Новости
Энциклопедия
Библиотека
Новые книги
Карта сайта
Ссылки
О проекте






передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








предыдущая главасодержаниеследующая глава

Искусство Арабских стран

Б. Веймарн

Современный Арабский Восток — это страны с преимущественным арабским населением в Передней Азии, на Аравийском полуострове и в Северной Африке. Народы этих стран объединяет общность не только исторических судеб, но и культуры, в частности языка. В результате национально-освободительного движения широких народных масс, влияния Великой Октябрьской социалистической революции в России и поддержки со стороны мировой социалистической системы большинство арабских стран стало в середине 20 столетия суверенными государствами. Различна степень реальной независимости этих государств от империалистических монополий Западной Европы и Америки, но многие из них — возникшая после революции 1952 г. Объединенная Арабская Республика (Египет), Алжир, завоевавший свою независимость в многолетней тяжелой борьбе с французскими колонизаторами, Тунис, Сирия, Ливан, Йемен и другие — прочно заняли позицию позитивного нейтралитета. Борьба, которую ведут молодые арабские государства с империализмом на Ближнем Востоке, существенно ускоряет начавшийся после второй мировой войны крах колониальной системы.

В странах Арабского Востока под воздействием национально-освободительного движения зародилась и получила развитие новая художественная культура. Это произошло после четырех столетий экономической деградации и культурного упадка под гнетом феодальной Турции, а затем — капиталистических стран Европы. Новая, возникшая в 20 в. арабская культура, тесно связанная с борьбой против колонизаторов, принесла с собой прогрессивные художественные тенденции. Ярко и сильно проявились они в литературе; выдвинулась целая плеяда замечательных писателей, создавших реалистические произведения, определившие важный этап в истории поэзии и прозы арабских народов. Новые тенденции появились в музыке и в архитектуре, зародилось национальное кино; в некоторых арабских странах возник реалистический театр. Очень существенные перемены произошли в изобразительном искусстве: рядом с традиционным, освященным религией, отвлеченным орнаментальным мастерством возникли скульптура и живопись, воплотившие живые активные образы человека и природы. Для понимания особенностей процесса становления новых видов изобразительного искусства в арабских странах важно учесть, что в 16—18 вв., в условиях застойного феодального общества, строго осуществлялся религиозный запрет изображать живые существа и тем более человека. Даже традиция средневековой миниатюры была прервана. Поэтому творцы вызванных к жизни глубокими общественными сдвигами живописи и скульптуры, не находя непосредственной преемственности в культуре своего народа, обращались, как правило, к искусству Западной Европы. Характерно при этом, что передовые арабские художники, овладевшие новыми видами искусства, воодушевленные демократическими освободительными идеями, стали на путь реализма и создали художественные образы, воплотившие особенности жизни, быта и национального характера людей своей страны.

Вместе с тем новое изобразительное искусство арабских стран в процессе становления и развития испытало и испытывает сильное воздействие реакционной буржуазной идеологии. Это воздействие, с одной стороны,— современного буржуазного модернистского искусства зарубежных империалистических государств, и с другой— буржуазно-националистической идеологии внутри арабских стран. На первом этапе освободительной борьбы арабский национализм и его лозунг арабского единства служили оружием в борьбе с колониализмом и его поддерживали широкие народные массы. Сейчас, на новом этапе национально-освободительного движения, лозунг арабского единства сохраняет прогрессивное значение, лишь меняя свое содержание, становясь лозунгом единства трудящихся арабов в борьбе против империалистов, колонизаторов, эксплуататоров.

В то же время обострение классовой борьбы в арабских странах раскрывает и антидемократическую, антинародную буржуазную сущность арабского национализма. Со всей неприглядностью выявилась она в Ираке в период кровавых событий 1963 г., в антикоммунизме, в предательском сговоре арабских помещиков и крупной буржуазии с империалистическими монополиями.

Двойственная природа арабского национализма сказалась и в его влиянии на искусство. Способствуя (особенно на раннем этапе) проникновению в искусство патриотических идей и связанных с ними прогрессивных художественных тенденции, арабский национализм в других случаях стал прикрытием для буржуазного реакционного содержания, питающего различные формалистические направления.

Новая художественная культура при существенном различии ее черт в каждой из арабских стран (в соответствии с уровнем общественной жизни, местными традициями и т. д.) обладает известной общностью и прошла сходные этапы развития. До первой мировой войны лишь в некоторых областях арабского мира появились ростки новой литературы и искусства, отразивших ранний, преимущественно стихийный характер национально-освободительной борьбы. В 20—30-х гг. уже во многих арабских странах развилась художественная культура, ярко окрашенная идеями, утверждающими национальное самосознание, прямо или косвенно зовущими к борьбе с колониальным гнетом. Эти явления в литературе и искусстве отразили новые черты общественного развития, когда под влиянием мирового пролетарского движения и строительства социализма в СССР национально-освободительная борьба арабских народов приобрела политическую зрелость, появились партии, возникли идеологические программы.

С середины 40-х гг., когда в результате победы сил демократии во второй мировой войне и образования лагеря социалистических стран наступило время крушения колониализма на Ближнем Востоке и создания суверенных арабских государств, в литературе и искусстве начался бурный рост демократических тенденций. Однако с обострением классовой борьбы (в процессе выбора дальнейшего пути общественного развития освободившихся от колониальной зависимости стран) усилилось проникновение и реакционной идеологии в художественное творчество, распространялись теории «искусства для искусства» и антиреалистические течения.

В сложных условиях современного этапа общественной жизни в изобразительном искусстве, как и во всех других областях художественной культуры арабских стран, происходит поляризация сил и их острая борьба.

Самая крупная на Арабском Востоке школа изобразительного искусства сложилась в Объединенной Арабской Республике. Ее истоки связаны с открытием в Каире в 1908 г. Школы изящных искусств (позднее преобразованной в институт), в которой первоначально преподавали французские и итальянские художники. Среди первых национальных мастеров изобразительного искусства особенно выделяется Махмуд Мухтар (1891—1934). Окончив Каирский институт, он продолжил учебу во Франции. В 20-х гг. Мухтар создал принесший ему известность монумент — скульптурную группу «Пробуждение Египта». Ее создание потребовало от Мухтар а длительной многолетней работы. Высеченная из розового ассуанского гранита, она была закончена в 1928 г. и впоследствии установлена на площади перед зданием Каирского университета. Пробуждение Египта символизируют фигуры древнего сфинкса и современной египетской крестьянки. Женщина, подняв чадру и гордо выпрямившись, пытливо глядит вдаль, словно видит будущее своего народа. Правой рукой она слегка сдерживает движение сфинкса, который поднимается, опираясь на свои могучие лапы. Динамичной, внутренне напряженной композиции придана монументальная уравновешенность и гармоничная целостность.

Махмуд Мухтар. Конституция. Рельеф памятника С. Заглулу в Каире. Мрамор. 1930 г.
Махмуд Мухтар. Конституция. Рельеф памятника С. Заглулу в Каире. Мрамор. 1930 г.

илл. 313

Махмуд Мухтар. Пастух. Бронза. 1930 г. Каир, музей Мухтара.
Махмуд Мухтар. Пастух. Бронза. 1930 г. Каир, музей Мухтара.

илл. 314

В монументе «Пробуждение Египта» уже ясно выражена основная направленность творчества Мухтар а, который своим искусством хотел служить делу освобождения египетского народа. Обращаясь к образам и традициям Древнего Египта, он преломлял их сквозь призму современных ему патриотических идей. Эта тенденция проявилась и в других навеянных искусством прошлого образах, созданных Мухтаром в последующие годы. К лучшим из них относятся рельефы «Конституция» и «Правосудие», помещенные на постаменте памятника видному политическому деятелю Сааду Заглулу в Каире (1930). Воскресив лаконизм и обобщенность древнеегипетского рельефа и даже свойственный ему прием изображения лица в профиль, а фигуры в фас, скульптор создал величественные и мужественные аллегорические образы, воплотившие идеи египетского национального возрождения. Живая реалистическая струя в творчестве скульптора сильнее сказалась в портрете, над которым он много работал в течение 20—30-х гг. В портретных произведениях Мухтара почти нет места стилизации. Он стремится проникнуть в духовный мир человека, раскрыть его психологию, передать индивидуальные черты характера. Таковы портреты Саада Заглула (бронза, 1928) и шейха племени бишаринов (бронза, 1927). Но особенно ярко демократические и реалистические черты творчества Мухтара проявились в небольших по размеру жанровых скульптурах, изображающих народные типы. Содержательна красивая по силуэту, выполненная в обобщенной, но вместе с тем пластически очень живой форме бронзовая скульптура «Пастух» (1930). Он изображен спокойно стоящим с посохом, положенным на плечи. В осанке пастуха, в его с достоинством поднятой голове переданы благородство и душевная чистота египетского труженика— феллаха. Эмоционально-выразительны женские образы, в которых мастер поэтизирует повседневный труд («Женщина с кувшином», мрамор, 1928; «За нильской водой», гранит, 1929) и передает женственность и присущую египтянке грацию («При встрече с мужчиной», бронза, 1929) (Большинство произведений М. Мухтара хранится в мемориальном музее Мухтара в Каире, открытом в специально построенном здании в 1962 г.).

Заслуги Мухтара и его вклад в историю культуры Египта трудно переоценить. Они заключаются в том, что, будучи основоположником новой скульптуры своей страны, Мухтар не поддался воздействию уже царившего в Западной Европе космополитического формализма, а создал хотя и отмеченное стилизацией, но в основе своей реалистическое, новое, национальное египетское искусство.

Эта задача вдохновляла и основоположников новой египетской живописи. Один из них, Мухаммед Наги (1888—1956), получив образование в Париже и Флоренции, воспринял некоторые тенденции импрессионизма, но, как говорил он сам, «возвратился от Моне к Мане» и оставался убежденным реалистом. Многие свои жанровые произведения и пейзажи художник посвятил Египту. Вместе с тем, путешествуя в начале 30-х гг., он создал большой и интересный цикл абиссинских картин. Пейзажи Наги написаны сочно, красочно, передают живой трепет залитой солнцем египетской природы.

Живописной манере художника свойствен широкий, свободный, полный движения мазок кисти. Изображая людей труда — по преимуществу крестьян,— Наги любуется живостью их лиц, слаженностью движений, красочностью одежды. Таков «Рыбак» (начало 1930-х гг.), несущий своими сильными руками сеть с рыбой. Образ этого человека, лицо и фигура которого, освещенные солнцем, сами как бы излучают свет, внутренне значителен, проникнут жизнеутверждающим началом. Наги увлекала и монументальная живопись. Он написал большие панно для больницы Моассе в Александрии (1934) и для Международной парижской выставки (1937).

Мухаммед Наги. Рыбак. Начало 1930-х гг.
Мухаммед Наги. Рыбак. Начало 1930-х гг.

илл. 315 б

Одновременно с Наги начали творческую деятельность еще два художника, разные по темпераменту и живописным направлениям: Ахмед Сабри (1896—1955) — портретист и жанрист, следовавший традициям европейской академической живописи, и Махмуд Саид (р. 1897), испытавший влияние фовистов, склонный к стилизации, но сохранивший на всем длительном пути своей деятельности живой интерес к окружающей национальной действительности. Его жанровые картины, несколько напоминающие театральную декорацию, обладают звучным колоритом, четким ритмом и экспрессивной композицией. Один из лучших его пейзажей «Осень» (1929).

Махмуд Саид. Осень. 1929 г. Каир, Музей современного искусства.
Махмуд Саид. Осень. 1929 г. Каир, Музей современного искусства.

илл. 317 б

Революция 1952 г., уничтожившая не только прогнивший королевский режим, но и господство английских колонизаторов, открыла перед изобразительным искусством Египта перспективу дальнейшего развития. Мощный накал патриотических чувств народа особенно сильно сказался в искусстве под влиянием событий, связанных с разгромом англо-франко-израильской интервенции в зоне Суэцкого канала в 1956 г. В эти дни десятки художников, по преимуществу молодых, глубоко осознали общественный долг искусства. В графике и в живописи реалистическими средствами был создан героический образ народа, вставшего на защиту своего отечества: плакат Абделя Вафи «Воин, защищающий свободу» (1956), антиимпериалистическая сатира Иззата и других художников, картина Мохсена аль-Кедрави «Народ на защите Порт-Саида» (1957). Гневным обличением пронизаны картины Абу Салеха аль-Альфи, Наги Шакера, рисующие разрушенный город. Полон отчаяния образ матери, прижимающей к себе ребенка, в картине Амира Салиба «Бегство» (1957).

В ОАР, как и в других странах, сбросивших цепи колониализма и ставших независимыми, ярко проявилось стремление художников найти и выразить в своем творчестве национальную специфику искусства. В Египте, где люди повседневно видят величественные памятники древности и невольно воспитываются на них эстетически, в решении вопроса о национальной специфике искусства проблема художественного наследия, естественно, приобрела особенную остроту и значимость. В 30-х гг. патриотически настроенная интеллигенция, выдвигая лозунг египтизации (Тамсир), понимала под этим связь с древней культурой Египта. Такую позицию занимал, как мы видели, скульптор Мухтар. Воздействие традиций искусства Древнего Египта и в дальнейшем сказывалось (и продолжает сказываться) особенно в скульптуре. Отчасти поэтому современное ваяние в ОАР, стоящее по сравнению с другими видами искусства на наиболее высоком художественном уровне, обладает ярко выраженным национальным своеобразием. К традициям искусства Древнего Египта обращаются в своем творчестве многие скульпторы республики: Махмуд Муса, Мансур Фараг и другие.

Особенно значительно творчество Гамаля ас-Сагини (р. 1917) — одного из крупнейших скульпторов ОАР. Сагини с начала 50-х гг. начал работать над сюжетными рельефами, выполненными из кованой меди или дерева. Создавая вдохновившие его образы («Нил», 1951; «Мир и война между небом и землей», 1954), Сагини обратился к богатому художественному прошлому Египта. Однако в 50-х гг. понятие Тамсир стало включать культурное наследие не только древнеегипетское, но и арабского средневековья. Новое отношение к художественной традиции в произведениях Сагини проявилось в монументальной, в духе древних египетских скульптур, обобщенной трактовке основных крупных фигур композиции и в орнаментальном заполнении фона множеством повествовательных деталей и надписей.

Обе тенденций органично слиты в творчестве Сагини и, что самое важное, подчинены единой задаче создания художественного образа, выражающего современные, политически острые идеи. В этом и состоит прогрессивный характер решения скульптором проблемы национального своеобразия. Главным, определяющим в его творчестве является передовое революционное содержание, которому подчинены поиски художественной формы. Сагини в новых исторических условиях продолжает и развивает демократические тенденции, в свое время заложенные в египетское искусство Мухтаром, Наги и другими художниками.

Наиболее ярко идейная направленность творчества Сагини воплощена в рельефе «Свобода» (1956; Каир, Музей современного искусства). Изображен египтянин, решительным усилием разрывающий решетку темницы. Невысокий рельеф очень пластичен. Очерченная гибким четким контуром обнаженная фигура представлена сидящей, в характерном для искусства Древнего Египта повороте: лицо в профиль, грудь в фас, ноги в профиль. Так же условно, в стиле древних изображений, трактован голубь, выпущенный из темницы. Вместе с тем очень живо переданы просунутые сквозь решетку мускулистые сильные руки египтянина, его крепкие пальцы, ломающие металл. Реалистический в своей основе, эмоциональный художественный образ полон большого гуманистического содержания. Он воспринимается как необычайно выразительный символ свободы народов Египта, добытой в упорной, но победоносной борьбе с угнетателями.

Гамаль ас-Сагини. Свобода. Рельеф. Кованая медь. 1956 г. Каир, Музей современного искусства.
Гамаль ас-Сагини. Свобода. Рельеф. Кованая медь. 1956 г. Каир, Музей современного искусства.

илл. 312

Прогрессивные тенденции в искусстве ОАР на новом этапе его развития, независимо от того, ориентируется художник на местные древние традиции или обращается к европейскому художественному наследию, проявляются в повышенном интересе к простому народу, в жизни которого искусство находит богатство и глубину содержания. Мухаммед Овейс (р. 1919) — один из немногих художников ОАР, посвятивших свое творчество молодому египетскому пролетариату. В своих произведениях—«Строительство железной дороги» (1956) и др.— жизненное содержание он стремится воплотить в монументально-обобщенных образах. Однако ложная тенденция огрубления формы снижает выразительность его картин.

Мухаммед Овейс. Строительство железной дороги. 1956 г.
Мухаммед Овейс. Строительство железной дороги. 1956 г.

илл. 317 а

Реалистическим проникновением в психологию человека отмечены некоторые портреты: скульптурные — «Голова юноши» Дня ас-Сакафа (р. 1925), «Мальчик со змеей» (бронза, 1960) Мохэддина Тахера — и живописные — «Юноша с .лепешкой» (1960) Сулеймана Мохсена, «Мужской портрет» (1957) Эдварда Лахуда и др. Эмоциональную живописную сюиту о египетских народных танцах и русском балете, гастролировавшем в Каире, пейзажи и другие произведения создали талантливые художники Сейф Ванли (р. 1906) и Эдхам Ванли (1908—1960).

В бытовом жанре чаще обращение к традициям древнего и средневекового наследия Египта. Художников увлекают национальные одежды, позволяющие создавать красочные декоративные сочетания, подчеркивать силуэт, строить композицию на ритме цветовых пятен. Эти качества характеризуют картину Хасиб Ахмеда Исса «Продавец флейт» (1958; ГМИИ). Художник, подобно средневековому миниатюристу, поэтичный строй живого образа передал музыкальным ритмом линий и контрастом цветовых пятен (фиолетовых, черных, желтых, красно-коричневых) при условно-плоскостной трактовке формы.

Хасиб Ахмед Исса. Продавец флейт. 1958 г. Москва, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.
Хасиб Ахмед Исса. Продавец флейт. 1958 г. Москва, Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина.

илл. 316

Живым, искренним чувством наполнены произведения художницы Газибии Сирри (р. 1930) — «Девушка с голубями» (1958), «Мать» (1958),— которая опирается в своем творчестве на древние народные живописные традиции. Звучны по цвету пейзажи талантливого Наги Шакера (р. 1932), а также декоративно трактованные жанровые сцены в картинах Саед Абдель Рассула (р. 1916) и других художников.

Наги Шакер. Деревня. 1957 г.
Наги Шакер. Деревня. 1957 г.

илл. 315 а

Все же пока большие проблемы общественной жизни ОАР не нашли глубокого образного воплощения в живописи. Художники чаще всего воспринимают лишь внешние черты новой национальной действительности.

Вместе с тем в творчестве ряда художников ОАР ориентация на национальное художественное наследие приобрела, особенно в последние годы, характер отвлеченной, лишенной живого содержания стилизации. Формалистическое понимание традиции оторвало этих художников от реальной почвы национальной жизни. По своей творческой позиции они оказались в одном ряду с теми из художников, которые поддались влиянию западноевропейского и американского модернизма. В ОАР есть сюрреалисты и художники-абстракционисты. В искусстве ОАР происходит непрекращающаяся борьба прогрессивной, революционной, демократической и реакционной, буржуазной идеологий.

В Ираке новое искусство зародилось еще под гнетом Османской империи. В его создание особенно значительный вклад внесли Абдель Кадер Рассам и Мухаммед Салех Заки (р. 1888). Поэтично и непосредственно, хотя и в разной живописной манере передали они в своих произведениях неповторимые пейзажи берегов Тигра с купами зеленых пальм, залитые солнцем широкие равнины Древней Месопотамии, наполненные влагой рощи Шаклава в Северном Ираке. Оба художника закладывали основы нового национального искусства Ирака, опираясь на традиции европейского реализма 19 в. Рассаму принадлежат также не лишенные психологической выразительности портреты, а Заки — жанровые сцены и натюрморты.

Основанный в 1939 г. в Багдаде Институт изящных искусств, а затем и возникшие в 40—50-х гг. художественные общества, в состав которых вошли молодые живописцы и ваятели, получившие образование за рубежом, в отличие от Рассама и Заки, стали ориентировать новое искусство Ирака на буржуазный модернизм Западной Европы и Америки. Началась борьба разных по идейно-эстетическому содержанию тенденций в изобразительном искусстве Ирака.

Революция 1958 г., свергнувшая власть ставленника империализма Нури Сайда, вызвала подъем демократических сил во всех областях культуры. В изобразительном искусстве это проявилось в повышенном и остром интересе художников к социальной и национальной проблемам и в возрождении реалистических тенденций.

Выдающимся художником Ирака 40—50-х гг. был Джавад Селим (1919—1961) — живописец и скульптор. Картины Селима — формалистичные, примитивно и схематично передающие фигуры людей и предметы. Иначе проявил себя Джавад Селим в скульптуре. Здесь художник непосредственно столкнулся с социальными задачами, выдвинутыми революцией перед искусством. Вместе с тем в работе над скульптурой сказались любовь к национальным художественным традициям и их знание.

Джавад Селим. Монумент в Багдаде в честь революции 14 июля 1958 г. Фрагмент. Бронза. 1960 г.
Джавад Селим. Монумент в Багдаде в честь революции 14 июля 1958 г. Фрагмент. Бронза. 1960 г.

илл. 320

Как и в Египте, многие художники и особенно скульпторы Ирака в поисках национального своеобразия искусства пристально изучают памятники древней культуры своей родины, ищут прообразы для своих произведений в богатом наследии Шумера, Вавилонии, Ассирии. Стремление опереться на традиции древности сказалось в крупнейшем и лучшем произведении Д. Селима — монументе в честь революции 14 июля 1958 г., установленном в 1960 г. на площади ат-Тахрир в Багдаде. Он решен в виде большого рельефного фриза (50 м в длину и 4 м в высоту), поднятого на специальных устоях при входе в парк. Бронзовые фигуры фриза укреплены на поверхности светлых каменных плит; на этом фоне они четко выделяются и ясно «читаются». Следование традициям древности сказалось в условно-обобщенной трактовке фигур и декоративно-орнаментальном принципе композиции. В то же время в образном раскрытии содержания, в экспрессивной выразительности отдельных групп видно живое, в основе своей реалистическое художественное мировоззрение скульптора. Творческий метод Джавада Селима по своим принципам близок тому, которым руководствуется прогрессивный скульптор ОАР — Сагини. В центре композиции, созданной Д. Селимом, изображен человек, ломающий решетку темницы. Это символ освобождения народов Ирака. Образный строй композиции определяет мощное движение фигуры человека, сломавшего решетку вековой тюрьмы и уже вышедшего на свободу. Сила этого человека подчеркнута встречным движением людей, приветствующих освобожденного. В едином ритме с центральной фигурой возникает движение и в фигурах боковых частей фриза. В его левой части изображены труженики Ирака — феллахи, возделывающие землю и собирающие ее плоды; в правой части — мотивы борьбы, символизирующие бурную, полную кровавых событий историю многострадального иракского народа.

Подготовительные рисунки и скульптурные эскизы Селима показывают, что он, тщательно изучая натуру, упорно искал каждый мотив композиции этой отлитой в бронзе «поэмы» о людях своей родины. Джавад Селим говорил, что «иракское искусство» как и искусство любой страны мира, должно иметь гуманистический характер и носить свой особый национальный облик». Этот принцип он старался воплотить, создавая памятник борьбе иракского народа.

Махмуд Сабри. Похороны революционера. Фрагмент.
Махмуд Сабри. Похороны революционера. Фрагмент.

илл. 319

К группе художников Ирака, написавших на своем знамени «социальная справедливость», принадлежит Махмуд Сабри (р. 1927). Художник протестует против колониального гнета («Алжир», 1960), скорбит вместе с теми, кто понес невозвратимую утрату («Смерть ребенка»), он умеет передать стойкость, волю и силу народа («Похороны революционера»). В его картинах колорит напряженный, построенный на контрастах, ритмы четкие, контуры угловатые, композиции экспрессивные. Жанровые произведения Сабри также посвящены трудящимся («Рабочие на стройке»); художник подчеркивает энергию движений, в ритме которых передает красоту труда. Социальная острота есть в картине Халеда Хамди «Стена мира», изобразившего иракскую молодежь, ставшую на защиту завоеваний революции. Последовательным приверженцем реализма в живописи является Халед аль-Джадер — автор исполненных глубокого лиризма и задушевности женских портретов и тонко написанных в мягких коричневатых тонах пейзажей.

Халед ар-Раххаль. Монумент «Женщина Ирака» в Багдаде. Мрамор.
Халед ар-Раххаль. Монумент «Женщина Ирака» в Багдаде. Мрамор.

илл. 321

В скульптуре как мастер портрета и монументальной статуи проявил себя Халед ар-Раххаль. В Национальном парке Багдада установлен монумент, изображающий женщину Ирака. Пластически красиво использован мотив надутой ветром поднятой чадры. Решенные в обобщенных формах, проникнутые поэтичным началом, скульптуры ар-Раххаля иногда отмечены некоторыми чертами стилизации.

Противоречив творческий путь известного в Ираке художника Фаика Хасана. Импрессионист на первом этапе своего развития, он в дальнейшем переходит на формалистические позиции и становится основателем «Общества примитивистов». Для своих произведений художник берет мотивы национального быта. Но в его картинах плоскостные, отвлеченные по цвету изображения людей напоминают примитивные игрушечные фигурки, являются плодом субъективной фантазии. Буржуазные модернистские тенденции оказывают в настоящее время сильное воздействие на изобразительное искусство Ирака в целом. Они выступают в видо примитивизма, толкают художников на путь мертвой стилизации и абстракционизма. В борьбе реалистических и формалистических тенденций решается, по какому пути пойдет дальше развитие современного искусства Ирака.

Новое искусство Сирии возникло в условиях подъема национально-освободительного движения, завершившегося провозглашением в 1946 г. независимой республики. В молодом искусстве Сирии ярко отразился патриотизм, окрашенный идеей арабского единства. Художник Фарид Кардус написал картину «Пробуждение арабов», а Назем Джафари—«Народы приветствуют единство арабов». Символические по своему звучанию, оба произведения созданы на основе традиций европейского реализма. Эти традиции были успешно восприняты первыми сирийскими художниками, учившимися в Италии, Франции и в Германии. С 1950 г. в Дамаске стали периодически устраивать художественные выставки, а в 1956 г. возникло «Сирийское общество искусства». Назем Джафари принадлежит к видным сирийским реалистам. Его излюбленная тема — городской пейзаж Дамаска («Старый квартал», «Каваффин»). Художник превосходно передает залитые солнцем улицы, пластичность форм древней архитектуры, яркий колорит базара, заполненного красочной толпой.

В произведениях жанристов мы видим простых людей Сирии, их труд, ощущаем их душевные качества. Махмуд Джалал в картине «Крестьянка с соломенным подносом» создал поэтичный образ сирийской женщины, занятой традиционным ремеслом. Хорошо скомпонованная, уравновешенная по композиции картина исполнена в мягких коричневато-золотистых тонах. Кисти Нассира Шаура принадлежат проникнутые внутренним спокойствием и душевной чистотой образы женщин сирийской деревни. Иное настроение в картине Е. Тороса «Трое друзей», поглощенных напряженным раздумьем.

Махмуд Джалал.Крестьянка с соломенным подносом.
Махмуд Джалал.Крестьянка с соломенным подносом.

илл. 318

Большинство художников Сирии, отражая своеобразие жизни народа, вносят в свое творчество черты национальной специфики. Некоторые из них обращаются и к художественному наследию прошлого. Попытки опереться на традицию средневековой миниатюры проявились в творчестве талантливого Найма Исмаила. Его произведения на бытовые темы («Рынок», «Деревенская дорога» и др.), яркие по краскам и не лишенные живой экспрессии, отмечены все же чертами условности и стилизации.

Наряду с названными в современном искусстве Сирии есть художники, испытавшие сильное воздействие западноевропейского абстракционизма.

В Ливане развитие изобразительного искусства не прерывалось в 18—19 вв. Однако при возникновении нового национального искусства, связанного с движением национального Возрождения (ан-Нахда), важную роль сыграли европейские реалистические традиции. На них было творчески воспитано старшее поколение художников: Хабиб Срур, Кайсар Джумайель (один из основателей Ливанской Академии художеств) и другие. Реализм прочно укрепился в творчестве многих художников Ливана. Мустафа Фаррух (1906—1957) создал портреты и пейзажи, в которых языком реалистической живописи воплотил своеобразие ливанского национального типа и особенности неповторимо прекрасной природы своей страны. Другой крупный пейзажист и портретист Ливана — Рашид Вахби (р. 1917) — склонен к психологической трактовке образа человека, раскрытию национальных черт характера.

В скульптуре реалистические портреты создали Юсуф аль-Хоайек (р. 1883) и его ученик — портретист и монументалист Халим аль-Хадж. Особенно следует отметить изваянный в мраморе Хоайеком женский портрет, проникнутый лиризмом и душевной теплотой; в его исполнении заметно влияние Родена. Интересны скульптура и графика Назыма Ирани (р. 1930), в работах которого звучит призыв против войны.

Ливанская живопись богата пейзажем. Декоративно-красочны экспрессивные произведения Кайсар а Джумайеля (1898—1958). Эмоциональны солнечные акварели Омара Онси (р. 1901), тонко передающего своеобразие природы Ливана.

Реализму в искусстве Ливана сейчас противостоит буржуазный модернизм, захвативший творчество многих, особенно молодых художников.

В условиях борьбы разных творческих направлений нащупывает путь для дальнейшего развития молодое изобразительное искусство и в арабских странах Магриба — в Тунисе, Марокко и Алжире. Произведения национальных тунисских художников 3. Турки и Д. Абделазиза, посвященные жизни народа, проникнуты фольклорным началом. В графической работе другого художника Туниса — А. Гуржи «Семья без хлеба и крова» —в сатирической форме воплощен протест против социальной несправедливости. В Марокко в 50-х гг. выдвинулись национальные художники Мулай Ахмед Дрисси, Хассан аль-Глауи и другие. В Алжире первые художники Мухаммед и Омар Расим и другие начали работу над произведениями из национальной жизни еще до второй мировой войны. В конце 40—50-х гг. появились молодые художники — Бузид, Бенантер, Кессус, Хадда, которые пытаются решить проблемы создания нового национального искусства.

Яркий пример служения народу представляет творчество Мухаммеда Иссиахема (р. 1928), помещавшего свои произведения на страницах газеты «Альже репюбликэн». Рисунки Мухаммеда Иссиахема простым и доходчивым реалистическим языком рассказывают читателю о жизни трудящихся Алжира, тяжелую долю которых надо изменить («Паши матери и дети не должны больше голодать», «Этих маленьких тружеников ждет лучшее будущее»), о преобразованиях, которые несет стране победа над колонизаторами. Иссиахему принадлежат иллюстрации к книгам Анри Аллега «Допрос под пыткой», Абдельхамида бен Зина «Лагерь», выполненные в более условной, но тоже выразительной манере.

Оживление художественной жизни арабских стран в 20 столетии оказало влияние на состояние декоративно-прикладного искусства. Продолжали существовать народные художественные ремесла, однако традиционное орнаментальное мастерство, некогда служившее основой живого новаторского творчества, зачастую превращалось в сухой заученный канон. Некоторые виды ремесленного искусства выродились в производство безвкусных рыночных вещей или дешевых сувениров для европейских и американских туристов. Наиболее жизненными оказались те из художественных ремесел, которые сохранили тесную связь с повседневным бытом широких масс населения, особенно керамика и различные текстильные изделия.

Вместе с тем почти во всех арабских странах после их освобождения возникли объединения и учебные заведения, готовящие художников-прикладников с профессиональным образованием. Значительное развитие новое прикладное искусство получило в ОАР, где в Гизе близ Каира была создана специальная Высшая школа прикладного искусства. Одним из ее активных деятелей стал выдающийся художник — живописец и керамист Саед ас-Садр (р. 1909). Он создал множество красивых сосудов из темной ассуанской глины. Ас-Садр, творчески использовав традицию, возродил старинную технику отливающей металлом люстровой росписи, ввел в узор местные декоративные мотивы. Но его произведения, отличающиеся разнообразием и пластичностью форм, шероховатой матовой фактурой поверхности и свободной компоновкой узора, далеки от подражания старым образцам. Стилистически они близки современной керамике Японии, а в ряде случаев — европейской керамике.

Новые тенденции проникли и в современный египетский текстиль, отразившись на его мотивах, расцветке и композиции. Здесь часто видно стремление трансформировать традиционные приемы. В этом отношении характерны исполненные художником Саадом Каммалем безворсные ковры, в узор которых введены фигуры людей, стилизованные в духе орнамента. Более традиционны орнаменты на художественных изделиях из драгоценных металлов и меди, на предметах из дерева — резных или инкрустированных. Но и в этих областях художественного творчества наряду с традиционными медными кофейниками и низкими инкрустированными столиками мастера прикладного искусства создали немало мебели, ажурных металлических украшений с изобразительными мотивами и других предметов, отвечающих требованиям нового, более европеизированного быта некоторых слоев современного городского населения ОАР.

Сочетание нового и старого характеризует и архитектуру 20 в. в арабских странах. Облик деревень и многих небольших городов мало изменился по сравнению с предшествующими столетиями. Но в крупных городских центрах около старых кварталов выросли новые районы с домами, построенными по последнему слову техники. Новый Каир, зародившийся еще в 19 в. рядом со старым городом, постепенно занял огромную территорию вдоль Нила. Город украсили расположенные вдоль прямых, магистралей многоэтажные дома и роскошные отели, гранитные набережные, величественные мосты. В той или иной степени процесс реконструкции пережили все столицы и крупные, особенно портовые города арабских стран: Дамаск, Багдад, Бейрут, Тунис, Алжир» Рабат, Александрия, Касабланка и многие другие. В большинстве из них новые кварталы жилых общественных зданий примкнули к старой арабской части, но некоторые, например Бейрут, были перестроены почти целиком.

В начале века большие здания возводились по проектам французских, английских и итальянских архитекторов, которые эклектично соединяли элементы европейского и местного зодчества (стрельчатые арки, купола, орнаментальные детали). В 20—30-е гг. и особенно после второй мировой войны новая архитектура в городах арабских стран приобрела черты современного конструктивизма. Пользуясь в основном формами, выработанными в американской и европейской архитектуре, зодчие учитывают климатические особенности, а иногда и местные строительные и архитектурные традиции. Материалом современной архитектуры служат бетон, стекло, кирпич и камень. На фасадах применены солнцерезы — защищающие от солнечных лучей горизонтальные и вертикальные ребра, жалюзи на ленточных окнах, лоджии. С декоративной целью используются керамика, мрамор, окраска стен здания. В некоторых арабских странах (например, в Сирии) новые здания нередко имеют детали, заимствованные из старой архитектуры: порталы, стрельчатые арки, резные или инкрустированные камнем орнаментальные вставки.

В колониальный период застройку в больших городах вели западноевропейские архитекторы: планировкой Алжира руководил Ле Корбюзье, в Каире строил англичанин Д. Полток и другие. После освобождения от колониальной зависимости появились национальные зодчие. Видными архитекторами современного Ливана являются Антуан Табет (1907—1964), Асем Салям (р. 1924). В ОАР получили известность Саид Карим и Ахмед Сидки — авторы многоэтажных домов в Каире, Махмуд Омар (работавший с крупным американским зодчим Ф. Л. Райтом), Абу Бакр Хайрат — автор комплекса высших учебных заведений в Каире, Мустафа Шауки и Салах Зейтун, построившие новый каирский аэропорт (1962). В Ираке выдвинулся архитектор Р. аль-Чадерчи (р. 1906) — автор ряда общественных зданий, в том числе банка ар-Рухун в Багдаде (1958). В 1959 г. на одной из главных площадей Багдада аль-Чадерчи воздвиг памятник Неизвестному солдату. Монумент решен в виде большой облицованной серым полированным камнем, слегка пораболической по форме арки, около которой горит вечный огонь. Величественная арка хорошо смотрится на пересечении магистральных улиц и немного напоминает гигантский свод сохранившегося близ Багдада сасанидского дворца в Ктесифоне.

В реконструкции Багдада, Басры и Мосула наряду с иракскими зодчими участвуют зарубежные архитекторы из капиталистических и социалистических стран. В 1960—1961 гг. радиовещательный центр под Багдадом построили советские зодчие.

П. А. Эмери, Л. Микель. Здание школы в Бен-Акнун.
П. А. Эмери, Л. Микель. Здание школы в Бен-Акнун.

илл. 323 а

Роланд Симуне. Жилые дома в Дженан эль-Хасан.
Роланд Симуне. Жилые дома в Дженан эль-Хасан.

илл. 323 б

В городах Алжира много жилых домов и отелей построили архитекторы П. А. Эмери и Л. Микель. Им принадлежит также здание школы в Бен-Акнун. В своих постройках, используя бетон, зодчие стремятся учесть климатические особенности и местные архитектурные традиции. Оригинальную жилую застройку создал архитектор Роланд Симуне. По горному склону в Дженанэль-Хасан он расположил комплекс небольших квартир, состоящих из сводчатых помещений с террасами.

Жан Франсуа Зевако. Здание школы в Агадире.
Жан Франсуа Зевако. Здание школы в Агадире.

илл. 322 а

Л. Моранди. Здание в Касабланке. 1950-е гг.
Л. Моранди. Здание в Касабланке. 1950-е гг.

илл. 322 б

В крупных городах Марокко построены большие многоэтажные дома современной архитектуры. Примером таких зданий может служить дом, построенный в Касабланке архитектором Л. Моранди. Интересно творчество талантливого зодчего Жана Франсуа Зевако (р. 1908), автора здания школы в Агадире. Зевако, Элио Азагури и другие марокканские зодчие стремятся в своем творчестве опереться на некоторые принципы народной жилой архитектуры.

Новое изобразительное искусство и архитектура недавно ставших независимыми арабских стран сделали еще только первые шаги в своем развитии. Формирование национальных художественных школ протекает в условиях острой идейно-творческой борьбы, исход которой зависит от дальнейших революционных преобразований в странах арабского мира.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2017
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'