Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Палетки

§ 29. Египетские косметические палетки

Одной из отличительных особенностей древнеегипетских захоронений является почти обязательное наличие в них своеобразных пластинок. На поселениях тоже были найдены единичные экземпляры или их фрагменты. Пластинки эти были очень удачно названы палетками. Название происходит от того же итало-французского слова "palette", что и термин "палитра", или "палетра", так как на большинстве рассматриваемых древних изделий также растирали краску. Об этом свидетельствуют одно-два, а порой и три небольших углубления, оставшихся на них от работы. Иногда одну сторону изделия использовали для красной краски, а другую - для зеленой или черной [35, 30]. Растирали краску гальками, которые часто находят вместе с Указанными плитками.

Древние палитры в отличие от современных делались главным образом из камня. К сожалению, в египтологической литературе начиная с прошлого века древнеегипетские палетки стали называться шиферными, что отнюдь не соответствует истине. Дело в том, что материалом в данном случае служили самые различные горные породы: алебастр, известняк, песчаник, грабит, базальт, диорит, порфирит, кварцит, шифер и граувакка. Последние два сорта камня одинакового темно-зеленого цвета, но различны по структуре. Это выявилось много позднее, когда установили, что шифер - метаморфического происхождения и очень тверд, а граувакка - сравнительно мягкая осадочная порода. Объединять их вместе под одним названием "шифер", как это было в свое время сделано, нет никакого основания. Кроме того, при проверке обнаружилось, что преобладающее большинство темно-зеленых изделий такого рода было изготовлено не из шифера, как полагали ранее, а из граувакки. Но и эта горная порода далеко не везде была распространена. Большинство палеток, найденных в некрополе Абусир-эль-Мелек, например [157, 49-50], было сделано из других сортов камня. По мнению Э. Баумгертель [27, 81], выбор материала определялся тем, какую минеральную краску предполагали на них растирать. Она считает, что охру размельчали преимущественно на крупнозернистом песчанике, а для соответствующей обработки зеленой медной руды (малахита) была особенно пригодна граувакка.

Мы вынуждены оставить этот вопрос открытым вследствие отсутствия проверенных данных, подтверждающих или опровергающих это высказывание. Возвращаясь к вопросу о названии, заметим лишь, что, пожалуй, было бы правильнее называть палетки, о которых пойдет речь ниже, косметическими, как это делают X. Ассельбергс [21] и некоторые другие исследователи. Ведь красящие вещества, растиравшиеся на них, действительно использовались для косметики (см. § 40). Зеленой и черной или темно-серой краской, приготовлявшейся из минеральных веществ, обводили полностью или частично веки (иногда лишь верхнее веко). Делалось это в первую очередь для предохранения глаз от болезни. Так защищают глаза от обилия яркого ослепляющего света и некоторые современные северные народы.

Известны лишь одна деревянная палетка и несколько из слоновой кости. Однако они скорее могут рассматриваться как подвески (см. ниже).

Самые ранние, неолитического времени (V тысячелетие), каменные пластинки были четырехугольные или продолговатые, но с одной закругленной стороной [79, VII:2]. За ними по времени следуют овальные изделия. У них с двух противоположных концов сделано по выемке, назначение которых остается неизвестным. Можно лишь предполагать, что такое раздвоение имело отношение к способу их хранения в жилище. Ведь бадариские палитры, в отличие от более поздних, не имели сквозного отверстия, служившего для подвешивания. В том же Бадари были зафиксированы четырехугольные предметы с закругленными углами и с несколько вогнутыми сторонами. Только один такой экземпляр был украшен неглубокими ямочками, просверленными группами по три на всех четырех углах. В них, как полагают, в древности были вставлены кусочки ракушек [37, 31, XXI:11; 35, 54].

Для первого додинастического периода характерны палетки ромбической формы. Их прототипом могли служить те грубые овалы с раздвоениями, о которых упоминалось выше. Определение "ромб", однако, лишь очень приблизительно передает все необъятное многообразие внутри этой группы. На деле один ромб мало похож на другой. Наряду с этими правильными геометрическими фигурами встречаются и такие, которые состоят как бы из двух неравных треугольников или даже из треугольника и трапеции, соединенных основаниями [37, LII:1-9; 157, ХХХII:317]. Изменению подверглись и очертания самого ромба. Во втором додинастическом периоде они стали более округлыми или, как определяют некоторые исследователи, щитовидной формы. Именно такой конфигурации были многие более поздние изделия, богато украшенные рельефами (см. § 84-85).

Уже с конца первого додинастического периода помимо геометрических палеток стали появляться палетки в форме рыб, птиц и различных животных (рис. 7). При знакомстве с этими изделиями нас сразу же поражает необычайная простота силуэта. Изготовление палеток в форме черепахи, крокодила, бегемота, слона, льва [162, 20], берберийской или гривистой овцы [147, LXIV:17], птиц и рыб сопровождалось известным обобщением рисунка, которое является одним из основных художественных принципов древних резчиков. Ограничивались приданием предмету лишь правильного очертания. Однако при этом общий контур оставался необычайно верным. Налицо характерные особенности модели. Можно не только безошибочно узнать, например, черепаху, но даже установить ее видовую принадлежность [61, 24; 138, XLVII:9, 12]. Заметим, кстати, что все животные, птицы и рыбы представлены как бы застывшими. Линц палетка-рыба из Бадари [37, 58] благодаря изогнутому вверу хвосту производит впечатление плывущей рыбы.

Рис. 7. Палетки в форме барана, птицы, черепахи и рыбы из Нагады. Вторая половина IV тысячелетия
Рис. 7. Палетки в форме барана, птицы, черепахи и рыбы из Нагады. Вторая половина IV тысячелетия

Достаточно бросить взгляд на рисунки палеток (см., например, рис. 7), чтобы заметить и другой художественный принцип которого придерживались художники. Палетки в форме крокодилов и черепах вырезаны так, как будто мы смотрим на них либо сверху, либо снизу. На одной стороне у некоторых палеток-черепах можно увидеть анатомические детали их брюха (борозды брюшной части панциря). Палетки в форме млекопитающих, птиц и рыб, напротив, изображены сбоку. Надо отдать должное древним художникам - они прекрасно чувствовали связь между формой плоских палеток и формой тела приплюснутых черепах и крокодилов и умели выбрать ту точку, с которой данная модель смотрелась лучше всего. В самом деле, что можно было бы изобразить при передаче на плоскости черепахи или крокодила при взгляде сбоку? Их общий силуэт, даже при соблюдении самых правильных пропорций, представлял бы всего лишь узкую невыразительную полоску с торчащими из нее конечностями. Изображая же млекопитающих, птиц и рыб сбоку, можно превосходно передать пусть немногие, но очень существенные особенности их анатомического строения.

В конце IV тысячелетия в Египте вновь получили распространение геометрические палетки. Кроме уже упомянутых овальных известны круглые, квадратные и прямоугольные. Иногда у последних еще и грани срезались (шлифованием) наискось. Некоторые позднедодинастические палетки сделаны грубо; они были много толще более ранних [157, 49].

§ 30. Украшение палеток

Палетки ромбической формы примечательны еще и тем, что они легли в основу всего дальнейшего развития многочисленной группы палеток. Уже в первой половине IV тысячелетия у части изделий вытянутая вершина фигуры оказалась как бы отсеченной, а на ее месте стали появляться различные украшения. Примечательно одно такое ромбическое изделие конца первого додинастического периода. Вдоль верхнего края на расстоянии сантиметра от него просверлены шесть маленьких сквозных отверстий. От каждого из них вверх проделано по узкой щели шириной всего в 4 мм. В результате в каменной плитке толщиной в 1 см образовалось нечто вроде кружевной бахромы. В дополнение к этому чуть ниже на палетке полукругом расположены еще десять ямочек диаметром 8 мм каждая [37, LII:11]. От второго додинастического периода до нас дошло особенно много палеток, увенчанных парой птиц или животных, которые всегда расположены симметрично. Фигуры совершенно одинаковые, но одна - непременно зеркальное отражение другой. Сам мотив двух птичьих голов очень варьируется. Поэтому здесь, как и в других изделиях, рассматриваемых в данной главе, мы сталкиваемся буквально с невозможностью проследить, где одна форма преходит в другую. Число птичьих голов может удваиваться. На первых порах две головки просто выступали по бокам верхней части овала-ромба. Позднее появляется изделия с головками, разделенными выступом примерно прямоугольной формы, который первоначально мог представлять собой слившиеся тела обеих птиц (рис. 8). Позднее, однако, он оказался в свою очередь разделенным на зубцы, числом до пяти. У. М. Флиндерс Питри высказал мнение, что резчики в этом случае имели в виду птичьи перья, и это как будто не противоречит общему замыслу. На зубцах этих иногда сделано по углублению для вставок.

Рис. 8. Палетки, украшенные головами птиц и выступами, из Нагады. Вторая половина IV тысячелетия
Рис. 8. Палетки, украшенные головами птиц и выступами, из Нагады. Вторая половина IV тысячелетия

Известны и такие изделия, у которых врезные линии - плавники, хвост и черта, отделяющая голову от туловища, заполнены белой краской, отчего рисунок также выглядит более ярким [21, LI 11:88-89; 157, XXXI:295]. Такой способ украшения оказался столь удачным, что много позднее, в начале III тысячелетия, когда появились небольшие модели рыб или подвески-рыбы из слоновой кости, на них стали вырезать тот же рисунок. Некоторые додинастические мастера ограничивались только тем, что вдоль верхней части овала-рыбы делали косые насечки, обозначавшие плавники. Такое постепенное упрощение рисунка привело к появлению палеток в форме неправильных овалов. Вдоль всего края идет линия, а пространство между ними заполнено орнаментом, состоящим из косых черточек и зигзагообразпшл линий [138, XLVII:59-60]. Нечто подобное наблюдается и в развитии изделий в форме птиц. Особенно интересны в этом отношении палетки, которые могут быть названы "плывущие птицы", поскольку ноги у птиц отсутствуют [35, XLIII:6, 8, 11; 37, XXXIV:4, 34]. Вначале один конец у этих дугообразных фигурок из граувакки заканчивался головой, а противоположный - обозначал хвост. Однако очень скоро поиски симметрии заставили художников найти способ сделать одинаковыми обе половинки птицы, разделенной выступом на спинке. Это привело к тому, что хвостовую часть стали оформлять так же, как и полову. В результате получилось абсолютно симметричное изображение, но зато некоей двухголовой птицы-монстра. В дальнейшем эти палетки стали напоминать лодку с чуть приподнятыми носом и кормой, как это и понимают исследователи. Правда, наряду с этим встречаются палетки, на которых по- прежнему один конец продолжают оформлять в виде головки птицы [35, XV:3; 21, LVII:103; 141, № 5360]. У части таких палеток-птиц по всей закругленной части на равном расстоянии одна от другой делались ради украшения углубления (их число достигает 10-12), которые опять инкрустировались другим, более светлым материалом. Единственным украшением позднедодинастических простых геометрических палеток был очень простой узор - одна-две или несколько параллельных линий [55, 66]. Иногда, правда, резчик проявлял много вкуса и делал это довольно изящно. При этом не только наносили линии, соединяя их короткими насечками и зигзагами вдоль краев палетки, но, что особенно интересно, стремились придать каменным палеткам вид предмета, сделанного из дерева или даже из более гибких материалов, наподобие растительных волокон (ср. § 7, 23, 59). С этой целью в период Раннего царства углы некоторых палеток стали оформлять в виде небольших выступов, поставленных под прямым углом один к другому. Так поступали, когда хотели сделать деревянную раму, столь необходимую для изготовления различных предметов (носилок, саркофагов, кроватей и многого другого). Чтобы убедиться в правильности высказанного мнения, достаточно заметить, что в некоторых случаях резчик делал на изделии еще врезы-линии, подчеркивающие рисунок этих, как бы перекрещивающихся, брусков [126, LIII:12]. У других палеток срезали углы, и все края оформляли несколькими параллельными линиями, напоминающими узор каймы плетенки или ткани. Итак, мы опять столкнулись со знакомым уже нам приемом обработки материала древнейшими египтянами (§ 7, 23, 59). Резчики пренебрегали неимоверными трудностями, преодолевали их и создавали своеобразные шедевры.

Мы уже видели выше, что при украшении палеток линии-врезы нередко заполняли светлой краской или вставками из яркого материала. У большей части древнеегипетских палеток, как, впрочем (см. § 20), и сосудов и других изделий, имеющих форму рыбы, птицы, животного или человека или украшенных этими фигурками, высверлены углубления для глаз. На многих таких предметах уцелела инкрустация, свидетельствующая о желании древних мастеров имитировать глаза [105, 37].

В додинастическое время в углубление обычно вставляли кусочек более светлого материала - кусочки ракушек или скорлупы страусовых яиц, бусины из кости и слоновой кости. То были маленькие диски со сквозным ушком в центре. Их обычно вдавливали в пасту, которая служила связующим веществом. Кроме того, некоторое количество этой темной массы, будучи выдавленной через отверстие наружу, образовывало черный зрачок. Глаз мог состоять просто из черной и белой пасты [37, LII:23]. Таким образом, такой глаз выглядел довольно правдоподобно. В последующие времена (III-I тысячелетия) изготовление глаз, вставлявшихся в "глазницы" статуэток и человекообразных саркофагов, постепенно усложняется. В некоторые периоды они отличались великолепной имитацией, очень искусно воспроизводившей все основные черты этого органа (белок глазного яблока, роговицу, радужную оболочку, зрачок, слезный бугорок и веки). Применялись при этом разнообразные материалы: различные сорта камня, металлы, а позднее и стекло. Блеск таких глаз создавал иллюзию взгляда настоящего живого глаза!

Чем же объяснить столь большое желание древних мастеров делать искусственные глаза? Известно, что в древности стремились многими средствами оградить себя от действия так называемого дурного глаза. С этой целью на многих предметах искусства (палетках, сосудах, шпильках и других предметах) изображали глаза. Последние, очевидно, должны были противодействовать возможному влиянию "дурного глаза".

Во второй половине IV и начале III тысячелетия на некоторых палетках, например Манчестерской 10(Декоративные палетки, как и другие замечательные памятники древнего Египта, принято называть либо по их отличительным признакам (палетка "охоты на льва", палетка "коршунов"), либо по месту их хранения (Луврская палетка), либо по тому месту, где памятник был найден (нож из Джебел-эль-Арака), либо, наконец, по имени владельца (рукоятка ножа Карнарвона). В Дальнейшем мы будем придерживаться этих традиционных названий.), "бык топчет человека", палетке Нармера и др., выпуклость глазного яблока у изображений птиц, животных и людей передана просто рельефом. Причина такой перемены неизвестна. Возможно, выбор художника в данном случае объясняется недолговечностью инкрустации из-за недостаточной устойчивости клеящего вещества, вследствие чего вместо глаза через определенное время оказывались зияющие пустые углубления, совершенно меняющие первоначальный вид изображения.

§ 31. Палетки-амулеты, и декоративные палетки

В самом начале IV тысячелетия наряду с рассмотренными обычными косметическими палетками, длина которых колебалась между 10 и 30 см, возникли палетки-амулеты и декоративные палетки. Одни из них были очень маленькими. В додинастических могилах их часто находят на ожерельях из бус. Они таким образом стали подвесками-амулетами (см. § 57). В связи с этим мы должны сделать два предположения: во-первых, широкое употребление косметической краски привело, по-видимому, к тому, что она стала иметь большое значение для обеспечения благополучия вообще, а не только для оберегания глаз от болезни; во-вторых, защитные свойства зеленой и черной красок в известной мере перешли и на палетки, на которых они растирались. Вследствие этого часть палеток полностью утеряла свое первоначальное утилитарное назначение и приобрела новые, как полагали древние, охранительные свойства.

Другую группу изделий составляли большие палетки. Достаточно сказать, что отдельные экземпляры достигали 50-75 и даже 90 см в длину [37, 58, XXI:11]. Часть таких изделий была практически непригодна для размельчения минеральных веществ из-за того, что они были чрезвычайно узкими. Так, знаменитая ромбическая палетка из Амры от середины IV тысячелетия (о. д. 37-41), на которой выгравирован слон в боевой позе, имеет в длину 47 см при ширине всего в 10 см, а другой такого рода предмет из Нагады от несколько более раннего времени (о. д. 33) имеет соответственно размеры 31 и 8 см.

Рис. 9. Палетка. Вторая половина IV тысячелетия. Музей в Манчестере
Рис. 9. Палетка. Вторая половина IV тысячелетия. Музей в Манчестере

Во втором додинастическом периоде эти пластинки все меньше и меньше употребляются для растирания минеральных веществ. На это указывает и то, что на многих таких герзейских изделиях стали гравировать различные изображения. В первом периоде тоже встречались отдельные экземпляры с грубо выцарапанными на них рисунками животного и других предметов, но теперь такие рисунки стали делать с большой тщательностью, так что можно говорить уже о настоящем рельефном изображении. Вначале оно занимает очень скромное место - где-нибудь сбоку, чтобы для приготовления краски оставалось достаточно места (см. Манчестерскую палетку, рис. 9). Постепенно, однако, рельеф увеличивался и в конце концов стал занимать целиком всю палетку. Для утилитарных целей в этом случае приходилось использовать только оборотную сторону палетки. У. М. Флиндерс Питри действительно нашел на оборотной стороне палетки из Герзе (рис. 10) следы малахита.

Рис. 10. Палетка из Герзе. Вторая половина IV тысячелетия
Рис. 10. Палетка из Герзе. Вторая половина IV тысячелетия

На следующем этапе у некоторых больших палеток примерно в центре начали делать маленькое круглое углубление или просто ограничивали рельефом-кольцом маленькую площадку. Из-за своего малого размера эти углубления отнюдь не имели практического значения. Не было там найдено и следов растирания краски. Центр тяжести теперь переносится на богатое рельефное украшение. Вот почему и сами эти изделия получили название декоративных, или вотивных. Второе определение объясняется тем, что две из рассматриваемых палеток (Иераконпольская и палетка Нармера; см. рис. на стр. 168) были обнаружены на территории храма, куда они, по мнению исследователей, попали как посвятительные, в ознаменование таких больших событий, как, например, победа над врагом*. Место находок других немногих подобных изделий неизвестно, так как они попали в музей благодаря кладокопателям. Таким образом, эти палетки, как и рассмотренные выше малые плитки-подвески, очень далеко отошли от обычных косметических - их связывает лишь общее происхождение. Декоративные палетки могут рассматриваться как предметы искусства (см. гл. III).

* (В. Вестендорф допускает возможность того, что Иераконпольская палетка была подарена храму царем [180, 18]. Она могла служить для туалета идола бега, как это было и позднее в фараоновское время в Египте.)

Эти памятники с пышным рельефом, несомненно, были большой ценностью, так как на них резчики-художники затрачивали немало труда. Несомненно также, что их передали храму состоятельные люди, так как указанные предметы свидетельствуют о высоком имущественном положении их владельцев. Это тем более вероятно, что названные предметы относятся к тому времени, когда в Египте начинает складываться классовое общество - возникает государство - к концу IV и к началу III тысячелетия.

Наряду с декоративными палетками в III тысячелетии продолжали бытовать и обычные косметические. Уже в Раннем царстве исчезает обычай их использования. Это заключение сделано X. Юнкером [78, 5] на основании раскопок ненарушенных погребений в некрополе Тура (к югу от Каира). Раскопки В. Эмери в Саккара подтвердили, что с начала Старого царства они вовсе исчезли, но зато появились вновь в гробницах Среднего царства. Это подтверждают и находки в Верхнем Египте [36а, 63]. Найденные там палетки были кварцевыми. Они представляют собой правильные прямоугольники со слегка закругленными уголками и со срезанными сторонами наподобие тех, которые встречались в начале III тысячелетия, и тщательно отделаны. Трудно сказать, с чем было связано их появление. Известно, что во II тысячелетии опять стали растирать краску, в частности галену, на палетках [36а, 63]. Приготовленная таким образом краска шла и для повседневного употребления и для жертвоприношения мертвым.

§ 32. Косметические палетки из Ханаана

Почти все дошедшие до нас палетки были обнаружены в поселениях и датируется концом IV и началом III тысячелетия. В Абу-Матаре было найдено двенадцать таких палеток. Все они геометрической формы - четырехугольники, включая и трапеции, овалы и круги, - как и в Египте того же времени [46, 19]. Они невелики. Длина их колеблется между 10-12 см. Иногда в дело шли и плоские гальки. Палетка, найденная в Лахише в слое, датируемом началом III тысячелетия, ничем не отличается от только что упомянутых. Она прямоугольная, но с четко оформленным углублением для растирания краски [165, 72, XXVI:9].

Материалом для палеток в Ханаане служили местные горные породы: известняк, мрамор, базальт, гематит. Единственная палетка из слоновой кости была найдена на севере, в Антиохийской равнине [32, 133, рис. 103:5]. На рассмотренных изделиях нет никаких украшений*. Этим они отличаются от многих египетских палеток.

* (Помимо Ханаана палетки были известны и в некоторых странах Африканского континента, например в Алжире [27, 105] и даже в Испании. Однако этот немногочисленный материал совершенно не изучен. Исследователи отмечают, что в большинстве случаев изделия бесформенны и с точки зрения искусства не представляют ничего интересного.)

§ 33. Изготовление палеток

В техническом отношении изготовление простых палеток как в Египте, так и в Ханаане не представляло особых трудностей. Обломки камня шлифовкой превращали в плитки. При этом обязательно учитывалось определенное соотношение размеров предмета. К примеру, при длине в 40 см изделие имело толщину в 2 см, а при длине в 20 см второе измерение уменьшалось вдвое. Фигурный контур этим палеткам также придавался обработкой их сторон крупнозернистыми шлифовальными камнями, среди которых были и очень узкие и тонкие, наподобие современных напильников. Ими пользовались также при прорезании узких щелей, которые мы отмечали на экземпляре из Бадари, и при отделке других деталей. Сквозные отверстия для продевания шнурка, углубления, образующие узор, и "глазницы" просверливали. Без сверления не обходились и при вырезании рельефа-украшения, например головки рогатого животного или просто рогов. Круглая выемка между рогами была следствием сверления. Несложный узор, который упоминался выше, процарапывался кремневыми и медными остриями. Разумеется, усложнение как формы палеток, так и их украшения происходило постепенно на протяжении всего IV тысячелетия. В этом процессе совершенствовалась и техника обработки.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'