Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Живопись

Историческая живопись. В XVIII веке главным считался исторический жанр, так как только он, по понятиям того времени, был способен запечатлеть героические образы прошлого, великие события мировой и русской истории. Поэтому Академия художеств заботилась о развитии этого жанра и поощряла творчество исторических живописцев. Под исторической живописью тогда понимали произведения, выполненные на собственно исторические, античные, мифологические и библейские темы.

Русские живописцы постепенно выработали композиционные принципы построения исторической картины: они уделяли большое внимание передаче характера действующих лиц, одежде и обстановке. Часто композиции трактовались как сценические театральные действа, где главенствовал основной герой, как в драме произносящий слова своей роли, и сосредоточивающий на себе все внимание. Ему подчинялось окружение - другие персонажи, архитектура, пейзаж. Колорит таких картин отличался подчеркнутой условностью цвета. При этом художники обычно старались глубоко передать внутреннюю жизнь героев. Появилось стремление к простоте и естественности. Нередко лучшие исторические произведения оказывались связанными с художественным осознанием прошлого Отчизны.

Глубины и монументальности воплощения важного события русской истории достиг М. В. Ломоносов в мозаике "Полтавская баталия", которую под его руководством выполнили русские мастера, продолжая развивать и обогащать монументальные традиции древнерусского искусства. Мозаика намечала новый путь отечественной монументальной живописи.

А. П. Лосенко (1737-1773). Крупнейшим историческим живописцем был Антон Павлович Лосенко. Он родился на Украине, рано осиротел и попал в Петербург в придворный хор, откуда в 16 лет был отдан в обучение к И. П. Аргунову, а в 1759 году в Академию художеств. По окончании Академии он был послан во Францию и Италию. Вернувшись в 1769 году в Петербург, Лосенко стал профессором, позднее директором Академии художеств. Его рисунки и картины ("Жертвоприношение Авраама", "Каин", "Авель") пользовались у современников большим успехом, долгое время служили образцами мастерства и часто копировались учениками. Полнее всего дарование художника раскрылось в его двух последних произведениях - "Владимир и Рогнеда" (1770, ил. 62) и "Прощание Гектора с Андромахой" (1773, ил. 63). Работая над картиной о новгородском князе Владимире, решившем силой увезти полоцкую княжну Рогнеду, Лосенко исполнил серию натурных рисунков для изображения русских воинов. Конечно, в позах главных действующих лиц, их жестах, в костюмах еще много условного. Но художником уже сделан первый шаг к воплощению средствами живописи человеческих страстей в их столкновении и развитии. Первая русская историческая картина на национальную тему свидетельствовала о зрелости новой живописи России. В "Прощании Гектора с Андромахой" Лосенко, избрав античный сюжет, выступил как характерный мастер классицизма. Он утверждает идею свободолюбия человека, его патриотизм, гражданственность, готовность к подвигу. Таким показан Гектор - герой гомеровской "Илиады", прощающийся с семьей и соотечественниками перед боем за родной город Трою. Картина проникнута чувством героического пафоса.

Ил. 63. А. П. Лосенко. Прощание Гектора с Андромахой. X., м. 155,8 X 211,5. 1773. ГТГ
Ил. 63. А. П. Лосенко. Прощание Гектора с Андромахой. X., м. 155,8 X 211,5. 1773. ГТГ

Лосенко был не только талантливым историческим живописцем, но и незаурядным портретистом. До нашего времени дошли некоторые его полотна этого жанра, в том числе выразительный портрет первого русского актера Ф. Г. Волкова.

Педагогическая деятельность Лосенко была очень плодотворна: из его школы вышли самые крупные художники исторической живописи, у него обучались рисунку старшие воспитанники всех отделений Академии художеств, его авторитет был высок среди академических профессоров. Лосенко рано умер, так и не успев воплотить многие творческие замыслы, и Академия художеств лишилась крупнейшего педагога.

Из учеников Лосенко выделяются И. А. Акимов (1754-1814) - автор ряда исторических полотен, долгое время бывший профессором Академии художеств, и П. И. Соколов (1753-1791) - один из лучших академических рисовальщиков XVIII века. Почти все произведения Соколова созданы на темы из античной мифологии, но по сравнению с картинами учителя в них меньше героического, их образы отличаются мягкой лиричностью и поэтической красотой.

Г. И. Угрюмов (1764-1823). После Лосенко самым известным историческим живописцем XVIII века был Григорий Иванович Угрюмов. Окончив в 1785 году Академию художеств, он был направлен в пенсионерскую поездку в Италию, а по возвращении исполнил серию картин из русской истории: "Торжественный въезд в Псков Александра Невского после одержанной им над немецкими рыцарями победы", "Взятие Казани" и "Избрание Михаила Федоровича на царство". Тогда же началась его педагогическая деятельность. В 1797 он исполнил программу на звание академика - "Испытание силы Яна Усмаря" (ил. 64): кожемяка Ян Усмарь, желая вступить в поединок с печенегским богатырем, демонстрирует князю Владимиру свою силу. Впечатляющ образ этого русского героя, напоминающего Геркулеса, почти скульптурна пластика его атлетической фигуры. Живые, полные подчеркнутой экспрессии фигуры воинов изображены в левой части картины.

Ил. 64. Г. И. Угрюмов. Испытание силы Яна Усмаря. X., м. 283X 484. Ок. 1797. ГРМ
Ил. 64. Г. И. Угрюмов. Испытание силы Яна Усмаря. X., м. 283X 484. Ок. 1797. ГРМ

Кроме картин, Угрюмов оставил после себя ряд портретов, психологически острых и простых по композиции. Больше 20 лет он преподавал в Академии художеств. У него учились такие исторические живописцы начала XIX века, как А. Е. Егоров, А. И. Иванов, В. К. Шебуев, а также портретист О. А. Кипренский.

Наибольших успехов русская живопись второй половины XVIII века достигла не в исторической картине, а в других жанрах - прежде всего в портрете.

Портретная живопись. Во второй половине XVIII века портретное искусство достигает своего расцвета. В это время творят крупнейшие живописцы Ф. С. Рокотов, Д. Г. Левицкий и В. Л. Боровиковский, создавшие блестящую галерею портретов современников, произведения, воспевающие красоту и благородство устремлений человека. Русский портрет той поры счастливо сочетает в себе большую глубину и значительность в изображении человеческой личности. Художники воссоздавали образ человека с помощью различных живописных средств: изысканных цветовых оттенков, дополнительных цветов и рефлексов, богатейшей системы многослойного наложения красок, прозрачных лессировок, тонкого и виртуозного использования фактуры красочной поверхности. Все это определило значительное место отечественного портрета в современной ему европейской живописи.

Ф. С. Рокотов (1735 или 1736-1808). В ряду крупнейших портретистов был Федор Степанович Рокотов. Еще будучи молодым человеком, он получил широкую известность как умелый и оригинальный живописец. Его творческое наследие значительно, однако в XIX веке художник был почти забыт и только в начале следующего столетия началось кропотливое собирание фактов его биографии и творчества. Многие события из жизни Рокотова остаются загадочными.

Уже в 1760 году Рокотов - преподаватель Академии художеств. Через 5 лет ему было присвоено звание академика. После столь блестяще начатой карьеры, он покинул Академию художеств и переехал в Москву. Там начался новый, творчески очень плодотворный период его жизни.

Рокотов писал преимущественно камерные портреты. В его произведениях отразилось характерное для того времени стремление лучшей, просвещенной части русского дворянства следовать высоким нравственным нормам. Художник любил изображать человека без парадного окружения, не позирующим.

Еще в ранних произведениях Рокотова - портретах великого князя Павла, девочки Е. Юсуповой и других сказывается умение не только правильно передать сходство, но и наделить образ большой одухотворенностью.

Творчество Рокотова расцветает в последующие годы, когда художник еще более обогащает и усложняет колорит, добивается в портретах передачи внутренне значительного, приподнятого образа. В поздних портретах Рокотов подчеркивает интеллектуальность и одухотворенность своих моделей.

В портрете В. И. Майкова (конец 1760-1778) Рокотов предстает во всем блеске и оригинальности своего таланта: живопись художника становится здесь особенно темпераментной, кисть свободной, колорит, построенный на противопоставлении красного и зеленого, приобретает звучность. В образе поэта, прославившегося комической поэмой "Игрок в ломбер", иллюзия живой жизни создана не мелочной передачей внешности, а яркостью и силой выявления характерных черт.

В портрете В. Е. Новосильцевой (1780) Рокотов находит ту же меру идеальности, что и в образе Майкова. В облике этой молодой женщины олицетворялось представление художника о прекрасном. Не менее характерными, рокотовскими, являются портреты "Неизвестной в розовом" (1770-е гг.), Н. Е. Струйского (1772), Е. Н. Орловой (1779) и Е. В. Санти (1785, ил. 67). Артистизмом и притягательной силой одухотворенности пленяет портрет В. Н. Суровцевой (втор. половина 1780-х гг. ил. 66), одно из самых выразительных полотен художника, очаровательный образ женственности.

Обычно Рокотов все внимание сосредоточивает на лицах. Люди в его портретах почти всегда чуть-чуть улыбаются, нередко пристально, иногда загадочно глядят на зрителя. Их объединяет нечто общее, какая-то глубокая человечность и душевная теплота. Как будто портретируемые что-то недоговаривают, утаивают. Они словно погружены в таинственную живописную среду фона.

Произведения последних лет жизни Рокотова нам почти неизвестны, как и судьба художника в старости.

Д. Г. Левицкий (1735-1822). Когда расцветало творчество Рокотова, началась деятельность другого крупнейшего портретиста Дмитрия Григорьевича Левицкого, создавшего серию правдивых, глубоких по характеристике портретов. Художник родился, вероятно, в Киеве и вначале учился изобразительному искусству у своего отца - известного украинского гравера. Там же молодой Левицкий встретился с Антроповым, который руководил работами по украшению Андреевской церкви. Левицкий был среди учеников Антропова и в Петербурге, его помощником по выполнению портретов Екатерины II для триумфальной арки в Москве, воздвигнутой при коронации.

В 1770 году на выставке в Академии художеств Левицкий выступил с рядом портретов, представ сразу же зрелым и крупным мастером. За один из них - архитектора А. Ф. Кокоринова (1769, ил. 65) - он был удостоен звания академика. Художник опирается здесь на традиции барочного репрезентативного портрета. Кокоринов изображен в своем кабинете у стола, на котором лежит план Академии художеств. Левицкий тонко и бережно пишет спокойное, серьезное лицо Кокоринова, сложную по движению фигуру в парадном кафтане и камзоле, превосходно передает пластику жеста, различные ткани, шитье, объединяя все дымчато-сиреневой тональностью колорита.

Наиболее полно и целостно Левицкий выразил свое понимание трактовки образа в парадном портрете в серии портретов смольнянок - воспитанниц Смольного института (1773-1776). Художник изобразил каждую из воспитанниц этого привилегированного дворянского учебного заведения в определенной сюжетной ситуации, в характерной позе: Е. И. Нелидова и Н. С. Борщова показаны танцующими, Е. Н. Хованская и Е. Н. Хрущова - разыгрывающими пасторальную сценку, Е. Н. Молчанова с книгой в руках демонстрирует опыт с электрической машиной, Г. И. Алымова музицирует. Левицкий прекрасно передал очарование молодости и в то же время по-разному характеризовал персонажи. Портретам присуща декоративность, рождающаяся из богатого сопоставления красок одежд, изысканной красоты линейных контуров и силуэтов. Декоративность усиливается и кулисами, изображающими условные пейзажи или драпировки. Колорит Левицкого в этой серии ясен и жизнерадостен.

Портрет Екатерины II - законодательницы (1783) - пример прямого отклика художника на мечты дворянской интеллигенции о просвещенном монархе, истинном гражданине своего отечества, не только издающем справедливые законы, но и подчиняющемся им, как и все сограждане. Сюжет этого парадного портрета Левицкий почерпнул в кружке Г. Р. Державина, и он созвучен державинской поэме "Фелица".

Камерные портреты Левицкого эпохи расцвета его творчества, который приходится на 1770-е - 1780-е годы, представляют вершину достижений художника. Высокую интеллектуальность, духовную значительность подчеркивает художник в портрете французского философа Дени Дидро (1773-1774), посетившего русскую столицу, изобразив его в домашнем халате и без парика. Исполнена грации, женственности М. А. Львова, урожденная Дьякова (1778, ил. 68, и 1781), пустой светской красавицей представляется Урсула Мнишек (1782), расчетливая кокетливость присуща примадонне итальянской комической оперы певице А. Давиа Бернуцци (1782).

Портреты Левицкого отличаются большим разнообразием. Для художника все его модели - люди со сложной внутренней жизнью. Он им не льстил, оставаясь объективным в своих характеристиках. Любимца Екатерины II, легкомысленного придворного А. Д. Ланского (1782) он показал холодным и важным, кукольно красивым, разряженным в расшитый золотой мундир. В широко, быстрыми и пастозными мазками написанном портрете старика священника (1779) он все внимание сосредоточивает на лице человека, прожившего, очевидно, долгую и трудную жизнь. Живостью и умом светятся глаза дочери художника, Агаши (1785), которую он изобразил в русском костюме. В приписываемом Левицкому портрете писателя и издателя Н. И. Новикова (нач. 1790-х гг., ил. 69), с которым Левицкий был не только знаком, но и дружен, он подчеркнул серьезность и интеллектуальность.

Левицкий был замечательным рисовальщиком и колористом. Его портреты всегда сгармонированы в цвете, золотистый свет окутывает полотна. Художник часто прибегает к интенсивным сочным краскам, составляющим единую и характерную для него гамму, в которой царят ясность и чистота тональных и цветовых отношений.

В. Л. Боровиковский (1757-1825). Третьим выдающимся мастером портретного жанра конца XVIII века был Владимир Лукич Боровиковский. Он родился в Миргороде на Украине и первоначальные профессиональные навыки получил у своего отца-художника. В иконах, написанных Боровиковским в молодости, чувствуется его крупное дарование. В Петербурге Боровиковский общался с представителями прогрессивно мыслящей русской интеллигенции кружка Г. Р. Державина, сблизился с Левицким, и возможно, у него учился. Портрет Е. Н. Арсеньевой, созданный в 1796 году (ил. 70), - произведение высокого мастерства. В нем, кроме того, намечен новый взгляд на человека. Художник изобразил портретируемую среди природы, в уютном уголке сада, на фоне зелени, с яблоком в руке. Если Арсеньева изображена задорно улыбающейся, очаровательной в своей счастливой молодости, то М. И. Лопухина (1797) полна легкой грусти и поэтической мечтательности. Она пленяет нежной меланхоличностью, удивительной мягкостью и внутренней гармонией. В портретируемых Боровиковский воспевал способность к возвышенным чувствам, сердечным переживаниям, и в этом отношении он близок к представителям русского литературного направления сентиментализма, например, Н. М. Карамзину. Это проявляется и в образе Екатерины II, изображенной на фоне умиротворенной природы Царскосельского парка (1794), и в портрете торжковской крестьянки Христиньи (ок. 1795), идеального образа, прекрасного в своей "простоте", в групповом портрете сестер Гагариных (1802). В последний художник включил бытовую среду, связал фигуры действием, разработав тип парного изображения, предвосхищая поиски русских художников первой половины XIX века. В женских портретах художник стремился к особой поэтизации модели, к своеобразно непринужденному и в то же время изящному, слегка идеализированному ее изображению.

Более разнообразны и объективны по характеристикам мужские портреты Боровиковского. Изображенные более сдержанны в выражении чувств. Это портреты Г. Р. Державина (ок. 1795), Д. П. Трощинского (1799), Ф. А. Боровского (1799, ил. 71).

Особую группу составляют парадные портреты художника, отличающиеся монументальностью, торжественностью. Среди них наиболее показателен для самого мастера и общего направления русского искусства начала XIX века портрет А. Б. Куракина (ок. 1801). Представленная в рост фигура барски спесивого вельможи эффектно выделяется на фоне колонны и свисающего тяжелого занавеса.

В своем творчестве Боровиковский утверждал тот же высокий гуманистический идеал, который присущ русскому искусству всего XVIII века. Портреты, выполненные художником в период сближения с сентиментализмом и позднее, отражают характерные черты стиля классицизма.

Подобно большинству русских живописцев XVIII века, Боровиковский скуп и сдержан в выражении личного отношения к модели в парадном портрете.

Искусство Боровиковского не ограничивается кругом заказных портретов знати. Художник запечатлел и образы людей из народа. Кроме названного выше портрета Христиньи, он написал аллегорическое изображение зимы в виде старика крестьянина, греющего руки у огня.

В последние годы жизни Боровиковский много занимался религиозной живописью.

Наряду с произведениями Рокотова и Левицкого наследие Боровиковского завершает богатую и содержательную страницу истории русского портретного жанра, достигшего к концу XVIII века значительных успехов.

Провинциальный портрет. Интенсивное развитие русской культуры во второй половине XVIII столетия обусловило широкое распространение изобразительного искусства, в первую очередь, портрета, в провинции. Русский провинциальный портрет XVIII века следует за произведениями столичного искусства, но имеет ряд особенностей. Новые черты искусства XVIII века проникали в провинцию с запозданием. Провинциальные портреты создавались обычно сериями, составляя фамильные галереи. Их характерные черты - некоторая прямолинейность и однозначность в трактовке образа, буквальное внешнее сходство. Они более тесно связаны с древнерусской традицией, отличаются узорочьем, локальным цветом, орнаментальностью.

Пейзажная живопись. Заметное развитие во второй половине XVIII века получила пейзажная живопись. Если в предшествующий период пейзаж встречался преимущественно в декоративной живописи, росписях, в гравюре, то теперь он становится самостоятельным жанром. И в нем нашли отражение возвышенные идеалы классицизма, а также сказалось стремление художников наблюдать природу и умение строить завершенную композицию.

В Академии художеств был создан ландшафтный класс, который окончила большая группа пейзажистов. Они запечатлевали красоту пригородных садов и парков, неповторимость архитектуры возникавших городских ансамблей. Особое место в пейзажной живописи XVIII века заняли изображения Петербурга и его пригородов.

Художники XVIII века старались точно передать облик архитектурных сооружений, стремились создать "портрет места". Пользуясь зарисовками с натуры, они сочиняли свои композиции в мастерской. На первом плане изображались высокие деревья или часть здания, которые служили как бы кулисой. В центре - самое главное - дворец или парковый павильон, перспектива улицы или "руина". Как правило, передний план трактовался теплыми коричневыми тонами, второй - зелеными, а даль писалась холодными синими и голубыми, что создавало иллюзию пространства и глубины. Подобная колористическая система надолго стала отличительной чертой академического искусства.

Пейзажная живопись второй половины XVIII века отличается большим многообразием. Мастером паркового пейзажа был Семен Федорович Щедрин (1745-1804). Он наиболее полно воплотил классицистические принципы построения картин данного жанра. В сериях пейзажей Гатчины, Павловска, Петергофа Щедрин запечатлел красоту этих мест, особенности парковой архитектуры, четко строя свои композиции.

Большое распространение в XVIII веке получил городской пейзаж. Наиболее характерным его представителем был Федор Яковлевич Алексеев (1753/54-1824). Алексеев прославился как художник видов Москвы, Воронежа, Херсона, но прежде всего строгих и стройных перспектив Петербурга. Набережные Невы, грандиозные дворцы, площади и уличная жизнь - все это нашло правдивое отражение в таких произведениях Алексеева, как "Вид на Михайловский замок" (1799-1800) или "Вид Дворцовой набережной от Петропавловской крепости" (1794, ил. 72). Его картины представляют собой обычно органическое сочетание планов. Алексеев изображал панорамы столицы в серебристо-сером свете северного неба.

Пейзажи Михаила Матвеевича Иванова (1748-1823), работавшего главным образом в технике акварели, чаще всего посвящены образам Украины, Крыма, Кавказа. Будучи причислен к штабу Г. А. Потемкина и сопровождая его в Крымском походе, М. М. Иванов создавал произведения, относящиеся к батальному жанру: "Штурм Очакова", "Штурм Измаила". Они сочетают в себе документальную точность с общим панорамным принципом построения пространства.

Иной путь - создание "героического", вымышленного пейзажа - у Федора Михайловича Матвеева (1758-1826), произведения которого отличаются эпической широтой замысла и декоративностью построения.

Бытовая живопись. В XVIII веке известное развитие получил бытовой жанр. В Академии художеств существовал специальный "класс домашних упражнений". Согласно эстетике классицизма, с ее строгой нормативностью, Академия художеств сводила бытовую живопись к изображению незначительных, хотя и не лишенных "приятности" предметов. Картины бытового жанра не были многочисленны и не составили заметной линии в русском искусстве того времени, но они свидетельствуют об усиливающемся демократизме живописи. До нас дошли полотна, в которых показаны, правда, нередко идеализированно, крестьянские праздники, бедная крестьянская трапеза, уличные и домашние сцены.

Ранним произведением жанровой живописи считается картина Ивана Фирсова "Юный живописец" (втор. пол. 1760-х гг., ил. 73). Обращает внимание прежде всего серьезность и заинтересованность, с какой Фирсов передает этот незначительный с точки зрения академической эстетики сюжет - юный живописец, пишущий портрет девочки. Работа с натуры чувствуется во всем - в людях, в обстановке комнаты, в изображении мольберта и ящика с красками, в передаче мягкого воздушного освещения.

Ил. 74. М. Шибанов. Празднество свадебного договора. X., м. 199X244. 1777. ГТГ
Ил. 74. М. Шибанов. Празднество свадебного договора. X., м. 199X244. 1777. ГТГ

Подлинным зачинателем бытового крестьянского жанра в русской живописи стал Михаил Шибанов (? - после 1789). О жизни этого художника известно очень немного. Во Владимирской губернии, в "суздальской провинции" он написал две картины: "Крестьянский обед" (1774) и "Празднество свадебного сговора" (1777, ил. 74). Они отличаются сурово-правдивыми характеристиками людей, быта, деталей. Написанные в коричневой гамме, они обладают красочным богатством, тонким сочетанием серебристо-серых, красных, темно-зеленых, розовато-желтых тонов. Шибанов внес в жанровые полотна черты торжественности и монументальности, свойственные русской исторической живописи.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'