передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Столица караванной империи

Когда после ослепляющего солнца пустыни попадаешь в узкий темный проход между отвесными стенами розового песчаника, небо начинает казаться тонкой полоской, где-то высоко-высоко разрезающей сплошную массу камня. Солнечные лучи достигают дна только в полдень. Остальное время Сик, как называется это ущелье шириной в 4-6 метров, лежит в полумгле, и тени окрашивают его розово-коричневые стены в густой фиолетовый цвет. Отражаясь от скал, стук каблуков повторяется десятки раз. Каждое слово, с которым обращаешься к спутникам, помимо своей воли произносишь полушепотом. Дорога завалена камнями. Некоторые весят более тонны. Они обкатаны потоками, время от времени затопляющими Сик. В древности воды редких дождей отводились по высеченным в скале водостокам в подземный туннель, сохранившийся поныне, но забитый илом и песком.

Амфитеатр в Петре
Амфитеатр в Петре

Через Сик лежал древний караванный путь из Египта в Палестину и Сирию. На этом пути, долгом и трудном, неожиданно среди моря молочно-белых песков поднимается отвесная гряда. Только опытный глаз может найти узкое, прорытое водой ущелье - единственный проход между скал. Он прихотливо извивается и вдруг скалы как бы раздвигаются и открывают город такого яркого цвета, будто солнце раскалило его докрасна. Это - Петра. Петра расположена в зеленой от диких олеандров котловине и вся вырезана в скалах красно-розового песчаника, а внизу - золото песков, которые намел сюда ветер пустыни.

Прямо против Сика огромное здание с двухэтажным портиком. Оно увенчано чем-то вроде круглого храмика, на крыше которого сохранились остатки каменной урны. В течение веков каждый бедуин, проезжавший Сик, стрелял в нее в тщетной надежде, что урна расколется и осыпет его сокровищами. Загадочное здание в народе называется "Сокровищницей фараона".

Постройки Петры бесчисленны. Они громоздятся в два, а иногда и в три яруса, прячутся в расщелинах, скрыты за естественными выступами скал. И величина их разная. Здесь и небольшие, чуть выше человека, пещеры с выветрившимся изображением Душареса, древнего бога полулегендарных эдомитов. Здесь и огромные десятиметровые портики, словно нарисованные на отвесном обрыве, и странные башни, увенчанные чем-то, похожим на зубы собаки. Одни выполнены с варварской грубостью, другие отличаются изысканным, виртуозным искусством резьбы по камню, изяществом орнамента и декоративных гирлянд.

Колонны, архитравы, карнизы, фронтоны - все как будто такое же, как у греков. Но греческий ордер выражает работу системы стоек и балок, несущих и несомых частей. Здесь же в Петре - это всего лишь мотив резьбы по камню. По существу это не архитектура, а ее изображение: и колонна, и архитрав, и фронтон, и стены - один сплошной каменный массив.

Идеально правильные линии карнизов, резные наличники дверей, рельефы и декоративные статуи, головы которых отбиты с завидной настойчивостью, - все это один колоссальный розовый монолит, пересеченный, как дерево - годичными кольцами, - фиолетовыми, пурпурными, темно-коричневыми прослойками.

Фасады Петры - скорее скульптуры, нежели произведения зодчества. И они пластичны, как скульптуры. Нередко зодчий, например в той же "Сокровищнице фараонов", как бы разрывает пополам четырехколонный портик, как игрушки, растаскивает в стороны обе части фронтона, а в образовавшийся зазор вставляет круглый храмик или каменный цилиндр, украшенный нишами и приставными полуколоннами.

Колонны круглые, колонны, выступающие из стены на три четверти, полуколонны, четвертушки колонн, плоские пилястры испещряют окрестные стены без логики, системы, необходимости.

К входам, так старательно и красиво отделанным, не ведут никакие лестницы. К тем, что внизу, нетрудно подобраться с помощью стремянок, но к тем, что зияют черными провалами на высоте пяти-шести-десятиэтажного дома может подняться лишь скалолаз.

За портиками он не" найдет ничего, отвечающего пышности фасада; древние пещеры с нишами сильно изуродованы и несут следы переделок.

Ни последовательность, ни время, когда высекались здания, все еще неизвестны. Никто не может сказать, какие сооружения более древние, а какие поздние.

Большая часть Петры все еще лежит под многовековым слоем песка. Днем при солнце, кроме гробниц в скалах и полустертых надписей на непонятном языке, видны лишь беспорядочные обломки колонн да непонятные, наполовину вросшие в землю руины. Но когда ночью луна поднимается из-за высокой древней горы, город как бы оживает.

Тени обрисовывают фундаменты домов по обе стороны улицы. Обломки колонн в призрачном свете начинают казаться портиками, защищавшими некогда тротуары от палящего зноя. А дальше, за остатками римской триумфальной арки - руины рынка и подкова вырубленного в скале античного амфитеатра.

Это наслоение веков - летопись истории города, теперь мертвого, а некогда самого большого и богатого на всем протяжении от Мертвого до Красного моря, города, который из всех своих соседей уступал только Иерусалиму.

* * *

Про Петру говорят, что она древняя, как время. Первые сведения о Петре сообщает нам Библия. В VIII веке до н. э. иудейский царь Амасия похвалялся, что он захватил здесь крепость народа эдомитов и перебил все ее население. По-видимому, уже в это время Петра считалась большим и богатым городом. Победа над ним записывается в анналы иудейской истории, как событие первостепенной важности.

Об эдомитах наука располагает самыми скудными сведениями. Вероятно, им принадлежат цистерны для дождевой воды, валы и остатки керамики, найденные на одной из скал Петры. Быть может, они воздвигли жертвенники или обелиски на вершинах скал, окружающих котловину, и пробили к ним крутые лестницы. По-видимому, эти обелиски были когда-то идолами Душареса, но впоследствии человеческие черты были стесаны поклонниками религий, запрещающих создавать кумиры.

После разгрома, учиненного Амасией, город утратил значение, и несколько веков никто о нем не упоминает. Вероятно, кроме кочевников, прогонявших стада через Сик, о Петре никто и не помнил.

В IV веке до н. э. эдомиты были изгнаны из Петры набатеями. Набатеи считались опасными пиратами Красного моря, и египтяне оттеснили их с побережья в глубь страны. Набатеи избрали неприступную Петру своей новой столицей.

Голова бога пустыни. Рельеф
Голова бога пустыни. Рельеф

Неизвестно, где и когда набатеи приобрели свои инженерные познания и гидротехническое искусство. Но оно равнялось их предприимчивости и трудолюбию. С помощью плотин, шлюзов и водоотводящих тоннелей древний народ превратил бесплодную, хотя и богатую водой местность в огромный сад.

Пустыня, как и море, не только разъединяет, но и соединяет. Набатейские купцы, предки современных арабов, взяли в свои руки торговлю с далекими странами. Драгоценные камни и драгоценные сорта дерева, оружие, вино, финики, благовония и пряности - все, чем богаты Индия, Южная Аравия, Центральная Африка, провозили через Петру запыленные караваны. Через Петру гнали табуны коней для египетской армии и колонны рабов для египетских мастерских и поместий. А навстречу везли золото и слоновую кость Нубии, жемчуг Красного моря, ладан и александрийское стекло. И вместе с ними к торным святилищам Петры тянулись толпы паломников.

Легкие отряды набатейских конников, знавших каждый холмик, укрытие или пещеру, были надежной охраной на торговых путях Востока. И хотя набатейское царство не имело точных границ, караванные дороги в пустынях Аравийского полуострова и Западной Сирии в III и II веках до н. э. были в руках набатеев.

В Финикии, Италии и Греции - всюду знали набатеев и всюду они имели свои храмы, где поклонялись луне и звездам, вечерней и утренней. Это были боги, которые ночью указывали караванам путь в темной пустыне, путь к воде, путь к наживе, путь на чужбину и с чужбины домой.

На Аравийском полуострове Петра была главной соперницей Мекки и, подобно Мекке, считалась священным городом бедуинов. Возможно, что великолепное здание, высеченное при впадении Сика в котловину, - не сокровищница, а храм набатейским богам. Возможно, однако, что молитвы и священнодействия свершались набатеями, по примеру эдомитов, не внизу в котловине, а в нагорных святилищах. Там наверху находились высеченные из скалы жертвенники и лежал черный метеорит, который считался посланным богом.

Пещерная гробница в Петре
Пещерная гробница в Петре

Подобно стрижам, строящим гнезда в отвесных берегах, набатеи жили, вероятно, сначала в стенах котловины. Пещеры служили, возможно, домами (в северной Африке пещерные города не были редкостью). Впоследствии пещеры стали местом захоронения набатейской знати, а самые великолепные - гробницами набатейских царей. Утверждать это трудно, до нас не дошло ни одного сохранившегося набатейского жилища, ни одного документа, связанного с жизнью или торговыми операциями Петры. Это связано с упадком города в конце II века до н. э., когда с развитием мореплавания караванная торговля замирает и Египет на собственных кораблях и на судах своих союзников перевозит товары в столицу Средиземного моря - Рим.

Не успела еще угаснуть слава торговой Петры, как войска Помпея и Цезаря в I веке до н. э. превращают Сирию, Иудею, Египет во владения Рима. Петра становится, пусть ненадолго, опорным пунктом римлян. Память об этом - римская улица с остатками колонн и высокие тротуары, которые протянулись вдоль древнего караванного пути по руслу потока, отведенного в туннель набатейскими мастерами. Храм римским богам, термы с горячим и холодным бассейнами, гимнасий, в котором знатные набатейские юноши изучали латинский и греческий языки, и окруженный караван-сараями обширный рынок стали гордостью города.

Римляне не смогли уничтожить древние обычаи набатеев. По-прежнему тысячи паломников поднимались на вершину горы поклониться черному камню и по-прежнему продолжало множиться кольцо гробниц в скалах, окружающих котловину. Ожившие караванные пути оказались опять в руках набатейских купцов.

В I веке н. э. рынок Петры опустел, подземные водостоки пришли в ветхость и вода в период дождей стала разрушать великолепные римские постройки. Город покинуло почти все население, паломничество замерло. Но и это не было смертью Петры.

Во II веке Петра становится центром римской провинции Аравия, заново отстраивается и даже воздвигает в честь императора Траяна великолепную триумфальную арку. Опять потянулись через Сик вереницы верблюдов, и опять наполнилась гортанными криками, клятвами и божбой котловина, окруженная скалами розового и красного цвета. И опять мимо высеченных в скалах гробниц потянулись колонны закованных в цепи рабов.

Римляне построили еще два рынка, и их стало в Петре три; в пологом склоне скалы они вырубили амфитеатр, и проезжие купцы могли любоваться спектаклем или гладиаторскими боями.

При Траяне в Петре о набатеях и о могучей империи караванных путей уже не помнили. Народ этот слился с другими бедуинскими племенами. Святилища и вытесанные в скалах гробницы были заброшены. А внизу бурлила жизнь многоплеменного римского города.

В V веке с падением Рима бассейн Иордана становится византийским владением, бывшая римская провинция Аравия приходит в упадок, и караванная торговля через Сик прекращается. Бесчисленные гробницы в красно-розовых скалах заполняют христианские монахи. Погребальные ниши они превращают в алтари нового бога, а древние храмы - в пещерные монастыри. Когда сюда в начале VIII века вторглись арабы, они нашли только полуодичавших отшельников.

Мусульмане сохранили ненависть своих предков - мекканских купцов - к старой торговой и религиозной сопернице Мекки - Петре. При арабах торговля через Сик не восстановилась, купцы предпочитали южные караванные пути через Мекку и северные морские пути вдоль средиземноморского побережья.

Но Петре суждено было ожить. После захвата крестоносцами города Иерусалима в 1099 году Балдуин I основал эфемерное Иерусалимское королевство. Через Сик потянулись в Иерусалим паломники - египетские христиане, а вместе с ними караваны купцов. Балдуин построил на одной из скал замок и оставил в нем отряд, чтобы брать пошлину с купцов и паломников. Римские развалины начали опять заселяться, а скиты - превращаться в богатые монастыри.

В 1187 году Иерусалимское королевство рухнуло под ударами султана Саладина. Крестоносцы бежали. Замок в Петре был разрушен мусульманами, и его руины до сих пор чернеют на скале.

Но Петра опять ожила в наши дни в современной Иордании в качестве одной из туристских столиц Ближнего Востока. И опять котловина среди красно-розовых стен наполнилась звуками разноязычной речи, а на рынке, построенном при императоре Траяне, ныне можно купить сувениры.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'