроены гостиница на острове Лопуд (архитектор Н. Добрович), учебное заведение в Загребе (архитектор 3- Врклян), Ипотечные банки в Скопле и Сараеве (архитектор М. Злокович) и др. Следует упомянуть также интересные спортивные сооружения архитекторов И. Плечника и И. Вурника в Любляне, школу, построенную архитектором М. Банлоном в Сараеве, а также школьные здания в Белграде, Загребе и Крыжевце.

В области градостроительства наиболее крупной работой явилось составление генеральных планов Белграда (1924 и 1939 гг., архитекторы Д. Ковалевский, Д. Томич), Загреба, Нового Сада, Сараева, Скопле, Сплита и других городов, быстрое развитие которых было связано с новой административной организацией страны и расширением капиталистического производства. Характерен в этом отношении Белград, который на рубеже века имел всего шестьдесят тысяч жителей, в 1916 г. — сто десять тысяч, а за двадцать лет между двумя мировыми войнами вырос более чем в три раза и в 1939 г. насчитывал уже триста пятьдесят тысяч жителей. Интересные градостроительные концепции были выдвинуты архитекторами И. Плечни-ком и И. Вурником при разработке основ генерального плана столицы Словении. Архитекторы стремились сохранить в Любляне ту гармоническую взаимосвязь между отдельными архитектурными ансамблями и частями застройки, которая была присуща старому городу. Они ставили перед собой задачу найти новое единство между существующими городскими районами и современной застройкой, преодолеть тот строительный хаос, который неизбежно связан с частнопредпринимательской деятельностью. Законченный перед самой войной генеральный план Большой Любляны, опирающийся на творческие градостроительные идеи И. Плечника и его коллег, во многих отношениях был новым словом в градостроительной практике.

Несмотря на благоприятную строительную конъюнктуру, сложившуюся в результате притока в Югославию иностранного капитала, и довольно значительный размах строительства, архитектурный облик крупных городов постоянно ухудшался. Даже в столице в эти годы возникли такие трущобные районы, как Ятаган Мала, Пештоль Мала, Прокоп и другие. Однако и центральные ансамбли, многие из которых были застроены заново крупными зданиями банков, контор, торговых фирм, гостиниц и ресторанов, отличались низким архитектурно-художественным уровнем. В них отсутствовали CTHwiesoe единство, композиционная целостность, доминировали тяжеловесная монументальность, беспокойный хаотический силуэт и вычурная претенциозность форм. Проекты планировки и застройки городов при всей ограниченности намечаемых в них мероприятий постоянно нарушались. Так, в генеральном плане Белграда только за десять лет (1924 — 1934) было отмечено сто девяносто изменений! Естественно, что в таких условиях не могло быть и речи о сколько-нибудь планомерном ансамблевом строительстве.

В годы межвоенного двадцатилетия делались отдельные попытки создания синтетических архитектурно-художественных композиций преимущественно мемориального характера. Широкую известность, в частности, получил мемориальный комплекс памятника Неизвестному солдату на Авале, около Белграда (1934 — 1938) И. Мештровича. Лаконичный и выразительный мавзолей, увенчивающий вершину высокого холма, связан с монументальной скульптурой. Живописное построение всего ансамбля, его органическая связь с природой, превосходные символические изваяния делают памятник на Авале одним из лучших архитектурно-скульптурных ансамблей Югославии.

После освобождения страны от фашизма и победы народно-демократического строя произошли существенные изменения в общей направленности югославской архитектуры. В центре внимания наряду с промышленным строительством оказались проблемы массового сооружения жилищ, реконструкции городов, создания сети новых общественных и обслуживающих зданий.

В 1960 г. был разработан новый генеральный план социалистической реконструкции Белграда. По существу, речь в нем идет не только о преобразовании старого города, который из-за плотной застройки, неудобной уличной сети и малых размеров создает очень трудные условия для осуществления широких градостроительных замыслов, но о значительном расширении столицы за счет объединения ее с расположенным к востоку городом Земуном и строительства еще одного обширного района — Нового Белграда. После завершения реконструкции Белград превратится в современный хорошо организованный столичный город. Его центр переместится в район Нового Белграда, где на равнинной территории между Савой и Дунаем уже сейчас ведется строительство правительственных, административных, культурно-просветительных и жилых зданий. Авторами центральной части Нового Белграда являются архитекторы У. Мартинович, М. Главички, Л. Ленарчич, Д. Ми-ленкович. В 1960 г. здесь закончено сооружение трех жилых районов на двести сорок тысяч человек, со своими общественными центрами и современной системой обслуживания.

Облик Нового Белграда вырисовывается сегодня со всеми особенностями, присущими крупному градостроительному ансамблю, сооружаемому единовременно и по одному проекту. Его определяют и сочетание геометрической планировки центрального ядра с живописно изогнутой линией реки и водоемов, и подчеркнуто регулярная застройка многоэтажными зданиями с резкими контрастами длинных вытянутых домов и башенных вертикальных «солитеров», и современная система развязки движения, при которой транспортные пути изолированы от пешеходных аллей и бульваров. Построенные уже в Новом Белграде многоквартирные жилые дома (архитекторы Т. Иванович, Д. Миленкович, В. Петричич), детский сад архитектора Л. Кабилио и другие сооружения отличаются чистотой линий и форм, ясно выраженной тектонической системой, широким использованием полихромии в отделке фасадов.

Т.Иванович, Д.Миленкович, В.Петричич. Жилые дома на главной магистрали в Новом Белграде. Начало 1960-х гг
Т.Иванович, Д.Миленкович, В.Петричич. Жилые дома на главной магистрали в Новом Белграде. Начало 1960-х гг

илл. 288 а

Большие градостроительные работы ведутся в столице Македонии городе Скопле, который в июле 1963 г. был почти до основания разрушен землетрясением. Город отстраивается заново, на основе нового генерального плана, с широким применением индустриальных методов возведения зданий. Архитекторы Р. Галич, Е. Зекнр, В. Киосевский, Д. Пецовски, Л. Пота и другие создали проект реконструкции центральной части Скопле, который превратится в город современных архитектурных ансамблей с системой общественных зданий, вынесенных к реке. Новые крупные жилые комплексы сооружены в Сараево.

Новая застройка в Сараеве. Конец 1950-х  —  начало 1960-х гг
Новая застройка в Сараеве. Конец 1950-х — начало 1960-х гг

илл. 288 б

История многих городов Югославии уходит своими корнями в далекое прошлое, о котором рассказывают выдающиеся памятники старины, восходящие не только к эпохе средневековья, но и к античности. Особенно известны Дубровник, Охрид, Сплит, Пула, Печ, являющиеся настоящими городами-музеями. Реконструкция и поддержание этих городов в хорошем состоянии являются одной из важных задач югославских зодчих. Большая работа по обновлению древних городов ведется на Адриатическом побережье. Характерным примером может служить реконструкция города Копра (Истрня). Древнее ядро города сохраняется почти без изменений и превращается в исторический заповедник. Неприкосновенными остаются основные доминанты центральных ансамблей, их соотношение с окружающей застройкой, живописные узкие улицы — вся архитектурно-пространственная композиция старого города. За счет сноса ветхих внутриквартальных построек и тех домов, которые не имеют художественной ценности, расширяется озеленение и улучшается санитарное состояние древних частей Копра.

По совершенно иному принципу строятся основные жилые массивы современного Копра. Они состоят из самостоятельных крупных групп жилых домов, рассчитанных на две, три, пять и восемь тысяч человек. Здесь, как и в других новостройках, архитекторы Югославии широко применяют многоэтажные дома башенного типа, различные по своей архитектуре и внутренней планировке помещений. В приморских городах эти здания способствуют формированию выразительного силуэта застройки и многоплановости общей композиции ансамбля.

В архитектуре домов башенного типа югославские зодчие добились значительных композиционных и пластических результатов. И в крупных городах и в сравнительно небольших населенных пунктах эти здания занимают видное место и отличаются значительным разнообразием своего архитектурного облика. Среди них — здания с простым квадратным планом, крестообразные дома, двойные башни, связанные между собой лестничной клеткой и балконами, различные более сложные асимметричные варианты планировки. Благодаря этому башенные дома не только отличаются приспособленностью к конкретным условиям местности (ориентация, учет панорам, раскрывающихся из окон, и т. д.), но и свободны от монотонности, недопустимой в тех случаях, когда речь идет о высотных доминантах.

Одной из положительных сторон творческих поисков югославских зодчих является стремление к органическому и рациональному сочетанию индустриальных методов строительства по типовым проектам с оригинальными композиционными приемами построения ансамблей жилых и общественных зданий, в которые в разумной мере вкрапливаются отдельные уникальные сооружения, памятники, элементы малых архитектурных форм и т. п.

В.Поточняк, 3.Нейман, А.Ульрих, Д.Перак, М.Янкович. Здание Исполнительного Веча СФРЮ в Новом Белграде. Входная часть
В.Поточняк, 3.Нейман, А.Ульрих, Д.Перак, М.Янкович. Здание Исполнительного Веча СФРЮ в Новом Белграде. Входная часть

илл. 289 а

В. Поточняк, 3. Нейман, А. Ульрих, Д.Перак, М.Янкович. Здание Исполнительного Веча СФРЮ в Новом Белграде. Конец 1950-х гг. Общий вид
В. Поточняк, 3. Нейман, А. Ульрих, Д.Перак, М.Янкович. Здание Исполнительного Веча СФРЮ в Новом Белграде. Конец 1950-х гг. Общий вид

илл. 289 б

Среди крупных общественных зданий, выстроенных в Югославии, необходимо упомянуть здание Исполнительного Веча Социалистической Федеративной Республики Югославии в Новом Белграде (конец 1950-х гг.; архитекторы В. Поточняк, 3- Нейман, А. Ульрих, Д. Перак, М. Янкович), включающее в себя целый комплекс правительственных сооружений, павильоны Белградской ярмарки (1950 — 19эЗ; архитектор М. Пантович и другие), административное здание на улице Пролетарских бригад и корпус Рабочего университета в Загребе, Дом профсоюзов в Белграде. Все эти сооружения отличаются современностью п свежестью архитектурных форм, хорошей функциональной организацией н композиционным мастерством, присущим новым работам югославских зодчих.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'
Клининговые услуги киев цена