Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

ВУЧЕТИЧ

«Как ты можешь судить о монументе, не видев его! - сказал мне Вучетич.- Мамаев курган надо видеть! Давай съездим в Волгоград, и поглядим, и порассуждаем...»

Я согласился.

Снежный февраль. 1967 год. В бездонной тьме зимнего неба - звонкая льдинка молодого месяца... И вдруг рядом в окне железнодорожного вагона вырастает гигантская фигура женщины с мечом, рвущейся навстречу вьюге... И вмиг мне послышалось, как сквозь тишину зимней ночи прорывается грохот битвы... Страшной, смертельной.

Мне показалось, будто само время посмотрело в каменное зеркало, вспоминая былое.

«Говорит Москва! Говорит Москва! - диктовала мне память.- Под Сталинградом идут жестокие бои...»

Мамаев курган. Это здесь был самый яростный накал битвы. Скрежетал металл. Воздух пылал. Кажется, вся земля перепахана рваным железом. И в этом аду люди выстояли и победили врага, победили смерть.

Гудит, гудит на бескрайних просторах Волги леденящий степной ветер, бьет в лицо изморозь, блестят, как кованные из черного металла, скульптуры мемориала.

Многих тысяч участников былых боев уже нет с нами, но камни живут долго, и люди склоняют обнаженные головы перед образами героев Сталинградской битвы, изваянными художником.

Идут сотни, тысячи людей по ступеням мемориала, словно проходя сквозь этапы жестокой битвы... Руины... Черный, влажный, блестящий от наледи бетон будто кричит. Кричит многоголосый, стоустый... Ты слышишь грохот сражения, вой пуль, взрывы бомб, стоны раненых. Говорящие стены... Творение мастера, его пылающего сердца...

И в эту минуту я вспомнил длинные московские споры о художественной ценности таких вот монументов...

На этой священной земле, где решались судьбы России, Европы, а пожалуй, и всей планеты мне стал особенно ясен замысел автора - создать масштабное, многоплановое, полифоническое творение, способное хоть на какое-то мгновение заставить современника в мирное, спокойное время увидеть, услышать, и... вспомнить, и навсегда запомнить зрительно героев битвы на Волге.

«Помни»- вот лейтмотив мемориала.

Словно живые капли крови, блестят на темных камнях алые гвоздики. В озябших руках сотен и сотен людей - живые цветы. Они подходят мерным шагом к изваяниям и бережно кладут у подножия свои сердца - взволнованные и потрясенные, воплощенные в живых цветах.

Всмотритесь в лица людей, в их глаза - и вы поймете силу эмоционального воздействия ансамбля на Мамаевом кургане.

И вновь передо мною возникают лица скептиков, и вновь и вновь я мысленно отвечаю им: «Миллионы говорят - да!!!» Они, люди, посетившие монумент, славят ратный подвиг солдат и подвиг ваятеля, поднявшего эту махину из тьмы эскизов, споров, из бездны нервотрепок и пересчетов. Вучетич оставил гражданам всего мира грандиозное слово на вечную память. Слово, изваянное из нестареющего камня, звенящее всеми трубами и фанфарами маршей и поющее голосами людей, утверждающих одну лишь святую мысль: «Во имя жизни, во имя Родины - Победа!»

Вереница людей с трепетными факелами живых цветов. Старые женщины в черных платках, бережно несущие в руках горящие свечи. Шествие торжественное и величественное. Не по чьей-то указке, не по календарю или расписанию - лишь по зову сердца приехали сюда они со всех концов необъятной земли нашей.

Реквием... Он звучит, гудит гудом февральского степного ветра, немолчным стоном вьюги, шорохом шагов, вздохами тысяч людей. Невероятно притягательна мощь ожившей памяти душ людских. Казалось, какая сила привлекла бы их в этот неуютный, жесткий, ветреный зимний день на берега Волги, на обледенелые каменные ступени мемориала! Ожившая память душ людских! Ведь нет ни одной семьи в пашей Отчизне - в далекой Сибири или в Туркмении, на Украине или в Белоруссии, в Грузии или на Алтае,- где бы не было потерь, где не рыдали бы матери, потерявшие мужей и детей, не плакали бы сестры, тоскующие о павших братьях, или не скорбели бы жены, ставшие вдовами.

Двадцать миллионов жизней унесла война. И никакие «историки» и компьютеры не сотрут эту грозную, зловещую цифру. Никакие запоздалые мемуары битых генералов или злобствующих специалистов-«советологов» не затемнят роль нашей великой страны во всемирной битве с фашизмом.

Помни!

Звучит скорбная музыка Шумана. Одиноким огоньком высоко-высоко на обломках руин горит букет пунцовых роз, вознесенных туда смелой рукой... И память переносит меня в Болгарию, на Шипку, и я вижу - вижу розы на мраморе, сотни живых сердец, пылающих любовью к русским братьям, освободившим их страну от иноземного ига...

И я не могу заставить себя вглядываться в какие-то детали мемориала, искать в них какие-то огрехи пластики. Нет-нет, я охвачен потоком чувств всех людей, и я иду, смущенный и взволнованный до слез океаном человеческих страданий и радостей, заключенных в понятии «Победа на Волге». И когда, пройдя величественную фигуру гранатометчика, «Руины», «Пьету» и шеренгу фигур бойцов, я поднимаюсь к постаменту Матери-Родины, то вижу в бездонном небе гордую русскую Нику, победно зовущую солдат в атаку, зрю меч, словно рассекающий пополам небосвод, вижу буревые складки бетона, сверкающего в серебряной наледи. И меня охватывает ни с чем не сравнимое ощущение полета, гордой славы жизни, победившей смерть.

Время словно остановилось, и только мчащиеся тучи напоминали о быстротечности мгновений, отмеренных нам судьбой.

Монументальная скульптура... Века толпятся у твоих подножий. Льется плазма вечности по вздутым мраморным венам «Давида» Микеланджело Буонарроти. Пульсирует горячая бронзовая кровь по жилам творений Верроккио, Донателло. Пристально, загадочно глядят на нас из тьмы столетий глаза старого сфинкса.

Монументы, памятники - без них не проходила ни одна эпоха. Беда в том, что беспощадный рок разрушал их, и мы не можем видеть сегодня творения гениальных Фидия, Леонардо да Винчи... Но велика сила их воздействия - их, даже не существующих на Земле. Неотразима мощь легенд, рождаемых ими. Легенд о красоте, о правде жизни, о мере подвига, о цене Победы. И дело не в том, насколько кому-то нравится масштаб, ракурс или силуэт того или иного памятника. Смысл любого художественно исполненного монумента в том, что он оставляет след, борозду в памяти поколений.

Да, мемориал Мамаева кургана надо видеть. Надо побывать среди тысяч людей, пройти с ними весь путь... и тогда поймешь меру усилий художника, создавшего это уникальное творение.

Монументальная пропаганда. Сколько внимания уделял ей в свое время Владимир Ильич Ленин!

Мы по праву гордимся «Ленинианой» Андреева. Нас покоряет мощь «Рабочего и колхозницы» Мухиной. Бессмертен «Киров» скульптора Томского. Замечательны творения Шадра, Голубкиной, Коненкова, Матвеева, Иокубониса, Николадзе, Кибальникова, Белашовой. Талантливы и современны произведения Аникушина, Кербеля, Владимира Цигаля.

Конечно, создано немало, но еще больше предстоит совершить, и для этого есть и силы, и таланты, и время.


Огромное волжское небо с несущимися свинцовыми тучами. Река-богатырь, закованная в лед, одетая в белые снега. Дали неоглядные. И над всем этим поистине русским неохватным простором высится мемориал Мамаева кургана с его темными от мокрого снега и наледи скульптурами.

На меня зорко глядели светлые острые глаза Вучетича.

- Время, - промолвил он, - хотим мы этого или не хотим, стремительно уносится в невозвратное, поэтому я не раз задаю себе вопрос: что я сделал сам и чем поделился с людьми?.. Какой след оставил во времени?

Молча я смотрел на сотни людей, тихо идущих вверх по ступеням монумента к подножию Матери-Родины,

Смеркалось... Все четче и суровее выступал силуэт женщины, поднявшей меч и зовущей бойцов в атаку.

Сильный порыв ветра поднял вихрь снега, и казалось, что фигура ожила и пошла вперед на встречу с вечностью.


Пролетели годы... Утихли страсти, иногда суетные, а порою деформированно-пристрастные, обусловленные любовью либо нелюбовью к искусству Вучетича... Ушел от нас и сам мастер.

И сегодня мы можем, используя магическую силу времени, осмыслить, какой след в истории нашего искусства оставил автор десятков скульптурных портретов, памятников, монументов.

Вспомним некоторые произведения из наследия ваятеля.

Портрет И. Д. Черняховского... Открытое, волевое лицо молодого талантливого полководца. Весь образ проникнут необычайной энергией и обаянием. Сведя брови, пристально вглядывается в даль генерал армии. Будто порыв ветра уложил бурные складки брошенной на богатырские плечи солдатской плащ-палатки... Ключом бьет жизнь, запечатленная в бронзе.

...Высоко поднят указующий перст генерал-лейтенанта Ефремова - умирающего, но не сдающегося врагу. Ужас объял солдат противника, не выполнивших приказа фюрера взять героя живым... Не вышло. До последней пули сражался патриот.

Трагедия... Рубеж жизни и смерти. Горстка воинов окружена зловещим, гибельным кольцом. Но неприступным бастионом встали перед врагом мужество, героизм, святая преданность Отчизне наших бойцов, руководимых Ефремовым. И так опаляюще светла была его отвага и кончина, что гитлеровцы принуждены были похоронить генерала и отдать ему воинские почести.

Памятник Ефремову в Вязьме... Собрав последние силы, генерал показывает соратникам путь к Славе. Он видит, ясно видит эту единственную и неповторимую радость полной и окончательной Победы. Пусть их осталось всего пятеро. Пусть их ждет гибель. Да, они умрут, но останутся жить вечно. Такова убедительность и мощь резца ваятеля, изобразившего подвиг.

...Берлин. Трептов-парк. Шелестят кроны деревьев. Среди них вздымается фигура советского солдата, Воина-освободителя - памятник воинам Советской Армии, павшим в боях с фашизмом. Молодой боец с простым, добрым и светлым лицом обращен к Солнцу Победы. Он счастлив, что наступил мир. В его могучей руке меч, рассекший поверженную свастику.

Крепко прижался к груди бойца спасенный от ужасов войны ребенок.

Образ-символ, изваянный в то время, когда опыта создания памятников-мемориалов было мало и в нашей стране это был первенец, - произведение новаторское и смелое. Монумент был создан в содружестве с архитектором Яковом Белопольским, с которым был спроектирован ряд скульптурных ансамблей.

Мне довелось видеть памятник в натуре, и я не забуду нескончаемую вереницу людей, груды цветов и венков у подножия скульптуры. Я ощутил ту торжественность, которая рождается лишь истинным пластическим образом, найденным и решенным. Доходящим до сознания и сердца тысяч и тысяч людей.

...Нью-Йорк. Словно вычерченный гигантом, вытянутый прямоугольник из бетона и стекла. ООН. У самого здания Организации Объединенных Наций титанического сложения человек взметнул ввысь тяжкий молот. Еще миг - и застонет, зазвенит меч под ударами молота.

«Перекуем мечи на орала!» - говорит бронза людям всей Земли... Этот призыв особенно громко звучит в наши дни, когда советский народ призывает граждан планеты жить в мире, преградить путь войне, путь ядерной катастрофе.

Гудит, гудит как набат на весь мир этот призыв, воплощенный в вечный металл... Во имя мира, во имя жизни.

Нет возможности даже пунктирно перечислить все работы, созданные в многотрудной творческой деятельности скульптора. Это прежде всего «Лениниана», где образ вождя революции особенно монументален, и огромная галерея портретов современников - рабочих и полководцев, поэтов и ученых, композиторов и солдат - героев созидания и героев Великой Отечественной войны.

Образ Вучетича, человека и художника, сложен, как, впрочем, сложны творческие биографии любых крупных мастеров.

Главным в жизни скульптора коммуниста Евгения Викторовича Вучетича всегда был труд, труд и еще раз труд, целиком отданный творчеству, искусству, созданию произведений гражданственных, патриотических, достойных своего времени.

предыдущая главасодержаниеследующая глава



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'