передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Датировка и классификация наскальных изображений

Определение возраста наскальных изображений связано с многими трудностями. Как известно, первые памятники палеолитической живописи в Европе считались фальсифицированными, до тех пор, пока в соответствующих археологических слоях пещер не были найдены предметы с аналогичными изображениями. Этот наиболее точный метод датировки наскального искусства не может быть использован в Сахаре, где памятники, как правило, находятся на открытом воздухе, а раскопки у подножия скал не дают необходимого материала. В результате особых климатических условий Сахары, резкого колебания температуры и повышенной эрозии последовательность геологических напластований оказалась нарушенной, все слои перемешаны, причем древние орудия часто находятся на поверхности. Кроме того, как отмечает Алиман: "...есть районы, где стоянки, богатые следами человеческой культуры, не совпадают с теми местами, где обнаружены наскальные рисунки..." (5, 393).

Для установления относительной хронологии Г. Фламан использовал часто встречающиеся "палимпсесты" - изображения, перекрывающие друг друга, - и изменение цвета патины, покрывающей изображения.

Эти наблюдения, позволившие расположить материал в относительной последовательности, ничего не давали для абсолютной датировки. Труднее всего было установить время появления древнейшей натуралистической группы. Это удалось сделать только после открытия Фламаном изображений древнего буйвола. Метод сравнения изображаемой фауны с историческими данными дал еще более точные ориентиры для поздних периодов благодаря тому, что время появления домашней лошади в Африке установлено сравнительно точно (1500 г. до н. э.), так же как и появление верблюда (I-IV вв. н. э.). Однако этот метод не был в достаточной мере использован в классификации Фламана, который разделил петроглифы на четыре группы:

  • I Доисторические (неолитические).
  • II Ливийско-берберские (изображения и надписи):
    • а) протоисторические,
    • б) исторические, или ливийские.
  • III Арабские (изображения и надписи):

    • а) собственно арабские изображения и надписи.
    • б) современные надписи и граффити.
  • IV Сахарские петроглифы смешанного типа (по времени условно помещены Фламаном между I и II группами).

К I группе, по Фламану, относятся главным образом "натуралистические рисунки". Реже - "геометрические". Иногда-простейшие композиции, очень редко - символические знаки. Изображения человека представлены либо в виде отдельных фигур, либо в группах, образующих сцены охоты. Особенно часты изображения различных представителей дикой фауны. Имеются изображения оружия, одежды, орнамента и т. д.

Среди ливийско-берберских петроглифов (II группа) основное место занимают схематические ("геометрические") рисунки, хотя еще встречаются и отдельные относительно натуралистические изображения людей и животных. Спорадически появляются надписи, часты различные символы и знаки (кресты, круги, свастики, спирали).

Арабские надписи (III группа) представляют собой выдержки из Корана, перечисление имен вперемежку с символическими знаками. Рисунки редки и небрежно выполнены. К последнему подразделу этой группы относятся поздние добавления к старым изображениям и современные граффити.

Четвертая группа ко времени Фламана была еще очень плохо изучена.

Как мы видим, признаки каждой группы очерчены Фламаном довольно неопределенно: знаки и символы, так же как и изображения человека, характерны для всех периодов и т. д. В конечном счете, наиболее четко выделяются лишь две группы: в одной преобладают натуралистические фигуры животных и отсутствует письменность, в другой главную роль играют надписи, а фигуративные изображения редки и схематичны. Основной же недостаток этой классификации заключается в том, что она составлена на материале, ограниченном территорией Северной Африки, и делает основной упор на технику петроглифов.

Техника обработки камня весьма косна и однообразна (в наше время художественная обработка камня производится инструментом того же типа и в той же последовательности, как и в Древнем Египте). Обе техники - гладкий врез и выбивание (пиктаж) - могли существовать одновременно на протяжении тысячелетий, и нет никаких доказательств того, что глубоко врезанные петроглифы создавались только в эпоху неолита. Классификация, базирующаяся на различии техники обработки камня, могла бы выглядеть убедительно в том случае, если бы она различала петроглифы, выполненные каменными и металлическими орудиями.

Однако почти все сахарские петроглифы выбиты каменными орудиями, причем их качество, по-видимому, не стоит в прямой связи с эволюцией и усовершенствованием этих орудий.

Все сказанное выше относится и к другой классификации, предложенной Фробениусом и Обермайером, также основанной главным образом на различии техник петроглифов Сахарского Атласа.

  • I группа - доисторические (с глубоко прочерченным контуром):
    • а) натуралистические,
    • б) полунатуралистические.
  • II группа - ливийско-берберские (с точечным контуром):

    • а) натуралистические,
    • б) полунатуралистические.
  • III группа - арабские надписи и современные граффити.

Алиман, указывая на недостатки этой классификации, справедливо замечает, что она пригодна лишь для узкой магрибской зоны и не касается огромной территории Сахары, "по отношению к которой не было никаких попыток провести систематизацию и сделать обобщения. Большие изображения с глубоко прочерченным контуром, столь характерные для северного Магриба, существуют лишь в немногих районах Сахары: в Рио-де-Оро (Сегиет-эль-Хамра), Феццане, с его двумя известными стоянками в Иссагене и Ин-Абетере, и в Ахаггаре. Значило ли это, что от эпохи первой группы в большей части Сахары не осталось никаких следов искусства? Некоторые авторы склонны придерживаться этого мнения. Я же полагаю, что петроглифы с точечным контуром, выполненные неловкой рукой и даже полусхематичные, встреченные в некоторых районах Сахары, могут оказаться современниками прекрасных неолитических произведений Магриба (Мархума, Западная Сахара). И, напротив, некоторые петроглифы, несомненно, позднего происхождения могут быть выполнены в превосходном стиле" (5, 400).

Более универсальны классификации, основанные на эволюции изображаемой фауны. Они охватывают как петроглифы, так и живопись, но требуют поправки на неравноценность климатических условий и неравномерность распространения в разные времена отдельных видов животных в Сахаре. Такие классификации были предложены Килианом, Жолео, Вофрэ, Моно, Рейгассом и Юаром, причем каждая из них опять-таки базируется на материале определенного района. Т. Моно, основательно изучивший районы Западной Сахары и Ахенета, подходит к этой проблеме чрезвычайно осторожно. Характеризуя в целом петроглифы Ахенета, Моно, как мы уже говорили, выделяет лишь две группы петроглифов: "Я различаю в Ахенете два слоя петроглифов: первый (доверблюжий) - период быков и другой слой (верблюда и лошади) - ливийско-берберский" (230, 87).

К первой группе, по Моно, относятся следующие изображения: быки, слоны, жирафы, носороги. Человек вооружен луком и палицей; он без "ливийского чуба", который является непременным атрибутом многих более поздних человеческих изображений. В этой группе нет ни лошади, ни верблюда. Надписи также отсутствуют.

Моно считает, что вторая группа (эпоха верблюда) "более или менее точно принадлежит ливийско-берберским авторам" (230, 91). В ней нет ни слонов, ни жирафов (?). Основную массу изображений составляют верблюды и лошади. Всадники часто с "ливийским чубом" (или "пером"), они вооружены круглым щитом, тремя дротиками (с металлическим наконечником) и мечом, висящим на руке, держащей щит.

Имеются надписи на тифинаг. Моно отмечает, что в Ахенете отсутствуют изображения древнего буйвола и петроглифы с широким и глубоким контуром. Он также скептически относится к попыткам основать хронологию на смене цвета патины и указывает на то, что в систематизации петроглифов невозможно придерживаться точного разделения их на две группы, так как имеются группы смешанные ("Неизвестно, за какой срок врез приобретает цвет шамуа, и этот срок для разных месторасположений петроглифов будет различным. Есть надписи (тифинаг), покрытые очень густой патиной" (229, 6)).

Позднее, классифицируя петроглифы Западной Сахары, Моно разделил вторую группу на доисламскую и мусульманскую. На основе анализа около двух тысяч изображений из ста стоянок (на территории главным образом Мавритании) Моно разделил петроглифы на три группы:

  • I. Древняя, архаическая. Доверблюжий период, или период слона-быка. Без письменности.
  • II. Средняя, ливийско-берберская. Период верблюда. Письменность - тифинаг. Доисламский период.
  • III. Поздняя, современная мусульманская, арабо-берберская. Также период верблюда. Письменность - поздний тифинаг, арабские надписи.

Наличие петроглифов первой группы на стелах, связанных с неолитическими погребениями, и присутствие неолитических орудий в гроте с изображениями (Ин-Дагубер) позволяют датировать эту группу неолитическим периодом. В этой группе образцы суданской фауны (слон, жираф) встречаются наряду с изображениями домашних быков, отличающихся от ливийско-берберских большими размерами, формой рогов и некоторыми сопутствующими им знаками и геометрическими рисунками. Изображения средней группы представлены фигурами лошадей, верблюдов, всадников, мехаристов, реже - хищников. Многочисленны сцены охоты на страуса и антилопу.

Как можно заметить, эта классификация оставляет в стороне все те виды петроглифов, которые отсутствуют в Западной Сахаре, а именно крупномасштабные изображения больших диких животных ("натуралистического" стиля) - древнего буйвола, различные типы человеческих изображений (замаскированных охотников, битреугольные фигуры и т. д.), представленные в других районах пустыни. Она также, по-видимому, не распространяется на живопись.

Классификация одного из крупнейших неолитических центров Восточной Сахары - Тибести разработана Юаром. На основании сопоставления палеонтологических, этнографических и исторических данных с культурным контекстом и конкретным наскальным материалом живопись и петроглифы Тибести распределены Юаром на четыре основные группы:

  • I. Древнейший пастушеский период. Большие быки и слоны (Юар считает, что эта группа хронологически связана с древними петроглифами Феццана).
  • II. Древний пастушеский период (пастухи-охотники). Фауна: слон, носорог, иберийский бык с рогами, загнутыми вперед, африканский бык с рогами в виде лиры; налобные спирали и диски.
  • III. Средний пастушеский период. Слон с ушами в виде крыльев бабочки, антилопы, жирафы, страусы; иберийский бык редок. Наличие нескольких охотничьих очагов в пастушеской в целом среде; многочисленные налобные диски, спирали; шкуры животных часто украшены геометрическими рисунками и символическими знаками.
  • IV. Поздний пастушеский период. Из представителей большой фауны остаются лишь жирафы, антилопы и страус. Иберийский бык исчезает. Редким становится африканский бык; появляются оседланные быки, лошади. Эта эпоха продолжается вплоть до железного века.

Классификация Юара соотносится как с живописью, так и с петроглифами; она не оставляет без внимания ни одного из сюжетов, представленных в Тибести, и отчасти именно поэтому носит слишком частный характер.

Наиболее общей может считаться классификация Жолео. Она включает и древнейший период, отмеченный Фламаном ("неолитический"), Фробениусом и Обермайером ("доисторический"), и "пастушеские" периоды Юара, и период быков и верблюда (Моно), выделяет в особую группу изображения, в которых фигурирует лошадь (183):

  • I. Эпоха древнего буйвола (носороги, слоны, жирафы, люди бушменского типа).
  • II. Эпоха африканского слона, жирафа и домашних животных (быков, баранов, ослов). В первой половине периода преобладает изображение барана со сфероидом, во второй - изображение быков.
  • III. Эпоха домашней лошади.
  • IV. Эпоха верблюда.

При том, что эта классификация охватывает наибольшее количество изображений и как будто применима к самым различным районам Сахары, она остается недостаточно четкой.

Изображение древнего буйвола само по себе еще не может служить хронологической вехой, если мы будем руководствоваться исключительно видовыми признаками этого животного. Рассматривая петроглифы Северной Африки, мы уже обратили внимание на изображение древнего буйвола, выполненное в стиле и технике ливийско-берберских петроглифов и покрытое светлой патиной. Стиль этого изображения убедительно показывает, что оно выполнено не на основании живой натуры, а является поздней копией с древнего петроглифа. Также различны по стилю двенадцать изображений древних буйволов, скопированные Лотом в уэде Джерат (Тассили), не говоря уже о буйволах Теиту-Сумы (между Тибести и Джадо) и Тадрара, которые датированы пастушеским периодом (175, 133). Таким образом, для того чтобы изображение древнего буйвола могло служить хронологическим ориентиром, соответствующим древнейшему слою петроглифов, необходимо учитывать особенности стиля. Иначе говоря, к первой группе можно отнести лишь "натуралистические" изображения древнего буйвола (Гуирет-бен-Салул, Ксар-Амар, Энфус и др.). То же самое нужно сказать и об изображениях слонов, носорогов и других крупных животных, включаемых разными авторами в древнейшую группу петроглифов. Изображения слонов и носорогов в Сахаре проходят сложный путь эволюции от сугубо натуралистических (Феццан, Сахарский Атлас и др.) до крайне стилизованных рисунков, в которых носорога невозможно отличить от бегемота (уэд Джерат), а слона - от носорога (Джадо). Такие стилизованные изображения представителей крупной фауны могут появляться и в поздние периоды (например, период лошади), хотя сами эти животные уже давно не обитали в данных широтах. Иначе говоря, нельзя целиком полагаться на то, что изображено, но необходимо делать поправку на то, как изображено.

Чрезвычайное многообразие человеческих фигур, особенно в живописи, и их недостаточная изученность пока не позволяют использовать их при решении хронологических задач. Первая попытка классификации сахарской живописи, опирающейся на эволюцию человеческих изображений, сделана Лотом (34, 132-133). В Ахенете Моно установил некоторые закономерности, позволяющие связать человеческие фигуры определенного типа с конкретным периодом. К древнейшему слою петроглифов Ахенет ("доверблюжий период"), по Моно, относятся обнаженные человеческие фигуры со стеатопигией, вооруженные луком и палицей. Человеческие изображения второго периода отличаются не только вооружением (два дротика, круглый щит и висящий на руке меч), но и внешним видом, элементами одежды и украшениями ("ливийский чуб", фаллический чехол). Жолео относит к ранним человеческим изображениям "фигуры бушменского типа", Рейгасс - изображения замаскированных охотников с луком; Лот - маленькие насекомообразные рогатые человеческие фигурки; Фламан считал принадлежащей к древнейшим (неолитическим) изображениям человека обнаженную фигуру с каменным топором из Ксар-Амара и т. д.

Некоторые авторы, в том числе Алиман, считают, что хронологический интерес могут представлять некоторые часто повторяющиеся геометрические формы и символы (диск, спираль и т. п.). На наш взгляд, установить какую-либо закономерность в нанесении этих знаков, связать их с определенным периодом или группой не представляется возможным. Попытки связать их исключительно с периодом приручения животных неубедительны, так как наряду с многочисленными украшенными налобными дисками и спиралями быками, баранами и козами в связи с этими символами встречаются изображения диких животных - гиппопотама, носорога (59, 12).

Нужно обратить особое внимание на различные породы домашних животных, время и место появления которых в той или иной мере известны. Если бы к таким хронологическим вехам, как изображения лошади и верблюда, удалось добавить породы быков, имеющие ярко выраженные видовые признаки (например, иберийский бык с рогами, загнутыми вперед, африканский - с рогами в виде лиры), то решение хронологической проблемы было бы значительно облегчено (Такие попытки имеют место в работах некоторых авторов, в частности Юара, Лота и Брейля).

В конечном счете, периодизация наскальных изображений может иметь следующую схему, применимую в общих чертах ко всей территории Сахары:

  • I. "Период древнего буйвола". Петроглифы. Монументальные реалистические изображения представителей большой эфиопской фауны и вымерших пород животных. Начало ок. 8000-6000 годов до н. э.
  • II. "Период домашних быков". Петроглифы и живопись. Начало ок. 3500 годов до н. э.
    • а) Крупные реалистические изображения домашних животных (иберийский и африканский бык, баран), стилизованные изображения представителей большой эфиопской фауны.
    • б) Многочисленные изображения быков, более мелкие и отчасти стилизованные. Изображения крупных диких животных редки и схематичны (еще часты более или менее реалистические изображения жирафа, антилопы и особенно страуса).
  • III. "Период лошади". Живопись и петроглифы. Битреугольные человеческие изображения, повозки и колесницы. Колоколообразные одежды. Сохраняются стилизованные изображения быков и других домашних животных (собака, коза, осел). Начало ок. 1500 года до н. э.

  • IV. "Период верблюда". Петроглифы и живопись. Начало ок. 200 года н. э. Изображения верблюдов и мехаристов от умеренно стилизованных до крайне схематичных. Геометрические орнаменты. Поздние изображения этого периода, мелкие, выполненные в примитивной технике, смешаны с надписями и символическими знаками (Эта периодизация основывается на изучении сюжетов, техник и стилей и опирается на данные относительно эволюции местной фауны, изучении палимпсестов (живопись) и патины (петроглифы). При ее составлении были учтены периодизации и классификации, предложенные для отдельных районов Сахары Г. Фламаном, Т. Моно, К. Кили-аном, Л. Жолео, Р. Вофрэ, М. Рейгассом, П. Юаром, А. Лотом. Палинологические исследования и радиоуглеродный анализ (С-14) материалов, собранных в Акакусе и Тассилин-Аджере, подтверждают намеченную нами ранее датировку периодов (см.: 60, 3-13)).

Дата начала первого периода (от 8000 до 6000 г. до н. э.) не может считаться твердо установленной; однако датировка ископаемых остатков методом С-14, анализ ископаемой пыльцы и т. д. в большей или меньшей степени приближаются к ней. К той же дате склоняют нас и археологические материалы, в частности - собранные Вофрэ в Оране вблизи скал, украшенных большими натуралистическими изображениями буйвола. В тридцати двух случаях из тридцати шести собранные здесь каменные орудия являются неолитическими капсийского типа (верхний капсий - ок. 6500 г. до н. э.). Инвентарь, собранный Лотом в Тассили, также неолитический.

Дата 6000 год до н. э. считается наиболее вероятной, и ее придерживаются, иногда с незначительными отклонениями, Обермайер, Фламан, Вофрэ, Грациози, Лот, Брейль и другие. Немаловажно также, что эта дата совпадает с началом последнего влажного периода Сахары.

Добавим несколько слов по поводу датировки двух последних периодов. Дата 1500 год до н. э. - начало периода лошади в Сахаре - основана на том, что уже в 1280 году до н. э. Рамзес II в войне против критян и их союзников ливийцев захватил у последних лошадей, полученных ими, по-видимому, от островитян. Упоминание о военных колесницах, запряженных лошадьми, имеется также у Геродота. Первое же упоминание о лошади в Африке содержится в древнеегипетских текстах XVI династии (ок. 1650 г. до н. э.) в связи с изгнанием гиксосов. Начало эпохи верблюда датируется периодом с I века до н. э. до III века н. э. Первое упоминание о домашнем верблюде в Африке относится к 46 году до н. э. (двадцать два верблюда захвачены римскими войсками в Северной Африке). Массовое же разведение верблюдов в североафриканских римских провинциях связано с периодом правления Септимия Севера (193-211 гг. н. э.).

Одной из важнейших проблем, связанных с вопросами хронологии и происхождения сахарского наскального искусства, является проблема отношения его к Египту.

Впервые этот вопрос был поднят в связи с открытием в Северной Африке изображений "священного" барана; среди прочих украшений, сопутствующих этой фигуре, как уже отмечалось, особое место занимает диск, примыкающий к верхней части головы животного. Еще в начале века Гзелль и другие исследователи усматривали в этом изображении трансформацию атрибутов египетского бога Амона-Ра, головной убор которого украшен эмблемой солнечного диска с извивающимися змеями. Основываясь на этом сходстве, Гзелль датировал сахарские изображения второй половиной II тысячелетия до н. э. Эти выводы и сравнения встретили много возражений; в частности, Рейнак и затем Обермайер выступили против такой интерпретации, указывая на то, что в сахарском изображении отсутствуют змеи, являющиеся непременным атрибутом египетского божества. Однако вопрос этим не исчерпывается, так как солнечный знак, сопутствующий изображениям животных, встречается уже в додинастическом Египте на керамике эпохи Нагада И. Указывают также на наличие в искусстве додинастического Египта некоторых других элементов, имеющих место в сахарских изображениях (в частности, спираль, "ливийский чуб" и чехол, фигурирующие среди изображений на амратийской керамике). Вофрэ, Массулар и другие считают, что эти элементы, "зародившись в Египте, распространились оттуда по Северной Африке и Сахаре, где они служат указанием на более позднюю, чем древняя (амрат) или средняя (герзе), пору додинастического Египта" (5, 418).

Загипнотизированные блеском и величием древнеегипетской культуры, многие исследователи склонны обнаруживать ее влияние во всех культурных достижениях, имевших место на континенте, в самых отдаленных уголках Северной и Южной Африки, порой забывая, что тот могучий очаг культуры (причем территориально весьма ограниченный), образ которого возникает, когда речь идет о Египте, сложился лишь к III тысячелетию до н. э. Культурные материалы, относящиеся к додинастическому периоду (V - IV тысячелетия до н. э.), не дают никаких оснований предполагать наличие какого-то мощного и единого социального образования, способного оказывать культурное влияние на территорию, в сотни раз превосходящую его по размерам, в особенности учитывая комплекс динамических возможностей той эпохи.

Что представляют собой археологические материалы, собранные в неолитических слоях в Эль-Бадари, Эль-Амре и Герце, и каковы те изобразительные элементы, которые, по мнению некоторых исследователей, зародились в Египте и распространились оттуда по всей Сахаре? Прежде всего, речь идет о расписной керамике и глиняных статуэтках, каменных и костяных пластинах с выгравированными на них изображениями. Сравниваются не сами предметы, ибо ничего подобного в Сахаре не обнаружено (За исключением нескольких частных случаев: например, Петри считает, что производящаяся еще теперь в Северной Африке белофигурная керамика имеет сходство с амратийской, и пытается делать отсюда далеко идущие выводы. Его теории по разным соображениям отвергнуты Вофрэ и Шарфом). Сходство пытаются уловить между мелкими, почти микроскопическими фигурками, написанными или нацарапанными на сосудах и пластинах, и монументальными фресками и петроглифами, вырубленными и написанными на скалах в Сахаре. Причем опять-таки сравниваются не сами изображения, так как стиль и сюжет их весьма различны, а лишь отдельные элементы; мы уже их называли: это диск и спираль, сопутствующие некоторым фигурам животных, и "ливийский чехол" у человеческих изображений. Очевидно, что наличие этих элементов в амратийском искусстве не может служить доказательством египетского происхождения сахарского искусства, как считали Вофрэ, Массулар, Шарф и другие. Диск и спираль в Сахаре связаны главным образом с изображениями скотоводческого периода, "ливийский чуб" и чехол также являются признаками человеческих изображений поздней фазы. Быки "с подпругой", фигурирующие как в амратийском, так и наскальном искусстве Египта, а также стилизованные изображения слонов с ушами в виде крыльев бабочки (характеризуемые как "лучшие и, по-видимому, древнейшие изображения египетского наскального искусства") широко распространены в Сахаре и относятся к концу первой половины скотоводческого периода.

Большие натуралистические изображения крупных диких животных и изображения древнего буйвола в наскальном искусстве долины Нила вообще отсутствуют. Здесь не находят следов того древнейшего периода, который в Сахаре условно назван "охотничьим". Как справедливо отмечает Лот, "когда находят некоторые аналогии с сахарскими петроглифами, речь идет о произведениях упадочных, которые можно сравнить лишь с изображениями раннего ливийско-берберского периода" (104, 68).

На сравнительном стилистическом анализе памятников искусства неолитического Египта и Сахары основаны утверждения Чайлда, Брейля, Моро и других о предшествовании сахарского искусства египетскому. Кроме того, изображения из гробницы в Иераконополисе (Верхний Египет) и некоторые изображения судов со знаками номов, обнаруживающие стилистическое сходство с другими недатированными египетскими изображениями, позволяют отнести их к периоду более позднему (Нагада II), чем эпоха расцвета натуралистического охотничьего искусства Сахары.

Что касается других, археологических материалов, в частности каменных орудий, то при известном сходстве, отмечаемом между сахарскими и египетскими неолитическими орудиями, не следует забывать о существовании в Сахаре таких пунктов, как Асселар и Таферджи, свидетельствующих об очень древней неолитической волне, которая должна была захлестнуть не только Египет, но и Сахару, и указывающих на существование в Сахаре неолитических поселений, предшествовавших амратийскому в Египте.

Совершенно справедливо замечание Алиман о том, что "на основании лишь одного ограниченного района Египта трудно сделать какие-либо выводы о культурных новаторствах на всей обширной территории со столь благоприятными условиями жизни и исключительным богатством каменной культуры" (5, 418).

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'