Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

От автора

Памяти моего отца, друга и учителя, художника Василия Вениаминовича Хвостенко, и моей матери, Войтинской Александры Яковлевны, верной его помощницы, посвящаю эту книгу.

Энкаустика это одно из самых ярких и удивительных сокровищ античного искусства, наследниками которого мы оказались. Пожалуй, ни одна из техник больше, чем энкаустика, не вызвала столь многочисленных споров и разногласий специалистов самых разных областей знаний, как эта таинственная восковая живопись древних. Это и понятно.

Современные исследователи энкаустики неминуемо сталкиваются с одной и той же трудностью: приходится задавать вопросы, заранее зная, что ответы на них получить невозможно.

К несчастью, сами энкаустические произведения, о выразительности и красоте которых восторженно отзывались античные авторы, до наших дней не дошли. Сохранились лишь немногочисленные описания произведений великих энкаустов.

Поэтому, прослеживая судьбы, этого легендарного искусства в Древней Греции и Риме, не говоря уже о Египте, приходится обращаться к источникам вторичным, то есть тем немногим упоминаниям, которые встречаются в трудах античных историков. Приходится самым тщательным образом, буквально продираясь сквозь многочисленные недомолвки, искажения первоначальных текстов, изучать каждое слово в надежде понять то, что за ним скрыто.

Дело в том, что без античной энкаустики не было бы и энкаустики современной. В наше время не изобретали восковую живопись, а просто стремились ее возродить.

Эта работа, естественно, была связана с длительными поисками, экспериментами, зачастую оканчивавшимися неудачами, интуитивными находками и даже трагическими эпизодами.

Приступая к созданию этой книги, я решила говорить лишь о тех материалах и технологических подробностях, которые были мной лично изучены и прошли длительную практическую проверку.

В этой связи хочется вновь отдать дань признательности и глубочайшего уважения памяти основоположника современной энкаустики Василия Вениаминовича Хвостенко, с которым мы бок о бок работали в течение долгого времени. Он сделал так много для возрождения этого древнего искусства, что без его работ эта книга не смогла бы появиться.

Жизнь Василия Вениаминовича трагически оборвалась после опытов с энкаустическими красками, содержащими ртутную киноварь. Начиная их, он не мог знать, что эта работа станет для него роковой.

Со времени издания первой брошюры о технологии энкаустики В. В. Хвостенко прошло более двадцати пяти лет. За это время накоплен большой практический опыт, который позволяет по-новому представить энкаустику древнего мира и с большей уверенностью распознать ее в различных произведениях древних мастеров.

Какими же источниками информации об энкаустике располагали исследователи до сих пор?

В первую очередь - это упоминавшиеся уже произведения древнеримских историков. Они представляют собой свидетельства огромной важности, однако практических выводов об энкаустических рецептурах и технологиях по ним сделать невозможно.

Основой, на которой начала развиваться современная энкаустика, стали так называемые фаюмские портреты - выполненные энкаустическими красками изображения, обнаруженные в Фаюмском оазисе в Египте. В настоящее время их найдено около четырехсот.

К Египту относится и еще одна группа энкаустических произведений. Это росписи, исследованные немецким химиком Эйбнером.

Интересный материал, пополнивший современные знания о древней восковой живописи, дали исследователям захоронения древнеримских художников, обнаруженные в Сен-Медар-де-Пре (Франция) и Сен-Гюбере (Бельгия). Они позволили более ясно представить инструментарий древнего энкауста.

Определенную помощь в изучении энкаустики могут дать более поздние находки, сделанные в Северном Причерноморье. К ним я отношу часть экспонатов (в основном предметы декоративного искусства), хранящихся в Керченском историко-археологическом музее, Херсонесском историко-художественном музее, Историческом музее в Москве, а также расписанный восковыми красками античный саркофаг, ныне хранящийся в Эрмитаже. Найденный в 1900 г. в Керчи, он интересен росписью, изображающей мастерскую древнего художника-энкауста. По ней стало возможно представить, как работал античный мастер инструментами, найденными в захоронениях Сен-Медар-де-Пре и Сен-Гюбера. Художник с каутерием в руках изображен сидящим около жаровни, на которой он нагревает свои инструменты. Перед ним стоит такой же ящик с ячейками для красок, как найденный в погребении, и мольберт, с укрепленной на нем основой картины. Роспись на керченском саркофаге также сделана энкаустическими красками, что не было раньше известно исследователям.

Эти находки особенно интересны для нас тем, что впервые позволили увидеть, что представляла собой мастерская древнего живописца и как работал древний энкауст. Кроме того, по ним можно довольно полно проследить процесс эволюции энкаустики на протяжении приблизительно 800 лет.

Еще одним источником, позволяющим проанализировать основные элементы эволюции древнего искусства в более поздний период, являются византийские иконы, относящиеся к VI - VII векам, которые хранятся в Киевском музее западного и восточного искусства.

Этим, собственно, и исчерпываются общеизвестные источники, к которым обращались исследователи восковой живописи древних.

В процессе работы над книгой мне посчастливилось познакомиться с коллекциями мексиканских и перуанских древностей на выставках различных американских музеев, экспонировавшихся в нашей стране. В общем коллекции эти прямо не относились к восковой живописи в традиционном ее значении и состояли из ритуальных и культовых предметов. Однако тут меня ожидал сюрприз. Обнаружились факты, которые никак не укладываются в рамки привычных представлений об энкаустике.

Некоторые предметы, без сомнения, носили явственные следы энкаустической обработки. Это неожиданное открытие зародило во мне смутное ощущение, что энкаустика в древности была распространена намного шире, чем нам это представлялось раньше. Очевидно, в собраниях музеев и в частных коллекциях хранится еще немало шедевров восковой живописи, не известных ученым, которые до сих пор не опознаны как энкаустика. С этим убеждением я начала изучать разные коллекции древностей, не привлекавшие до того внимания исследователей энкаустики. Результаты не замедлили сказаться.

Так, в коллекциях Музея изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и Государственного Эрмитажа мне удалось обнаружить около тридцати египетских погребальных масок, покрытых энкаустическими красками.

В росписях масок из Эрмитажа сочетаются текучие и твердые краски. После оплавления огнем они либо потекли (голубые, желтые, черные - сажа), либо потрескались и сгорели (охра, светлая и темная, белила, сиена). На некоторых покрасках видно вскипание красочного слоя. Маски эти представляют собой очень интересный материал для изучения различных техник энкаустической живописи (см. ил.).

Богатый материал для изучения истории энкаустики дают нам раскопки Халчеяна (Узбекистан). Здесь обнаружены росписи на омыленном воске, напоминающие по технике исполнения египетские надгробные маски и фаюмские портреты. Интереснейший материал дала моя поездка в Мексику и Перу. Здесь в музеях я обнаружила большое количество энкаустических покрасок по камню, кости, золоту. Великолепны и покрытия камня лаком (ганозисом) самой древней культуры - ольмеков. В экспозиции Музея антропологии и этнографии в Мехико я обнаружила настоящие энкаустические краски.

Очень интересны ганозисные покрытия скульптур и дощечек Ронго-Ронго с острова Пасхи, хранящиеся в Музее антропологии и этнографии в Ленинграде.

Три фрагмента римских стенных росписей, экспонированных в Советском Союзе нью-йоркским музеем Метрополитен (I век до н. э.), выполненных на штукатурке, выявляют все характерные черты энкаустической техники, аналогичные тем, которые мы видим в Таманском талосе (Северное Причерноморье), и по стилистике, и по техническим приемам, и по цветовой гамме.

И наконец, последние находки - ритуальные предметы из камня и кости, покрытые энкаустикой и ганозисом, обнаруженные при раскопках Малой Сыи в Минусинской котловине доктором исторических наук археологом В. Е. Ларичевым. Он датирует их приблизительно 32-м тысячелетием до н. э.

Эти и аналогичные им предметы из Абаканского историко-краеведческого музея, Музея археологии Института истории, археологии АН КазССР (раскопки археолога, заведующего отделением археологии Института истории, археологии и этнографии им. Чокана Валиханова Академии наук КазССР кандидата исторических наук, лауреата государственной премии Казахской ССР Акишева Кимала Акишевича) и из краеведческого музея в Минусинске, как показали исследования, покрыты энкаустическим лаком ганозис и частично раскрашены энкаустическими красками. Конечно, все перечисленные мной находки еще ждут своих исследователей, которые их подробно опишут и более точно датируют. Наверное, энкаустика преподнесет нам немало сюрпризов, интересных открытий, и несомненно, станет инструментом изучения древних культур. Все это впереди, а сейчас ясно одно: ученых, которые будут заниматься этими исследованиями, ждет очень увлекательная работа. Сейчас южноамериканские исследователи, судя по моим беседам с ними, ничего не знают об энкаустике.

Пользуюсь случаем, чтобы выполнить приятный долг, и приношу сердечную благодарность за оказанную помощь в исследованиях, связанных с подготовкой этой книги, старшему научному сотруднику Государственного музея им. А. С. Пушкина Р. Д. Шуриновой, зам. директора по науке Херсонесского историко-художественного музея И. А. Антоновой, сотруднице Керченского историко-археологического музея В. Н. Боровиковой, сотрудникам лаборатории, проводившей исследования энкаустических красок, Г. Г. Геворкяну, В. М. Кулакову, Э. П. Шмидту, Н. В. Мельниковой; сотрудникам НИСС В. В. Мурзиной, С. У. Рядову; искусствоведу В. И. Пушко; зав. сектором ВЦНИЛКР В. Н. Ярош; моим ассистентам А. И. Сотникову и М. В. Менделеевой, члену Союза архитекторов А. Р. Воронцову.

Изданию этой книги во многом помогла активная поддержка со стороны Министерства культуры СССР в лице Г. Г. Стрельникова, заведующего отделом культуры Совета Министров РСФСР А. В. Киселева, Союза художников СССР в лице заслуженного деятеля искусств РСФСР В. И. Володина, народного художника РСФСР И. Ф. Титова, народного художника РСФСР, члена-корреспондента Академии художеств СССР Ю. К. Королева; заслуженного художника РСФСР Н. А. Пластова, члена Союза журналистов З. П. Крыловой, старших научных сотрудников Государственного Эрмитажа Н. Б. Ланда и Н. П. Грач.


предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'