передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Римская Сирия

Архитектура

Большинство городов дошло до нас в руинах в результате военных действий, многократно обрушивавшихся на них в течение многовековой истории, и в результате периодических землетрясений, особенно сильных в северо-западной части провинции. Усилиями археологов разных стран раскопано и исследовано много сирийских городов и поселений, и мы можем теперь судить о характере их планировки, памятниках аритектуры и изобразительного искусства.

Рим получил в свое владение большое количество хорошо устроенных городов с населением, различным по национальности, со своеобразным укладом жизни. Много городов было расположено на старых, уже испытанных торговых путях, соединявших побережье Средиземного моря с Персидским заливом и с восточными торговыми центрами в Индии и Средней Азии.

В отличие от других провинций (европейских и североафриканских) Рим здесь не столько основывал новые города, сколько старался придать старым истинно римский вид, обезопасить границы постройкой крепостей, укрепить уже известные дороги и проложить новые трассы.

Города римской Сирии можно условно разделить на несколько групп по их происхождению, политическому и экономическому значению, их исторической судьбе. Во-первых, это города, выросшие в эллинистическое время на местах древних поселений, не игравших большой исторической роли. Так, на реке Оронт было основано несколько городов, из них прежде всего надо назвать столицу Сирии Антиохию, названную в честь Антиоха, сына Селевка I. Город в древности насчитывал 300 тысяч жителей.

Апамея, также на Оронте, носившая имя персидской царевны, на которой женился Селевк I еще будучи военачальником в армии Александра Македонского, второй по политическому и экономическому значению город провинции с населением до 400 тысяч человек, была местом, где квартировали войска Селевка и располагались его боевые слоны, На Оронте стояли и другие благоустроенные города - Селевкия, Эмесса.

На берегу Средиземного моря находились такие важные порты, как Лаодикея и Селевкия Пиерея (близ Антиохии), Лаодикея, названная так в честь матери Селевка I, имела превосходную гавань с маяком. Римляне расширили гавань и укрепили ее берега.

Лаодикея. План города.
Лаодикея. План города.

Второй столицей эллинистической монархии была Селевкия на Тигре, недалеко от древнего Вавилона, откуда были переселены многие жители в новый город. Селевкия считается одним из самых населенных городов (до 500 тысяч жителей). Этот важный культурный центр эллинизма лежал на караванном пути в Индию.

На удобных караванных путях стоял город на Евфрате - Дура-Европос. Двойное название происходит от соединения старого семитского наименования крепости Дур и места рождения Селевка I - Европос, местечка в Македонии. Небольшой по площади город, стоявший на холме у берега реки, был первоначально колонией македонских ветеранов, но благодаря выгодному местоположению у переправы через Евфрат на восток стал значительным коммерческим центром. Все перечисленные города были главными носителями эллинистической культуры.

Но нужно сразу оговорить: эллинистических строений почти совершенно не сохранилось, на их месте встали римские сооружения.

Во вторую группу следует отнести старые финикийские города, уже ко времени прихода римлян сильно эллинизированные. Например, Тир, Сидон, Библ - старейшие центры средиземноморской торговли и ремесла, города с огромным опытом мореходства. Финикийские города процветали и под римским владычеством. Например, в Библе были большие храмы, театр, базилика, улицы с колоннадами.

Третью группу составляют южные и восточные города. Они оформились в большие архитектурные комплексы в римское время на местах старых арабских центров Набатейского царства и городов с арамейским населением.

Самый южный и самый населенный из набатейских городов - древняя столица этого царства Петра - лежит в гоpax, приблизительно на полпути между Мертвым и Красным морями.

Северная столица набатеев Востра приобрела особо важное значение после завоевания ее в 106 году императором Траяном. Востра стала местом пребывания римского войска. Здесь стоял III легион Керинаики, охранявший южные границы провинции. Востра, кроме того, была центром пересечения торговых дорог, ведущих в северо-восточную часть Сирии, к Красному морю и Средиземноморью.

Небольшие ранее поселения Каната, Сувейда теперь тоже сделались значительными городами.

Старые арамейские города Дамаск и Пальмира долго находились под политическим влиянием набатеев, но уже с I века крепнут их связи с Римом, а во II веке они входят в состав римской провинции. Дамаск и Пальмира, равно как и Востра, стоят на караванных путях на восток, за Тигр, и это местоположение придало им особо важное торговое значение.

В четвертую группу входят города, основанные римлянами на местах старых поселений, - это Верит, Гераса (заиорданский город), Филиппополь (в районе Сувейды и Канаты). На месте старого финикийского приморского города Берита, связанного с греческими островами Делосом и Родосом коммерческими операциями, при императоре Августе в 15 году до н. э. была основана римская колония ветеранов V македонского легиона и VIII Августова. Статус города как римской колонии отличался от статуса других сирийских городов: Верит имел преимущественные права италийского города.

Гераса была некогда под властью эллинистических владык и называлась "Антиохия на реке Хрисорое". Позже была захвачена Иудеей, но в I веке вошла в орбиту римского влияния. Когда Веспасиан усмирял восстание иудеев, то именно в Герасе стояла ала (отряд) фракийского легиона. Расцвет Герасы падает на I и II века, особенно после того, как завоеванная Траяном Петра потеряла свое первенствующее значение в юго-восточной торговле.

Самый поздний по времени основания (245 г.) был Филиппополь в Южной Сирии, построенный на месте рождения императора Филиппа Аравитянина.

Особую группу составляют города Иудейского царства Иерихон, Иерусалим, старая столица Самария, переименованная в честь императора Августа в Себасту, то есть священная, и Цезарея. Много важных политических и экономических центров было в северной части провинции и в Месопотамии.

В лучшем состоянии дошли до нас Пальмира, комплекс святилища Баальбек, Петра и отдельные сооружения в разных городах: театры, крепостные стены, арки, надгробные памятники и множество руин храмов, лагерей, отдельных жилых помещений.

Передняя Азия богата строительными материалами: известняком на севере и базальтом на юге. Мрамор был привозной. Все постройки возводились из камня, кроме, может быть, кварталов бедноты, где мог быть употребляем и кирпич-сырец.

Города эллинистического происхождения имели характерную так называемую гипподамовую планировку, то есть улицы располагались строго под прямыми углами по отношению друг к другу. В центре города обычно находилась общественная площадь - агора с торговыми помещениями. Крепостные стены окружали городские кварталы. Отдельно строились цитадель и дворец правителя. В городе были храмы, стадион, палестра для гимнастических упражнений.

По одинаковому плану были построены города Антиохия, Апамея, Лаодикея, Селевкия Пиерея, Верея, Дура-Европос.

Римляне, как правило, сохраняли старую планировку, однако этого не было достаточно для политики романизации провинциальных городов. Надо было не только назначить римского правителя, взимать налоги и держать свои гарнизоны, но и следовало изменить облик города в римском духе. Успех таких преобразований должен был свидетельствовать о власти, богатстве римского государства, о преимуществе его культуры. Согласно римской традиции в городе должны были быть проложены главная улица - кардо, идущая с севера на юг, и перпендикулярная ей с запада на восток декуманум, центральная площадь - форум, где сосредоточивались здания государственного назначения; капитолий, то есть верхнее место, где стояли храмы главных богов, амфитеатр для устройства гладиаторских игр, общественные большие бани - термы, арки в честь императора или какого-либо события. Постройки такого рода придавали городу чисто римский характер. Так было в провинциях Западной Европы и Северной Африки, именно так были распланированы римская колония Верит и города Гераса и Филиппополь.

Кардо и декуманум пересекали Берит. Был там и капитолий и два форума, театр, амфитеатр, термы, арка. Сохранилась часть акведука (240 м) и три яруса аркад.

Будучи очень богатыми, последователь римской политики иудейский царь Герод и его внук Агриппа, угождая римским императорам Августу (30 г. до н. э. - 14 г. н. э.) и Тиберию (14 - 37 гг.), принимали участие в постройке многих сооружений в разных городах Сирии. Так, в Берите возведены на средства иудейских царей храмы, портики, один из форумов, две экседры. Ими были заказаны копии со знаменитых греческих статуй для общественных мест.

Берит, наиболее римский город, сделался центром знатоков и толкователей латинских законов, здесь создалась школа правоведения. Это было важно и нужно для провинции в целом, так как римляне давали разным городам разные статусы, и их жители могли пользоваться только строго определенными правами. В IV веке этот город стал одним из трех главных центров юриспруденции (Рим, Константинополь, Берит).

Хотя город Филиппополь основан в позднеримский период (в III в.), однако традиции римского градостроения были неизменны. Типично римский город в плане представлял собой почти правильный квадрат 900 X 850 м, окруженный стеной, имел кардо и декуманум. Почти все монументальные сооружения Филиппополя сохранились достаточно хорошо: храм в честь отца императора, термы, театр, главное святилище города, входные ворота и части двора, мостовая, вымощенная базальтовыми плитами.

В сирийских городах, особенно эллинистического происхождения, римлянам было очень трудно преодолевать сложившиеся традиционные комплексы греческого градостроения. Лишь постепенно в течение столетий изменялся облик старых городов, однако не все характерно римское удалось здесь привить.

Политика романизации очень ярко проявилась в культуре Антиохии, занявшей особое место в империи. Теперь этот древний город совершенно разрушен, остались лишь нижние ряды кладки стен домов и общественных зданий. Но, что особенно ценно, сохранилось множество мозаичных полов.

Антиохия - прежняя столица эллинистических царей - удержала свое господствующее положение и при новой власти. Здесь было место постоянного пребывания наместника Сирии, тут останавливались императоры во время посещения провинции. В Антиохии чеканилась монета для восточных владений, и там, равно как и в Дамаске и Эмессе, находились государственные оружейные мастерские. Антиохия и Александрия в эллинистический период были главными центрами культурной, научной и художественной жизни. Антиохия отнюдь не утратила и при римлянах этого своего значения.

Селевк I заложил Антиохию как столицу 23 апреля 300 года до н. э. Архитектор Ксенарий с тремя помощниками Аттеем, Периттом и Анаксикратом распланировали город в виде прямоугольника общей площадью 2,725 кв. м по обоим берегам реки Оронт, расположив внутри восемь городских кварталов, два из которых предназначались для греков, другие - для сирийцев. Жителями нового города стали македонцы и выходцы из Центральной Греции и островов Кипра и Крита. Значительное число составляли афиняне, несомненно принесшие в новый город свою культурную традицию. Пригород Антиохии Дафнэ (в 7,5 км от города) представлял собой цветущую долину, застроенную виллами и дворцами с роскошными садами.

В Антиохии было две агоры, много храмов, театр и, как в Пергаме и Александрии, публичная библиотека. В Антиохии находилась знаменитая скульптура - богиня счастья Тюхэ работы Эвтихида, ученика великого греческого ваятеля Лисиппа. В Дафнэ, в храме Аполлона стояла статуя божества работы Бриаксиса, выдающегося мастера, участвовавшего еще в украшении Галикарнасского мавзолея. Эти замечательные произведения (такие, как Зевс Громовержец и статуя Афины, типа афинской Промахос, работы Фидия, поставленная выходцами из Афин) были увезены римлянами, как и многие другие художественные сокровища, в Рим. Здесь они поступали так же, как и в других завоеванных ими греческих и эллинистических государствах.

У Помпея, завоевателя Сирии, не было времени изменить город по римскому образцу. Но Юлий Цезарь, пробывший в Антиохии всего девять дней, твердо проводя свою политику романизации, успел заложить первую в Сирии базилику (общественное здание), названную впоследствии "Кесарион", в виде зала с апсидами на концах, где потом были установлены статуи Цезаря и богини Фортуны. Кроме того, по его распоряжению начались постройка общественных терм, акведука, пантеона, амфитеатра и расширение старого театра. Даже в перечислении этих не сохранившихся до наших дней сооружений видна четко направленная политика романизации.

Дважды побывавший в Антиохии и восхищенный красотой этого города император Август и затем его преемники продолжали в I - II веках начинания Юлия Цезаря. В это же время упомянутые выше цари Герод и Агриппа поставили колоннаду на главной улице, разбили новый жилой квартал, построили еще одни термы, ипподром и театр. Император Тиберий (14 - 37 гг.) приказал установить на восточных воротах Антиохии скульптурное изображение Капитолийской волчицы с младенцами Ромулом и Ремом как символ незыблемой принадлежности города Риму. Император Тит в память подавления иудейского восстания и разрушения Иерусалима (70 г.) воздвиг у южных ворот бронзовую статую Луны, повернутую лицом в сторону Иерусалима (город был захвачен в лунную ночь). Скульптура олицетворяла понятие вечности империи. В Дафнэ Тит построил театр; "с добычи иудейской" - гласила надпись на нем.

Так постепенно в течение I - II веков Антиохия застраивалась типично римскими сооружениями (амфитеатр, термы, портики на улицах, арки). Статуи императоров на площадях напоминали антиохийцам об их властителях. К концу III и в IV веке в Антиохии уже почти ничего не оставалось от эпохи эллинизма.

Все, что заново строилось в сирийских городах или перестраивалось после землетрясений, частых пожаров, носило характер римской классической архитектуры. Господствовал коринфский ордер (ионийский применялся реже). Пышная капитель из акантовых листьев, стройный, часто очень высокий ствол колонны, антаблемент с резным фризом и карнизом встречаются во всех уголках Сирии. В этом ордере построены почти все известные в этой провинции храмы.

Храмы в городах как наиболее значительные сооружения выделялись местоположением и масштабом. Храмы были посвящены греческим, римским и местным богам. Покровители династии Селевкидов - Зевс, Аполлон, Артемида - сохранили свое значение. Кроме того, почитаемы были Юпитер Капитолийский и сирийские боги Бел, Адад, Атаргатис, Митра.

Развалины храмов известны теперь во всех исследованных древних городах. Лучше всего сохранились храмы в Баальбеке и Пальмире. Руины и группы колонн стоят в Дамаске, Бостре, Лаодикее, Канате, Герасе и во многих других городах.

Господствовали два типа римских храмов. Один из них, наиболее импозантный периптер на подиуме с выступающим портиком, строился на естественном возвышении либо на искусственной платформе, окруженной стеной.

Другой тип римского храма получил очень широкое распространение в Передней Азии. Это простиль, или антовый тип, иногда почти квадратный в плане. Стены, как правило, по углам оформлены пилястрами. Портик, выступающий с одним или двумя рядами колонн, почти всегда коринфского ордера. Такого рода храмы были в Пальмире, Канате, Филиппополе и во многих других местах провинции. На территории одного только современного Ливана сохранилось в руинах свыше сорока небольших таких храмов.

Блестящим примером храмового строительства является ансамбль Баальбека. Он расположен в долине Бекаа, между горными цепями, между Ливаном и Антиливаном, на караванном пути из Дамаска в Тир. Место это, как свидетельствуют недавние археологические исследования, было обитаемо еще в эпоху неолита. Семитское название его свидетельствует, что здесь почитался бог Баал, или Бел, - одно из главных сирийских божеств. В эллинистическую эпоху культ Бела слился с культом солнечного бога Гелиоса, и место стало называться Гелиополь. Подлинный расцвет его наступил при римлянах, когда оно носило пышное название - Колония Юлия Августа Феликс Гелиополитана. Нерон в 60-х годах I века завершил строительство грандиозного храма Юпитера (Большого храма). Во II веке был окружен колоннадой и украшен богатым декором обширный двор перед храмом Юпитера. К середине II века относится строительство второго храма святилища, посвященного Вакху. Этот храм, называемый также Малым - не из-за его истинных размеров, весьма значительных, но лишь по сравнению с огромным храмом Юпитера, - расположен к югу от последнего. Ансамбль святилища завершен в III веке, когда были оформлены парадные пропилеи, соединенные с большим двором промежуточным гексогональным двориком. В том же веке построен уже вне святилища, среди городских кварталов, небольшой изящный храм Венеры, имеющий форму ротонды (Круглый храм).

Баальбек. Общий вид. Аэрофотосъемка.
Баальбек. Общий вид. Аэрофотосъемка.

Баальбек. Общий вид.
Баальбек. Общий вид.

Несмотря на столь длительную строительную историю, ансамбль Баальбека поражает удивительной цельностью и продуманностью своего композиционного решения, стилистическим единством архитектурных форм и орнаментального декора. Баальбек является наилучшим образцом восточно-римской архитектуры, где органически сливаются черты античных и восточных памятников. Отличительной чертой архитектуры Баальбека является подчеркнутая любовь к грандиозным масштабам и пышному орнаменту.

Двор перед храмом Юпитера в Баальбеке. Южная сторона. Середина III в.
Двор перед храмом Юпитера в Баальбеке. Южная сторона. Середина III в.

Ансамбль храма Юпитера, включающий пропилеи, два двора и само здание храма, воздвигнут на искусственной платформе, сложенной из массивных блоков местного известняка, строительного материала для всего святилища. Толща платформы прорезана системой сводчатых туннелей, служивших нуждам сложного храмового хозяйства.

Широкая лестница на аркадах ведет к колоннаде пропилеи. Составляющие ее двенадцать коринфских колонн исполнены из серовато-розового гранита. Две массивные прямоугольные в плане башни фланкируют ее с боков. Гладкие стены башен, расчлененные лишь плоскими двухъярусными пилястрами, контрастируют с глубоким колонным портиком. Эти башни напоминают пилоны, обрамлявшие входы в египетские храмы, и, вероятно, именно им обязаны своим происхождением. Перекрытие портика не сохранилось, но вполне убедительно предположение, что центральный, более широкий проход был перекрыт аркой. Соединение прямолинейных и криволинейных элементов в антаблементе характерно для сирийской архитектуры и придает ей особую пышность и парадность. Из колонного портика пропилеи три дверных проема - большой центральный и два малых боковых - ведут в гексогональный дворик, теперь сильно разрушенный. Стены его оформлены глубокими прямоугольными нишами, отделенными от пространства двора небольшими колоннами. От окружавшего весь двор крытого портика сохранилось лишь основание колоннады. Этот портик уменьшал небольшое по сравнению со следующим алтарным двором пространство гексогонального дворика и подчеркивал разительность перехода. Тройной вход, расположенный против пропилеи, вел в просторный двор, намечая осевое, анфиладное построение всего ансамбля.

Из сравнительно небольшого, полузатененного портиком гексогонального двора посетитель попадал в огромное пространство следующего за ним алтарного двора. Два расположенных один за другим по центральной оси алтаря занимают его среднюю часть. Эти алтари, из которых первый, больший по размерам, сильно разрушен, представляют собой монументальные сооружения, сложенные из тщательно пригнанных блоков. Устроенные в толще стен лестницы вели на завершающие алтари площадки, служившие местом жертвоприношений, - тип алтаря, более свойственный восточным странам, чем античному миру.

Большой двор поражал не только размерами, но и пышностью декора. Три стороны его - северная, восточная и южная - расчленены чередующимися прямоугольными и полукруглыми экседрами, отделенными колоннами от пространства двора. Поверхность стен разбита пилястрами, между которыми расположены сводчатые и прямоугольные эдикулы, увенчанные соответственно арочными карнизами и треугольными фронтончиками. Тонкий, искусно вырезанный в мягком известняке орнамент покрывает все профилированные архитектурные детали. С трех сторон двор охватывал крытый портик; восемьдесят четыре гладкоствольные коринфские колонны несли богато орнаментированный антаблемент. Как и в антаблементе пропилеи, здесь сочетались прямые и криволинейные элементы. Именно во II веке этот прием начинает распространяться в архитектуре восточно-римских провинций.

Убранство большого двора дополнялось двумя прямоугольными бассейнами для ритуальных омовений, расположенными по сторонам алтаря. Низкие парапеты бассейнов, повторявшие своими очертаниями прямые и полукруглые ниши стен двора, украшены рельефами, орнаментальными, включающими мотивы гирлянд и масок, и сюжетными, с изображением нереид на гиппокампах - популярный в римском искусстве сюжет, восходящий к несохранившемуся произведению греческого скульптора IV в. до н. э. Скопаса. Большой алтарный двор замыкается с запада монументальной лестницей, ведущей к храму Юпитера. Этот храм по римскому образцу стоял на высоком подиуме, возвышавшемся на несколько метров над уровнем двора. Но, в отличие от типично римских храмов, представлявших собой псевдопериптеры с глубоким портиком, храм Юпитера являлся псевдодиптером: окружавшая его со всех сторон колоннада отстояла от стен на двойное расстояние. В то же время храм имел глубокий портик, подчеркивавший его передний фасад, к которому вела лестница. Таким образом здесь соединились черты греко-эллинистической и римской архитектуры, что вообще характерно для восточноримских провинций.

Колонны храма Юпитера (Большой храм) в Баальбеке. I в.
Колонны храма Юпитера (Большой храм) в Баальбеке. I в.

От грандиозной коринфской колоннады храма Юпитера, занимавшего в плане прямоугольник размером 49 × 90 м и имевшего по десять колонн на фасадах и по девятнадцать на длинных сторонах, в настоящее время сохранилось лишь шесть колонн южной стороны. Высота их - около 20 м, нижний диаметр - 2,5 м. Их гладкие полированные стволы, высеченные из золотистого камня, состоят из трех барабанов каждый. Пышные коринфские капители несут богато орнаментированный антаблемент с сильно выступающим профилированным карнизом. Фриз был украшен протомами львов и быков, соединенными гирляндами, карниз - огромными масками львов - водометами. Декор храма Юпитера отличается удивительной пластической выразительностью. Сочные листья аканфа подчеркивают кривизну карниза, перекликаясь с мягко круглящимися волютами консолей фриза. Их дополняют мотивы, меандра, плетенки и другие орнаменты. По сохранившимся на месте колоннам и остаткам декора можно лишь догадываться, какое величественное впечатление должен был производить храм Юпитера, относящийся к числу крупнейших сооружений римской эпохи. От целлы его ничего не сохранилось; предполагают, что внутреннее ее устройство было аналогично храму Вакха.

Подиум храма Юпитера, построенный в доримскую эпоху, представляет собой довольно загадочное сооружение. Среди больших блоков, его составляющих, выделяются три колоссальных камня, длиной около 19 ж, весом до 500 г. Как и весь строительный материал Баальбека, они происходят из расположенного поблизости карьера, где до сих пор лежит обработанный блок еще больших размеров. Современные исследователи не пришли к единому мнению относительно того, каким образом были изготовлены и транспортированы эти камни.

Расположенный к югу от храма Юпитера храм Вакха сохранился гораздо лучше. Он совершенно изолирован от ансамбля Большого храма, имел свой двор с алтарем, теперь не существующие. Весь комплекс Малого храма расположен много ниже ансамбля Большого храма, поднятого на искусственной платформе. В архитектуре Малого храма наблюдается то же соединение черт греко-римской и восточной архитектуры, какое отмечается в комплексе храма Юпитера. Храм Вакха представляет собой периптер с числом колонн 8 × 15, стоящий на сравнительно невысоком подиуме. Колонны периптера поставлены тесно, интерколумнии лишь в полтора раза превышают их диаметры, что подчеркивает высоту здания. К глубокому восточному портику ведет монументальная лестница. Колонны стояли в портике в два ряда, каннелированные чередовались с гладкоствольными, что повышало декоративный эффект фасада. Передняя стена целлы прорезана высоким входным проемом, обрамленным великолепным резным порталом. В тонкой резьбе его среди гирлянд и виноградных лоз изображены фигурки сатиров, вакханок, различных животных и птиц.

Малый храм (храм Вакха) в Баальбеке. Вид с востока. II в.
Малый храм (храм Вакха) в Баальбеке. Вид с востока. II в.

Малый храм (храм Вакха) в Баальбеке. II в.
Малый храм (храм Вакха) в Баальбеке. II в.

Чрезвычайной роскошью отличается внутреннее, хорошо сохранившееся архитектурное убранство храма. Коринфские полуколонны, стоящие на высоких постаментах, расчленяют боковые стены целлы. Стены между ними украшены нишами, полукруглыми в нижнем ряду и прямоугольными - в верхнем. Когда-то в этих нишах стояли статуи. Ниши и их завершения в виде арок и фронтончиков напоминают оформление большого двора храма Юпитера, но каннелированные стволы полуколонн придают этому интерьеру особую нарядность. В глубине целлы лестница, занимающая всю ее ширину, ведет к священному адитону- местонахождению статуи божества, типичному для сирийских святилищ. Пилястры и связанные с ними коринфские колонны обрамляют с боков адитон. Сложный антаблемент с раскреповкой, повторяющий выступы полуколонн, завершал внутренний декор храма. Все его части покрыты резьбой, отличающейся несколько дробным орнаментальным характером. Ритмично повторяющиеся симметричные завитки и листья аканфа лишены пластической силы декора храма Юпитера. Дробный, узорчатый характер орнамента храма Вакха особенно чувствуется в декоре плит перекрытия наружной колоннады, частично сохранившихся с северной стороны здания. Переплетения орнаментальных полос образуют шестиконечные звезды, в центре которых помещены рельефные полуфигуры богов и героев.

Несмотря на некоторое чисто стилистическое различие в декоре храмов Юпитера и Вакха, объясняемое разновременностью их постройки, их архитектура очень близка. Вероятно, храм Юпитера послужил образцом для более позднего храма. В этих двух памятниках Баальбека в наиболее чистом виде чувствуется слияние черт греко-эллинистического, собственно римского и восточного зодчества. К первому восходит периптеральный тип храма, второе определило его постановку на высоком подиуме, с акцентированным восточным фасадом, черты третьего ясно прослеживаются в решении внутреннего пространства.

Третий храм Баальбека, храм Венеры, завершение строительства которого относится к середине III века, расположен вне святилища Юпитера, к юго-востоку от него. Это небольшая (внутренний диаметр несколько больше 8 м) ротонда, соединенная с портиком обычной прямоугольной формы. Портик имеет два ряда колонн, по четыре в каждом. Храм стоит на подиуме, к портику ведет лестница. Круглые стены целлы храма прорезаны нишами с полукруглым завершением, разделенными пилястрами. Окружающие храмик колонны стоят на выступах подиума, соединенных плавными дугами, что перекликается с округлыми формами здания. Антаблемент его также имеет вогнутую форму, с выступами-раскреповками над каждой из колонн. Такое редкое решение обеспечивает удивительное единство здания и декора. Это, как и смелое сочетание круглой целлы с прямоугольным портиком, делает храм Венеры уникальным во всей римской архитектуре. По декоративно-орнаментальному решению его частей он близко стоит к двум более ранним храмам Баальбека.

Круглый храм (храм Венеры) в Баальбеке. II - III вв.
Круглый храм (храм Венеры) в Баальбеке. II - III вв.

Как еще один пример храмовых сооружений следует назвать храмы в Герасе, где переустройство города по римскому плану началось во второй половине I века н. э. Были проложены кардо, делившая город на западную и восточную части, и две главные декуманум. Значительные сооружения были исполнены во II веке после посещения Герасы императором Адрианом, заложившим во многих городах восточных провинций большое число великолепных построек.

В центре Герасы около кардо возвышался величественный храмовый ансамбль, посвященный Артемиде. На западной стороне главной улицы находился священный участок - теменос (121 × 161 м), окруженный стеной семиметровой высоты. Колонны, поставленные по внутреннему периметру стен, образовывали перистильный (т. е. колонный) двор, в котором на подиуме пятиметровой высоты стоял периптеральный храм коринфского ордера (6 × 11 колонн). К теменосу от кардо вела стометровой ширины лестница, заканчивающаяся наверху колонным портиком. Чтобы придать еще большую значимость святилищу, неизвестный нам по имени строитель задумал устроить длинный постепенный подход к храму.

По восточной стороне города протекала река Хрисорое. Вдоль нее проложена кардо. Поставив на ней мост по оси храма, архитектор проложил от него неширокую (11 м), с колоннадой по обеим сторонам улицу, которая приводила к портику западных пропилеи с круглыми апсидами на концах. На кардо перед посетителем возникали на другой стороне улицы вторые пропилеи, открывавшие вход на лестницу к теменосу. Так постепенно нарастающая пространственная композиция подводила к кульминационному пункту ансамбля - храму.

В юго-западной части города на террасах возвышался храм Юпитера. Его периптер был редкого для этих мест ионического ордера (высота ордера - 14,88 м). По плану сооружение одинаково с храмом Артемиды, только иное соотношение колонн (8 × 12) и подиума (36 × 28,25) делает его относительно короче. И ныне еще стоят высокие, с нишами в верхней части, стены целлы и несколько колонн.

Сохраняя в общем пропорции плана периптерального храма, сирийские зодчие варьируют детали. Так, в большом храме Гелиоса в Канате колонны поставлены на своеобразные пьедесталы сложного профиля, что придает колоннаде известную легкость, как бы приподнимая ее над подиумом.

В периптере в Сувейде пластика коринфских капителей усложняется включением между листьев человеческой полуфигуры, а низ ствола колонн обрамлен венком из листьев. Такое оформление колонн не редкость в сирийских постройках. Иногда низ колонны представляет собой как бы корзину из пышных листьев аканта.

Создание такой массы храмов в провинции Сирия естественно требовало огромного количества каменщиков, резчиков по камню, скульпторов, руководителей строительством. Рабы безусловно исполняли самую тяжелую работу в каменоломнях, на транспортировке камня. Может быть, их ставили на предварительную отеску плит и барабанов. Должны были быть квалифицированные архитекторы, чтобы выработать приемы, создать измерительные инструменты, позволявшие с такой точностью ставить огромные колонны. Несомненно существовали и рисунки капителей, которые хотя и варьируются в деталях, но точно сохраняются в стиле. Ведь только на теменосе Герасы было установлено сто шестьдесят колонн, не считая колонн портика у большой лестницы.

Одной из самых характерных примет римского города был амфитеатр. Если в Италии, в европейских городах и африканских провинциях можно насчитать около ста амфитеатров, то здесь их было неизмеримо меньше. Такого рода сооружения были в городах эллинистического происхождения - Антиохии, Дура-Европос, один в Берите и три в Иудее (Цезарее, Иерихоне и Иерусалиме), но от них сохранились лишь небольшие руины. Гладиаторские игры не получили широкого распространения в провинции. Вместо амфитеатров римляне возводили театры, иногда очень больших размеров. Следуя эллинистической традиции, в театрах давались представления мимов, акробатов, ставились драмы, трагедии, различные музыкальные пьесы, устраивались травли животных.

Античный театр состоял из театрона, то есть открытых рядов зрительских мест, расходящихся в виде веера и образующих раковину, так называемую кавею, орхестры для хора, в римское время служившей своеобразной ареной, и скены для актеров. В римских театрах за скеной возводилась монументальная стена - постскениум, оформленная пилястрами, колоннами и имеющая двери для выхода актеров на сцену. Постскениум являлся как бы постоянной декорацией.

Устраивая театры, римляне повторяли либо греческие приемы строительства, то есть вырубали места для зрителей на склоне скалы, либо возводили по правилам римского строительства своды, на которых и покоился театрон. В зависимости от рельефа местности театры были разного характера построения. Теперь нам известно свыше двадцати театров в Сирии. В некоторых городах их было по два, например в Антиохии и ее пригороде Дафнэ, в Герасе, Апамее. Среди театров в городах Северо-Западной Сирии выделяется своими размерами театр в Апамее. Диаметр его театрона равен 145 м. Скульптурные фрагменты, открытые близ театра, свидетельствуют о его богатом декоративном убранстве.

Лучше всего сохранился театр начала II века в Бостре. Его театрон в сто метров диаметром покоился на аркадах. Круто поднимающиеся вверх тридцать пять рядов из прекрасно тесанного базальта расположены в три яруса. Кавею театрона венчает колонный портик римского дорического ордера. Это своеобразное фойе, откуда открывается широкий вид на город. Пятнадцать тысяч зрителей могли быстро заполнить места по девяти лестницам. Удивительна акустика этого театра: слова, произнесенные со сцены, хорошо слышны в последних рядах.

Театр в Бостре. Общий вид. Начало II в.
Театр в Бостре. Общий вид. Начало II в.

Театрон театра в Бостре. Начало II в.
Театрон театра в Бостре. Начало II в.

Театр поражает своей массивностью, но не тяжеловесностью благодаря динамичности от разбегающихся веером лестниц. Прочность конструкции этого сооружения подчеркивается красотой рисунка каждой детали. Равновесие и пропорциональность в соотношении театрона, орхестры и скены говорят о высокой эстетической культуре архитектора. Облицовка мрамором постскениума придавала ему нарядный вид. В средние века театр стал мусульманской крепостью. В XIII веке все здание было охвачено мощной оборонительной стеной с башнями.

театра в Бостре. Начало II в.
театра в Бостре. Начало II в.

Скена театра в Бостре. Фрагмент.
Скена театра в Бостре. Фрагмент.

Театр несомненно служил обязательной частью общественной жизни всякого сирийского города. Так, в небольшом приморском городе Габале был красивый, тщательно выполненный во всех своих частях театр. Большой театр, с широкой раскрытой кавеей был вырублен в скалах Петры на три тысячи зрителей. Значительные театры построены в Герасе, Пальмире. Небольшой, из черного базальта театр строгих пропорций был сооружен в середине III века в Филиппополе.

Театр в Петре. II в.
Театр в Петре. II в.

Театрон театра в Филиппополе. Середина III в.
Театрон театра в Филиппополе. Середина III в.

Знакомство с римскими театрами в Сирии заставляет отметить высокую строительную технику в их сооружении. Театры несомненно возводились быстро, работы не могли растянуться на многие годы. Так, например, после завоевания Набатейского царства в 106 году Траян, разместив в Бостре один из своих легионов, озаботился созданием привычных для римских солдат условий жизни. Конечно, нельзя забывать и о дворце для императора, величественном храме, термах, но не менее важное место в городе занимал и театр. Ясно, что такое здание, заменяющее привычный в Европе или Северной Африке амфитеатр, должно было быть незамедлительно сооружено.

Колонны храма в Бостре. II в.
Колонны храма в Бостре. II в.

Опытный архитектор, строивший в далеких провинциях, был либо римлянин, либо мастер, житель больших сирийских городов. Там много строили, и без типовых расчетов, точного описания последовательности работ, основанных на римских архитектурных традициях, быстро завершить работы оказалось бы невозможно.

Для городов восточных провинций, равно как и для североафриканских, характерно оформление главной улицы - кардо, а иногда и декуманума колоннадой, чаще всего коринфского ордера с мощным антаблементом. В жарком климате колонные "аллеи" были защитой от лучей солнца. Такие портики по обеим сторонам улицы придавали торжественный вид проспекту.

Колоннады сооружали и городские власти и богатые дарители. Постройка иногда затягивалась на много лет. Ставили 10 - 20 колонн, а потом в том же масштабе продолжали дальше. Колоннады украшали кардо во многих городах провинции, некоторые очень длинные и имели на перекрестках и на концах арки. Например, в Антиохии кардо шириной в тридцать семь метров и в три тысячи четыреста метров длиной украшали 3200 колонн и несколько арок. Прекрасная колоннада сохранилась в Пальмире (о чем ниже) и восстанавливается теперь в Апамее.

Этот великолепный город в XII веке был совершенно разрушен землетрясением и остался лежать в руинах. С 60-х годов нашего столетия бельгийские археологи поднимают и ставят колонны на место и расчищают городские развалины. Апамею некогда окружала крепостная стена длиной 6,3 км, с семью воротами. Кардо шириной свыше тридцати метров, протянувшаяся почти на тысячу восемьсот сорок метров, оформлена высокими портиками, за которыми располагались торговые помещения. Отдельные группы колонн отличаются друг от друга, что свидетельствует о разновременности установки и, может быть, о вкусах заказчиков. Одна группа колонн имела гладкий ствол, другая - с каннелюрами, третья - с винтообразными каннелюрами. На серединах многих колонн установлены подставки - консоли для статуй императоров, дарителей или божеств. Две декуманум, более узкие, чем кардо (19,5 м), также были обрамлены, только с одной стороны, колоннами. В Апамее были агора, театры, термы, храмы и среди них особый, посвященный богине Тюхэ, покровительнице города. На консолях колонн портика этого храма стояли статуи императора Марка Аврелия и его соправителя Люция Вера. Длинная, прямая как стрела кардо и две основные декуманум служили главными артериями города. Декуманум делили город на крупные кварталы, но, будучи так же оформлены, как кардо, как бы стягивали крупные постройки в целостный ансамбль. Римская градостроительная идея выражена здесь предельно ясно - четко и строго разграничены все части города. Другое место в композиции города занимала кардо в Герасе, о замечательных храмах которой говорилось выше. Главная улица более 800 м длиной (пересекается двумя декуманум) в своей трети с южного конца была оформлена еще во второй половине I века ионийскими колоннами, а в остальной части - коринфскими.

Колоннада в Апамее с торговыми рядами. II - III вв.
Колоннада в Апамее с торговыми рядами. II - III вв.

Перекресток с северной декуманум акцентировала четырехпролетная арка - тетрапилон, традиционно римское, квадратное в плане строение, имевшее со всех сторон высокие арочные пролеты. Пересечение с южной декуманум было оформлено совсем иначе. Тетрапилон состоял из четырех своеобразных павильонов, а именно, на четырех отдельных подиумах возвышались по четыре колонны, увенчанные шатром.

Тетрапилон в Герасе. III в. Реконструкция.
Тетрапилон в Герасе. III в. Реконструкция.

Кардо в Герасе иначе оформлена, чем в Апамее. Прерываемая тетрапилонами, она выглядела более живописно. Углы кардо и декуманум закруглены, отчего образовалась небольшая (40 м диаметром) круглая, оформленная колоннадой площадь с торговыми помещениями. Через сто метров от площади колоннада кардо вновь расступалась, и открывалась овальная (80 × 90 м) площадь, обрамленная ионийскими портиками. Над этой площадью возвышался храм Юпитера, и ниже, на склоне, лежал театр. Общее композиционное решение подобно композиции храма Артемиды или акрополя Баальбека, хотя следует отметить, что отдельные части ансамбля Герасы строились в разное время, и каждый последующий строитель строго учитывал уже воздвигнутое.

В Сирии меньше, чем в городах европейских и североафриканских провинций, было свободно стоящих арок. О четырехфасадных в Герасе мы только что говорили. Хорошо сохранились тетрапилоны в Пальмире и Лаодикее. Тетрапилон в Лаодикее, этом приморском богатом городе, от которого осталось очень немного, подобен тетрапилону в Герасе. Два пролета, вероятно со стороны кардо, были более высокими, они увенчаны фронтонами и фланкируемы коринфскими полуколоннами. Два противоположных пролета ниже и оформлены скромнее. Такое решение арочных пролетов несколько разнообразит строгую кубическую форму тетрапилона.

Тетрапилон в Лаодикее. III в.
Тетрапилон в Лаодикее. III в.

Двух- и трехпролетных арок (не городских ворот) в Сирии известно немного. В Герасе за пределами городских стен, по дороге к южным воротам, установлена триумфальная арка в честь императора Адриана. Известно по древним литературным источникам и по изображению на монетах, что триумфальные арки были и в Антиохии, Берите, Дамаске. В Бостре в 246 году в центре города установлена трехпролетная арка в честь императора Филиппа Аравитянина.

Триумфальная арка одно и трехпролетная - характерно римское творение. После удачной военной кампании полководец в Риме удостаивался триумфального шествия, для чего строилась временная арка, а после в честь его побед возводилась монументальная, например знаменитая арка императора Тита поставлена в честь усмирения иудейского восстания. Мемориальные арки находились и вне Рима, например арка в Оранже, арки в Северной Африке. В Риме выработались устойчивая форма и пропорции арок, бесконечно варьируемые в деталях, и арка как оформление городских ворот получила самое широкое распространение.

Городские ворота арочного типа были во многих городах. Однопролетные - в Сувейде, Герасе, Бостре, трехпролетные - в Дамаске, Филиппополе. Города провинции окружались крепостными стенами. Искусство воздвигать оборонные сооружения в эллинистическое время развивалось вместе с искусством градостроения. У Филиппа II Македонского был на службе архитектор и строитель крепостей и осадных орудий Полиет, который, как теперь полагают, сформулировал инженерные принципы сооружения оборонных стен. С войсками Александра Македонского шли в походы ученики и последователи Полиета Хариас и Диадей. Возможно, они могли найти себе много работы, когда Селевк закладывал новые города.

Ворота Баб аш-Шарки в Дамаске. II - III вв.
Ворота Баб аш-Шарки в Дамаске. II - III вв.

Городские ворота в Филиппополе. III в.
Городские ворота в Филиппополе. III в.

Лучше всего в Сирии сохранились крепостные стены в Дура-Европос - необыкновенной мощности, высотой до 20 м, с большими выступающими башнями. Стены еще эллинистического времени сложены на извести из превосходно отесанных каменных блоков. В городе были только одни ворота - в сторону Пальмиры. Город стоял на холме, и отдельно, возвышенную часть над Евфратом, занимала цитадель.

Дура-Европос, как уже упоминалось, была завоевана в конце II века до н. э. парфянами. В I веке до н. э. - I веке н. э. город благодаря местоположению у переправы через Евфрат процветал также в результате торговли с восточными странами. Дура-Европос позже других сирийских городов стала объектом романизации.

После завоевания Месопотамии в 116 году Траяном Дура-Европос сделалась опорным военным пунктом против оттесненных за Тигр парфян. Траян поставил в этом городе III легион Керинаики и когорту (отряд) пальмирских лучников на верблюдах. Римляне укрепили оборонительные стены и много строили, особенно в конце II века и начале III века, при императоре Септимии Севере. Город не претерпел перепланировки, но там появились постройки чисто римского характера: правительственное здание претория, военное управление, дом для начальника пальмирских когорт, общественные термы и обязательный для римского города, где стояли войска, амфитеатр, было устроено Марсово поле. Кроме многочисленных храмов, посвященных греческим и парфянским богам, воздвигнуты храмы Митре и Юпитеру-Долихену, божествам, чьи культы распространились в римских войсках. От города вдоль Евфрата расходились укрепления и военные посты.

Охранять огромную протяженность сирийских границ было нелегко. С юга кочевники-арабы постоянно пытались завладеть благодатными землями. Все время были неспокойны восточные границы, где лежало Парфянское, а с середины III века - активное Персидское царство. Для охраны границ римляне возводили цепь укрепленных военных лагерей. Руины целого ряда таких крепостей остались в южных районах провинции.

Римляне всегда строили лагеря по твердо установленному плану: прямоугольник, иногда 100 × 100 м или приблизительно 200 × 200 м, окружен мощной стеной с башнями по углам. Центр пересекали крест-накрест две главные улицы - кардо и декуманум. В центре был алтарь и дом военачальника. В западной половине находились казармы для легионеров, а в восточной - ближе к кардо - арсенал и здание хранения штандартов. В юго-восточной части располагались конюшни. Установленный план, твердое правило размещения лагерных строений обеспечивал Риму быстрое и надежное устройство лагеря.

Римский военный лагерь близ Евфрата в  южном районе провинции Сирия. План.
Римский военный лагерь близ Евфрата в южном районе провинции Сирия. План.

Ни управление провинцией, ни быстрое передвижение войск, ни торговые караваны не могли обходиться без разработанной системы коммуникаций. Римляне не только использовали, как уже говорилось, старые проложенные караванные дороги, существующие еще с древних времен персидского владычества, но и прокладывали новые. Дороги соединяли города и лагеря между собой. Чрезвычайно тщательно устраивались дороги в западной части Сирии. В вырытое углубленное ложе укладывались каменные плиты, затем насыпался слой щебня на известковом растворе, поверх которого шла мостовая, устланная большими каменными плитами. Такое "шоссе" еще и с боков укреплялось вертикально поставленными плитами. Ширина всегда была одинаковой - 6 м. В пустыне, в песках также лежали камни, правда, более грубой отески и неправильной формы, но вполне пригодные для движения и не дающие сбиться с пути. Особенно густые сети путей шли от Антиохии на восток к Дамаску, на запад к Лаодикее и вдоль побережья. Через Дамаск пролегали дороги на юг, к Бостре, на восток через Пальмиру - к Евфрату.

К общей характеристике различного рода сооружений следует прибавить надгробные памятники. В Сирии надгробия многообразны в своих формах, и больше всего их сохранилось в восточной и южной частях провинции. В Пальмире и Сувейде строили высокие башни, квадратные в плане - для фамильных захоронений.

Близ Сувейды стоит полуразрушенный мавзолей. Этот единственный в своем роде памятник, представляющий собой монолитную кладку (в плане 10,1 × 10,1 м) над погребальной камерой. Глухие стены оформлены дорическими полуколоннами (высота ордера - 5,84 м), между которыми изображены рельефно воинские доспехи - шлем, панцирь, щиты. Венчался монумент по восточной традиции пирамидой. Надпись на памятнике на греческом и арамейском языках гласит: "Одинат, сын Аннела, воздвиг эту гробницу своей жене Хамрат". Памятник построен еще до завоевания этих земель римлянами, вероятно в конце I века до н. э., но достаточно точное воспроизведение дорического ордера говорит о значительной эллинизации южной Сирии.

Наиболее типичны для Сирии склепы, вырубленные в скалах. Они встречаются в разных местах провинции, но наиболее замечательные усыпальницы находятся в Петре, бывшей столице Набатейского царства, городе необычайно своеобразном, но не избежавшем достаточно сильной романизации.

Петра расположена в горах, далеко на юг от Мертвого моря. Вход в город лежит с востока, через узкое темное ущелье, по которому протекает мелководная речка Вади-Муса. Ущелье расступается, и в лучах яркого света предстает один из скальных мавзолеев, знаменитый Эль-Хазнэ, названный так арабами. Двухъярусный фасад, вырезанный на поверхности скалы, состоит из нижнего четырехколонного портика коринфского ордера и верхней архитектурной композиции, состоящей из стройного толоса и портиков, увенчанных полуфронтоном. Интерколумнии толоса и портиков украшены рельефными женскими фигурами в развевающихся одеждах. Скульптуры львов-охранителей поставлены на верху портиков. Акротерий на нижнем портике изображает солнечный диск с рогами коровы - это символ египетской богини Исиды. За фасадом врезаны в глубь скалы несколько больших помещений. Мавзолей в Эль-Хазнэ (высота - около 40 м), полный изящества и особой изысканности в архитектурных деталях и рельефных фигурах, является примером величайшего мастерства архитекторов и камнерезов, воплотивших столь сложный замысел на поверхности скалы. Монумент исполнен, скорее всего, во II веке, может быть, в связи с посещением Сирии императором Адрианом (о чем говорилось выше). Художественный образ, композиционные приемы близки духу александрийского зодчества и позволяют исследователям высказать предположение, что это может быть храмовым сооружением, посвященным египетской богине, тем более, что ее атрибут помещен на главном месте.

Мавзолей Эль-Хазнэ в Петре. II в.
Мавзолей Эль-Хазнэ в Петре. II в.

После неширокого ущелья Эль-Хазнэ скалы опять несколько сужаются, с тем чтобы открыть просторное плато. В отвесных скалах, его обрамляющих, вырезаны и жилые помещения (иногда в несколько этажей) и могильные склепы, уходящие, как и жилые комнаты, в глубь скал. Некоторые скальные помещения считаются теперь храмами. Скальных заупокойных склепов с архитектурным оформлением фасадов сохранилось в Петре несколько сотен. Более простые, типично набатейские по форме и небольшие по размеру фасады, увенчанные по карнизу зубцами, - древнейшие (от IV века до н. э.). Но под влиянием эллинистического, а потом и римского строительства прочно входит в архитектуру античный ордер. Набатеи восприняли античную ордерную систему - пилястр или колонну, антаблемент в его трех частях (архитрав, фриз, карниз), свободно манипулировали ее элементами. Особенно часто "ставили" полуколонну или пилястр со своеобразной капителью, очень простой, почти без резных украшений, но тектоничной и выразительной. Кубическая капитель с как бы оттянутыми верхними концами получила теперь название "рогатой".

Фасады богатых гробниц становятся со временем очень сложными. Например, в так называемой "Гробнице с урной" урна венчала фасад. Архитектор вырубил в скале глубокую и высокую нишу. На задней стене ее вырезан сложнейшего рисунка четырехколонный, набатейского типа портик с тройным (как бы поставленным друг на друга) антаблементом. Все это очень высокое сооружение увенчано коническим шатром. Боковые стенные ниши оформлены невысокой колоннадой (точнее, полуколоннами). Создается впечатление колоннадной улицы, в глубине которой высится храм. Подножие ниши пришлось строителям укрепить искусственной аркадой. Можно назвать много сложнейших фасадных композиций, и среди них - мавзолей с коринфскими капителями, надгробие римского центуриона, чье скульптурное изображение установлено высоко на фасаде в нише, рядом со статуями его сыновей.

При взгляде на Эль-Хазнэ либо на любую другую гробницу возникает несколько вопросов: какими приемами вырубался фасад, как велся расчет, каковы предварительные проекты? Можно строить лишь предположения, вытекающие из анализа самого памятника.

Всюду видно, что огромная поверхность скалы стесана. На этой приготовленной площади можно было поместить все части фасада, размеры деталей. Но для этого следовало бы построить леса. Деревьев в той местности почти нет.

При отсутствии лесов можно было, не стесывая сразу всю нужную поверхность, воспользоваться неровностями скалы. В этом случае и каменотес и резчик сразу бы начинали с самого верха, вырубая себе первую ступень, потом спускались ниже, либо все в обратном направлении. В таком случае мы должны оценить в полной мере опыт архитектора и резчиков по камню, сразу определявших нужные масштабы.

Весьма вероятно, что в провинциальном строительстве для отдельных деталей капителей, фризовых декоративных рельефов, отдельных профилей архитектурных частей существовали альбомы, как были альбомы для мозаичных композиций и декоративных росписей. Несомненно пользовались расчетными таблицами пропорций ордера, проемов, перекрытий, арок. Были, как мы бы теперь сказали, "типовые проекты" разного рода сооружений. Если для храмов (периптер, простиль), лагерей, крепостей, театров, арок несомненно употреблялись готовые проекты, которые варьировались в зависимости от местных условий, то в Петре двух одинаковых фасадов римского времени нет. Огромный многовековой опыт создания скальных гробниц, передача традиционных приемов из поколения в поколение позволяли строителям, пользуясь "типовыми" деталями (портик, полуколонны, фронтоны), создавать каждый раз оригинальное произведение. Выработанные нормы строительства, устойчивые в определенных компонентах, пропорциональность между ярусами, между высотой и шириной фасада, строгое распределение деталей - все это характерно для архитекторов Петры. Эти художники легко восприняли античные формы и обогатили ими традиционную архитектуру.

Совсем иное впечатление производило плато, на котором уже, вероятно по настоянию римлян, была проложена главная улица с востока на запад, оформленная величественной колоннадой. На западном конце улица подходила к большому храму, а на восточном заканчивалась трехпролетной аркой. На плато когда-то стояли и другие сооружения: рынок, курия - административное здание - и жилые дома.

Колоннада в Петре. II в.
Колоннада в Петре. II в.

Святилище, посвященное богине "Великой матери", представляло собой храм "в антах" (27 × 27 м), сооружение с четырехколонным портиком. Наружные углы, как принято в местных храмах, оформлены пилястрами.

По дороге от гробницы Эль-Хазнэ к плато лежит театр (о нем мы уже говорили).

Колоннада, храм, арка, театр внесли в этот своеобразный скальный город римский дух; романизация охватила и эту далекую окраину римских владений. Римляне всегда добивались установления в подвластных им землях таких сооружений, которые сразу же указывали, кому принадлежит данный город.

Единственный город, сохранившийся до наших дней как цельный градостроительный комплекс, - это Пальмира, где объединены все названные выше типы культовых, гражданских и надгробных сооружений.

Пальмира. План. 1. Святилище Бела. 2. Храм Баалшамина. 3. Триумфальная арка. 4. Большая колоннада. 5. Поперечная колоннада. 6. Театр. 7. Агора. 8. Тетрапилон. 9. Надгробный храм. 10. Лагерь Диоклетиана.
Пальмира. План. 1. Святилище Бела. 2. Храм Баалшамина. 3. Триумфальная арка. 4. Большая колоннада. 5. Поперечная колоннада. 6. Театр. 7. Агора. 8. Тетрапилон. 9. Надгробный храм. 10. Лагерь Диоклетиана.

Сохранности города во многом способствовало его местоположение среди песков пустыни, вдали от больших городов и переместившихся впоследствии торговых путей.

Первое упоминание о Тадморе, как первоначально называлась Пальмира, относится к началу II тысячелетия до нашей эры, но подлинный расцвет города наступает значительно позже - на рубеже нашей эры. В I веке Пальмира превратилась в крупнейший торговый и культурный центр. Она была важнейшим звеном в торговле Востока и Запада, так как здесь, на границе безводной пустыни, кончалась благоустроенная дорога и начиналась караванная тропа к Евфрату. В этот период (точную дату назвать невозможно) произошло присоединение Пальмиры к Римской империи. Можно предполагать, что власть римского наместника провинции над этим далеким пограничным городом во многом была номинальной, однако процесс постепенной романизации четко прослеживается на протяжении I - III веков. Пальмирцы были обязаны римлянам проведением дорог; влияние их градостроительной практики проявилось в архитектурных ансамблях Пальмиры; не избежали воздействия римского искусства пластика и живопись. В смешении культур, в их органическом слиянии и заключается своеобразие и обаяние произведений пальмирских мастеров. Именно это дает право говорить о Пальмире как об одном из крупнейших художественных центров Сирии.

Ко времени римского завоевания уже сложился план города с двумя центрами; культовым - на востоке, где располагалось святилище бога Бела, и торговым - на западе. Постепенно город разрастался, заполняя пространство между двумя комплексами. Осью, связывавшей оба центра, была древняя караванная дорога, определившая план застройки. Впоследствии эта осевая планировка была подчеркнута улицей-колоннадой, соединившей торговую и культовую части города. Строительными материалами служили желтый песчаник, белый мраморовидный известняк и привозной розовый асуанский гранит. Для жилых зданий использовался кирпич-сырец.

Колоннада в Пальмире. II в.
Колоннада в Пальмире. II в.

С давних пор на восточной окраине города существовало святилище трех пальмирских богов - Бела, Йарибола и Аглибола. Бел был верховным божеством, близким римскому Юпитеру; Йарибол и Аглибол - богами небесных светил - солнца и луны. В 32 году закончилась перестройка святилища и возник обширный храмовый комплекс, состоящий из двора, обнесенного оградой с колоннадой, ритуальных бассейнов, алтарей и собственно храма. Римские архитектурные формы, ордерная система сочетались здесь с восточной пышностью и грандиозностью.

Стены храма Бела в Пальмире. I в.
Стены храма Бела в Пальмире. I в.

Храм Бела в Пальмире. I в.
Храм Бела в Пальмире. I в.

Храм Бела в Пальмире. Общий вид. I в.
Храм Бела в Пальмире. Общий вид. I в.

Фриз храма Бела в Пальмире. Фрагмент. I в. Известняк.
Фриз храма Бела в Пальмире. Фрагмент. I в. Известняк.

К входу в святилище подводили широкие ступени и пологие пандусы, предназначенные для жертвенных животных. Вход оформляли восьмиколонные пропилеи с традиционными для восточной архитектуры башнями по сторонам ( 29). Три двери вели в огромный, почти двухсотметровый в поперечнике двор, снаружи огражденный высокой стеной, прорезанной лишь небольшими оконными проемами. Внутри вдоль стен шли двойные ряды крытых колоннад-галерей, служивших защитой от солнца. Гладкие двадцатиметровой высоты колонны венчались ныне не сохранившимися бронзовыми капителями коринфского ордера. Характерной чертой пальмирской архитектуры, как и в других городах провинции, например в Апамее, были выступающие примерно на треть высоты колонны консоли, на которых когда-то устанавливались статуи и бюсты почетных граждан города.

На территории двора находился бассейн для ритуальных омовений и нужд храмового хозяйства. Здесь же был сооружен и большой алтарь для жертвоприношений. Его фундамент хорошо виден и сейчас.

В центре двора возвышался храм, развернутый длинным фасадом к пропилеям. В такой постановке храма проявилась местная сирийская традиция. Само же здание соответствует законам античной архитектуры. Это псевдодиптер, то есть целла его имеет по одному ряду колонн на длинных сторонах и по два - на коротких.

Внутри целла делилась на три помещения, по числу богов, которым посвящался храм. В оформлении интерьеров была широко применена декоративная и сюжетная пластика. Культовые статуи богов помещались в глубоких нишах-адитонах, расположенных по обе стороны целлы. Эти статуи, как и орнаментальный декор, не сохранились до наших дней. И сейчас, с полуразрушенной колоннадой, лишенный скульптурного убранства и капителей колонн, храм поражает монументальностью и величием облика, совершенством пропорций.

Большой размах приобрело строительство в Пальмире во II веке. В связи с посещением города в 129 году императором Адрианом магистраты и частные лица жертвовали большие деньги на восстановление старых святилищ, постройку новых храмов и общественных зданий. Так, пальмирец Мале, носивший и второе латинское имя - Агриппа, принимал активное участие в приеме Адриана и на свои средства воздвиг храм Баалшамина. Это божество почиталось во всей Сирии. Его называли владыкой небес, божеством благодеятельным, посылающим дождь.

Пальмирский храм Баалшамина был освящен в 131 году, как записано на одной из его колонн. Наружное оформление целлы очень сдержанно, акцент сделан на центральном фасаде с глубоким портиком и богато орнаментированным порталом. Сравнительно небольшой по размерам храм производит монументальное впечатление благодаря массивным, несколько утяжеленным формам; совершенством пропорций, гармонией и особой величавостью он превосходит даже храм Бела.

Храм Баалшамина в Пальмире. II в.
Храм Баалшамина в Пальмире. II в.

Храм Бела в Пальмире. Портал. I в.
Храм Бела в Пальмире. Портал. I в.

Святилища Бела и Баалшамина - не единственные культовые постройки в Пальмире. В городе находилось много других храмов, посвященных различным божествам: Хададу, Атаргатис, Иштар, Набу, а также Арсу и Азизу - покровителям караванщиков. Но только святилища Бела и Баалшамина сохранились почти полностью и дают ясное представление о типичных для сирийской архитектуры двух видах храмовых построек.

Ко II веку относится и реконструкция городской торговой площади - агоры. Территория агоры (82 × 70 м) была обнесена высокой стеной с крытыми портиками коринфского ордера высотой 12 м. Из зданий, расположенных здесь, особенно интересен небольшой антовый храм с пиршественным залом, предназначенным для культовых трапез. Площадь украшали многочисленные статуи, рельефы и фонтаны.

Организующую роль в планировке города сыграло строительство колоннады вдоль главной улицы, протянувшейся с запада на восток. Подобные улицы-колоннады уже существовали в других городах Сирии, по их образцу украшалась и Пальмира. Строительство Большой колоннады, как ее называют теперь, продолжалось в течение десятилетий. Общая длина ее достигала 1100 м, ширина проезжей части - 11 м. По обе стороны улицы шли крытые портики с двумя рядами колонн золотистого известняка и розового ассуанского гранита. Сохраняя основное направление С запада на восток, Большая колоннада делилась на три участка, расположенных под небольшим углом друг к другу. Западный, самый длинный, заканчивается тетрапилоном, который, подобно тетрапилону в Герасе, акцентировал место пересечения улиц. Колонны тетрапилона из розового ассуанского гранита. Слегка изгибаясь, колоннада продолжается до монументальной трехпролетной арки, архитектура которой восходит к римским триумфальным аркам. Скульптурное убранство ее характерно для памятников начала III века: его отличает пышность, измельченность орнамента, перегруженность деталями. Монументальная арка поставлена с таким расчетом, что через ее пролеты открывается эффектный вид на наружную стену святилища Бела и расположенный под углом храм. Последний участок Большой колоннады сворачивал на юг и подводил к входу в святилище.

Большая колоннада Пальмиры. II в.
Большая колоннада Пальмиры. II в.

Тетрапилон в Пальмире. II - III вв.
Тетрапилон в Пальмире. II - III вв.

Триумфальная арка в Пальмире. II в.
Триумфальная арка в Пальмире. II в.

К Большой колоннаде примыкали многочисленные поперечные улочки и переулки с жилыми домами и лавками. Дома из камня стали строить в Пальмире только с середины II века. Но и от них до наших дней сохранились лишь фундаменты, позволяющие, однако, судить о планировке жилищ по образцу эллинистических домов перистильного типа. Перистильные дворики часто украшались мозаичными композициями. Одна из таких мозаик изображает Ахилла на Скиросе, другая - миф о Кассиопее. Античные сюжеты трактованы на этих мозаиках в духе произведений эллинистической живописи.

Пальмира обладала одним из красивейших театров. Он отличался особенной изысканностью в оформлении постскениума, тщательностью отделки всех частей скены и театрона. Стоял театр вблизи Большой колоннады. Местоположение рядом с главной улицей было необычно: как правило, театр строили вдали от центра, у городских стен. В этом нарушении правил римского градостроения можно усмотреть большую самостоятельность пальмирцев в планировке своего города.

Театр в Пальмире. II в.
Театр в Пальмире. II в.

Западный выход из зрительного зала театра в Пальмире.
Западный выход из зрительного зала театра в Пальмире.

Примерно напротив театра, по другую сторону Большой колоннады, были выстроены термы. Своими размерами и богатством убранства это сооружение не уступало знаменитым римским термам.

Таким образом, строительство на месте древней караванной дороги закрепило уже сложившуюся планировку города и подчеркнуло связь торгового и культурного центров с прилегающими постройками.

За пределами городской застройки, в долине и по склонам песчаных холмов, раскинулся некрополь. Величавую торжественность придают пейзажу строгие вертикали башенных гробниц, достигающих 20 м в высоту. Подобных погребальных сооружений нет в других районах провинции. Самобытный характер этих памятников еще раз подтверждает, что Пальмира была крупным самостоятельным художественным центром.

Долина гробниц близ Пальмиры.
Долина гробниц близ Пальмиры.

Надгробная башня в Пальмире. II в.
Надгробная башня в Пальмире. II в.

Башни построены из местного песчаника. В массивном цоколе вырублен декоративно оформленный портал. Кверху башни слегка сужаются и заканчиваются профилированным карнизом. Крупные, тщательно обработанные квадры песчаника сами по себе служат украшением глади стены, поэтому в наружное оформление вводится мало декоративных элементов. Над порталом нависает небольшой балкон, которому придана форма ложа. На ложе покоится скульптурное изображение главы семьи, основателя семейной усыпальницы.

В нижнем этаже башни находилась собственно гробница. Стены обычно оформлялись коринфскими пилястрами, между которыми располагались рядами глубокие ниши, предназначенные для гробов с мумифицированными телами. Отверстия ниш закрывались большими известняковыми плитами с рельефным портретом умершего и эпитафией. Святилища в верхних этажах башни были посвящены культу предков. Из многочисленных башенных гробниц Пальмиры лучше всего сохранились две - Ямвлиха и Элабела, названные так по именам их основателей.

С середины II века начали строить гробницы нового типа - подземные склепы, так называемые гипогеи. В твердом скалистом грунте примерно на равном расстоянии друг от друга вырубались подземные склепы, по богатству декора не уступавшие дворцам.

Одним из самых ранних склепов является гипогеи Иарая. Ведущая вниз лестница упиралась в двухстворчатую известняковую дверь, которая выходила в коридор, соединяющий три крестообразно расположенные погребальные камеры. Внутренняя отделка склепов напоминала убранство погребальных камер башенных гробниц, но была еще более пышной и разнообразной. Торцовые стены камер декорированы экседрами с конхами в виде раковин, пилястрами и нишами. Растительные орнаменты, розетки, декоративные маски сплошь покрывали поверхность стен. С середины II века во многих гробницах появляются фрески.

Гипогей Иарая. Из Пальмиры. Западная экседра. II в. Дамаск, Национальный музей.
Гипогей Иарая. Из Пальмиры. Западная экседра. II в. Дамаск, Национальный музей.

Наиболее почетными считались захоронения в экседрах: здесь покоились основатель гробницы и его ближайшие родственники. В продольных стенах приготовлялись места для потомков.

На протяжении III века в Пальмире совершался постепенный переход от городского самоуправления по греческому образцу к восточным формам правления. Власть сосредоточивалась в руках старой родовой знати и становилась наследственной. Оденат Младший, как мы уже говорили, носил титулы римского наместника, правителя римского Востока. В 270 году его вдова Зенобия отделилась от Рима и провозгласила себя императрицей Востока. Этот период независимости Пальмиры был очень кратким, прошел в основном в войнах и в области градостроительства не дал ничего нового. Уже в 273 году Пальмира была разрушена императором Аврелианом и после этого не могла оправиться. Однако, погибнув как художественный и торговый центр, город еще долгое время существовал в качестве пограничного поста Римской империи. Диоклетиан на рубеже III - IV веков поставил здесь римский гарнизон, с его пребыванием связана строительная деятельность тех лет. Вновь отстроенные оборонительные стены ограждали значительно меньшую, чем ранее, территорию, так как население города к этому времени резко сократилось. Большие работы были проведены в западных кварталах города, на месте разрушенных Аврелианом жилых домов. На огромной площади в 30 000 кв. м раскинулся так называемый лагерь Диоклетиана.

Из города на территорию лагеря вели Преторианские ворота. Они и раньше служили входом в западные кварталы города, но теперь их обновили и декоративно оформили. От ворот можно мысленно провести ось, организующую весь ансамбль лагеря Диоклетиана. Она шла через декоративный портик, арку, акцентирующую перекресток, Большие ворота на форум - к входу в храм, которым заканчивался грандиозный архитектурный комплекс.

Строительство этого ансамбля можно рассматривать как завершающий этап градостроительства в Пальмире. Незначительные постройки последующих эпох не могли внести ничего нового в сложившийся облик города, характерного образца сирийской архитектуры античного времени.

Чубова А. П., Саверкина И. И., Сидорова Н. А.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'