передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай







НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Узорные ткани

Ткачество с давних времен составляло исконное занятие женского населения. Еще в начале XIX века оно было распространено в русских деревнях почти повсеместно. В каждой крестьянской семье женщины изготавливали домотканое полотно. Из него шили одежду, скатерти, простыни, полотенца и другие необходимые в быту предметы. В любой избе имелся самодельный ткацкий стан, представлявший собой сложную деревянную конструкцию. Техника тканья на нем была очень непростой, поэтому крестьянкам приходилось работать по двенадцать-пятнадцать часов в сутки, всю осень и зиму, чтобы к весне наткать для семьи достаточное количество холста.

Кроме гладкой холстины, деревенские мастерицы выполняли и ткани с узором. При этом приемы тканья еще более усложнялись за счет различных специальных приспособлений, с помощью которых на станке набирался тот или иной узор.

Материалом для ткачества служила пряжа, которую получали из льна и конопли, а также из овечьей, козьей, а иногда и коровьей шерсти. Пряжу часто окрашивали домашним способом в разные цвета, и тогда узорные ткани получались особенно нарядными.

Способ украшения тканей орнаментом известен на территории нашей страны с давних пор. В древних поселениях восточных славян археологами были найдены фрагменты узорных тканей X-XII веков.

В собрании Русского музея широко представлено узорное ткачество позднего времени - XIX - начала XX столетий. Это объясняется тем, что научный интерес к народному творчеству возник лишь в XIX веке. Тогда же было положено и начало собиранию произведений крестьянского искусства.

Музейная коллекция показывает все существующие виды узорного тканья, многообразие орнаментальных и цветовых композиций тканей русского Севера, центральных и южных районов России.

Особое внимание привлекают браные ткани. Технические приемы бранья сложны, процесс выбирания узора длителен и многотруден. Орнамент образуется при помощи специальной дощечки-"бральницы". Она разделяет нити основы и образует зев, в который пропускается цветной уток, создающий узор. Затем эта дощечка вынимается. Чаще всего в процессе тканья участвуют несколько таких "бральниц", что дает ткачихе возможность выполнять сложные узоры. Одни из них отличает строгое сочетание белого или сурового полотна с орнаментом из красных хлопчатобумажных нитей; узор других выполнен яркой разноцветной шерстью.

Полотенце. Кон. XIX в. Холмогорский уезд Архангельской губ.
Полотенце. Кон. XIX в. Холмогорский уезд Архангельской губ.

Браное ткачество в XIX веке получило очень широкое распространение. Его исполняли почти во всех губерниях России.

Характер орнамента бранины во многом зависел от техники тканья, которая позволяла набирать только геометрический узор. В нем преобладают ромбические фигуры: простой ромб и ромб с продленными сторонами ("городчатый"), ромб с крюками в многочисленных вариациях. Перемежаясь в различных комбинациях, фигуры составляют сложную ромбическую композицию, которая является определяющей в орнаментации браных тканей. Часто используются половины названных элементов, а также мотивы прямых и косых крестов, образованных в орнаменте, как правило, фоновыми промежутками. Встречаются и крючковатый крест-"свастика", простой и "городчатый" квадрат, гребенчатые фигуры.

Но, несмотря на то, что браные узоры строятся почти всегда из одинаковых повторяющихся элементов, сравнивая их, мы не найдем и двух одинаковых.

Конец полотенца. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.
Конец полотенца. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.

Браными тканями украшали широкий круг вещей, бытовое назначение которых во многом определяло принципы их декоративного оформления. Особенно интересны своей отделкой праздничные северные полотенца, которые можно отличить от простых "утиральников" по богато разузоренным длинным концам, занимающим иногда большую половину поля. Природный вкус народных ткачих, их непревзойденное мастерство рождали первоклассные образцы браных узоров.

На полотенце конца XIX века из бывшего Холмогорского уезда Архангельской губернии затканные красной браниной концы настолько длинны, что почти не оставляют гладкой полотняной середины. Узор каждого конца состоит из восьми горизонтальных полос разной ширины. Они чередуются одна за другой, демонстрируя различные варианты ромбического орнамента. Ромбы то растягиваются в простую цепочку, то выстраиваются в крупный замысловатый мотив. Но каждая композиция имеет свой неповторимый индивидуальный облик.

Сочетание всего двух цветов - красного и белого - не обедняет произведение, а наоборот, делает его строгим и выразительным. Соотношения цветовых полей помогают выявить характер линейной композиции орнамента. На нижней широкой полосе соотношение фона и узора почти равновеликое, поэтому читается еще и фоновый белый узор, усложняя общий рисунок. В другом случае фон почти полностью заткан красной нитью и образует вокруг фигур их линейное повторение. Орнамент приобретает четкую прорисовку и ритмичность.

Одной из особенностей северного красно-белого браного ткачества является повышенная фактурность нитей, которые рельефно выделяют орнамент над фоном. Ромб - фигура плоская, но исполненная на белом полотне красными нитями с пышной фактурой, она приобретает неожиданный объем.

Любуясь сегодня цветовым лаконизмом браного ткачества, тонкой проработкой ромбического орнамента, мы и не подозреваем, какой глубокий символический смысл таил он в себе когда-то.

Происхождение и семантика ромбического орнамента были изучены одним из его крупнейших исследователей - академиком Б. А. Рыбаковым. Им установлено, что ромбический орнамент зародился в глубокой древности, в недрах палеолита. В ранних земледельческих культурах ромбическим узором - символом плодородия - покрывали глиняные фигурки женских божеств, сосуды-жертвенники. Простой ромб с точкой посередине выражал идеограмму засеянного поля; ромб с отростками или завитками на внешних углах был символом плодородия.

Магический смысл геометрического орнамента постепенно изменялся. Орнамент обогащался новыми мотивами, но по-прежнему сохранял и древние традиционные элементы. Поэтому так трудно сегодня ответить на вопрос о том, как долго хранил он свой древний смысл и когда его утратил.

Археологи, искусствоведы, этнографы, историки, исследующие этот сложный вопрос, пришли к выводу, что память о древних обрядах и верованиях сохранялась в народе и в XIX веке. А дольше всего семантический смысл удерживался в обрядовых предметах, хотя и в сильно измененном виде.

Подол юбки. 1902. Каргополъский уезд Олонецкой губ.
Подол юбки. 1902. Каргополъский уезд Олонецкой губ.

Пояса. XIX - нач. XX в. Север
Пояса. XIX - нач. XX в. Север

Браные ткани XIX - начала XX века - явление позднее, но и в них можно заметить разницу в орнаментации и общем художественном решении между вещами праздничными, свадебными и обыденными.

Часть подола женской рубахи. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.
Часть подола женской рубахи. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.

Узор на свадебных полотенцах всегда был богаче, и если ткался прямо на полотне (как в архангельском полотенце), то располагался полосами во много ярусов, поражая множеством разных комбинаций. Но гораздо чаще мастерицы ткали концы полотенец отдельно, сохраняя традицию расположения узора полосами.

Отдельно вытканные концы давали мастерицам большие возможности в составлении декоративного ансамбля вещи.

Прежде чем пришить концы, ткачиха украшала полотенце отдельно вытканными браными проставками, чередуя их с полосами белого фона. Чаще всего заканчивал полотенце белый зубчатый или фестончатый край вязаного или фабричного кружева.

Комбинации декоративных частей в северных полотенцах самые разнообразные, но все они отмечены строгим композиционным единством. Перекликающиеся красные и белые полосы создают тонкую цветовую игру, рождают ощущение праздничной приподнятости.

Браная техника демонстрирует огромное многообразие вариантов ромбического орнамента. Но среди тканей встречаются и другие, более необычные, украшенные сюжетными мотивами: геометризованными женскими и мужскими фигурами, изображениями животных, птиц, деревьев, цветов. В коллекции Русского музея их сравнительно немного.

Таков конец полотенца XIX века из Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии. В нем сохраняется основная закономерность расположения горизонтальных узорных полос, где верхняя и нижняя по-прежнему затканы геометрическим орнаментом. Но среднюю полосу заполняют геометризованные изображения людей. Угловатые человеческие фигурки симметрично чередуются. Фигурка в длинном кафтане и широких массивных "сапогах" - мужская; в длинной юбке или сарафане - женская. Головы-ромбы, руки-скобы уперты в бока. Между ними вверху помещены совсем маленькие фигурки с треугольными руками и условным изображением кисти с пятью растопыренными пальцами. Несмотря на предельную обобщенность и геометризацию, фигурки не лишены изящества. В их застывших, статичных позах угадывается что-то таинственное и притягательное. В простом чередовании заключен спокойный мерный ритм.

Фигурки затканы плотными красными нитями, но их яркий насыщенный цвет словно приглушен особой декоративной проработкой фона, как бы испещренного мелкими красными точками, отчего он приобретает мягкий розоватый оттенок.

Передник. Втор. пол. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.
Передник. Втор. пол. XIX в. Велико-Устюгский уезд Вологодской губ.

Разглядывая эти забавные, плоскостно переданные браным ткачеством изображения, мы невольно пытаемся разгадать те мысли и чувства, которые запечатлела в них неизвестная нам народная мастерица. Когда-то в глубокой древности изображение женской фигуры имело культовое значение и было связано со славянскими верованиями.

Раскрывая символику древних мотивов, исследователи предположили, что существовала связь между изображением Великой Богини Жизни и ромбическими фигурами. Иногда изображение головы Великой Богини заменял простой ромб или ромб с отростками, что и привело ученых к мысли о соединении символики женского начала с символом плодородия. Поэтому, принимая во внимание особую продуманность и значительность сюжетной композиции, тонкость разработки цветовых отношений, можно предположить, что этот конец мастерица выткала для свадебного полотенца. Исполненные на нем древние мотивы могли, вероятно, иметь символическое значение пожелания невесте и жениху счастья, добра, благополучия, увеличения потомства.

Не менее нарядно, чем полотенца, украшалась и народная одежда, особенно женская. Разузоренные тканые и вышитые рубахи, юбки, передники крестьянки надевали по воскресеньям, в дни сельскохозяйственных праздников. В отделке костюма важную роль играло браное тканье.

Юбки. Нач. XX в. Пошехонский уезд Ярославской губ.
Юбки. Нач. XX в. Пошехонский уезд Ярославской губ.

Большое внимание уделялось оформлению женских, так называемых покосных и девичьих рубах. Поверх них не носили сарафанов, а повязывали только праздничные пояса. Браными узорами украшали наиболее заметные части рубах. Узкая полоса окаймляла ворот, на рукавах помещались узорные полики (оплечья), зато подолы были затканы чаще всего широкой, богато орнаментированной каймой.

Подобная схема расположения узора на женских рубахах имеет глубокую традицию, характерную для всей европейской России в целом.

В фондах Русского музея хранится много женских рубах из разных губерний, но еще большее число составляют их детали: рукава, оплечья, подолы. Причем, последние представляют собой настолько законченные по композициям образцы браных узоров, что их можно рассматривать как вполне самостоятельные произведения.

Такова часть подола рубахи XIX века из Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии. Здесь мы видим необычную композицию: соединенные туловищами изображения коней и каких-то фантастических животных, напоминающих по очертаниям вышитых барсов со стоящими на их спинах женскими фигурками. Они симметрично располагаются по сторонам сложного ромбического мотива.

В них нельзя не узнать древние мотивы. Геометризованные изображения рождают сказочные или реальные образы: сильный конь с гордо выгнутой шеей и навостренными ушами, страшный могучий барс с открытой пастью, маленькая, красивая своей пропорциональностью женская фигурка. И даже крупный ромбический мотив, помещенный между ними, при ближайшем рассмотрении похож на изображение человека-великана, держащего поводья коней.

Так же богато, как и рубахи, украшались браниной юбки и передники. В их убранстве творческая фантазия народных ткачих раскрылась с особой силой. Кажется, разнообразию узоров, их композиционным вариантам нет конца.

Белое полотно одной из олонецких юбок заткано вертикальными цепями ромбов с крюками у вершин. Двухлинейная обводка фигур почти не оставляет фонового пространства, отчего орнамент приобретает неожиданную изменчивость, становится замысловатым. В нем, как в калейдоскопе, складывается то красный узор, то белый. Динамичность орнамента усиливают диагональные линии, образующиеся многократным повторением ромбов.

Но такое впечатление создается лишь при детальном разглядывании основной полосы юбки. Деревенские мастерицы всегда стремились к созданию цельного декоративного образа вещи. И в данном произведении ткачиха не отступила от этой общепринятой традиции.

Интересным художественным замыслом отличается передник второй половины XIX века из Велико-Устюгского уезда Вологодской губернии. Его композиционная схема и трактовка отдельных ее частей отмечены редким исполнительским мастерством. С необыкновенным артистизмом, без малейшего напряжения решен центр передника. На белом полотне в шахматном порядке свободно располагаются городчатые ромбы, красный цвет которых имеет коричневатый оттенок. Издали они превращаются в яркие цветочные розетки, будто случайно рассыпанные по белому полю.

Легко скомпонованы между собой все орнаментальные части. Нижняя кайма со сложно разработанным узором зрительно утяжеляет передник. Но она и декоративно обогащает вещь в целом, компенсируя простоту и облегченность рисунка середины. Косая ромбическая сетка каймы, исполненная тонкими белыми линиями фона, как бы отражает шахматный порядок расположения городчатых ромбов. Обоснованно вверху помещены узорные полоски, которые вместе с затканным пояском спокойно и естественно завершают предмет.

Подзор. XIX в. Рязанская губ.
Подзор. XIX в. Рязанская губ.

Получив широкое развитие, при всех общих стилистических чертах, браное ткачество в каждой губернии, а часто и в каждом ее уезде имело свои местные отличия. Наряду с красно-белой браниной, существовало бранье разноцветными шерстяными или хлопчатобумажными нитями. Так, например, мужские и женские пояса почти всегда делали многоцветными. Нарядный узор ткали по всей длине, а на концах пояс украшали пышными кистями.

Узорная ткань. 1890-е гг. Бежецкий уезд Тверской губ.
Узорная ткань. 1890-е гг. Бежецкий уезд Тверской губ.

Особенно интересны ткани, где узор выполнен гарусными нитями. Красивая пушистая фактура ярких цветов выделяет эти необычайно праздничные произведения.

В Олонецкой губернии разноцветным гарусом богато разузоривали женские юбки. Очень нарядно выглядели молодые крестьянки, когда в праздники надевали по нескольку таких юбок.

Кроме различных типов бранины, повсеместно был распространен еще один вид ручного ткачества - пестрядь. Ее нетрудно узнать по нехитрому узору в клетку или полоску, исполненному в несколько тонов.

Широкое бытование пестряди объясняется несложным процессом тканья - простого полотняного переплетения, где каждой нити основы соответствует одна нить утка. Так, например, хорошая ткачиха могла выткать в день 3 аршина пестряди. Но, как и все узорное ткачество, сна требует фантазии и мастерства. Простота орнамента компенсируется разнообразием цветовых отношений. В отличие от браных тканей, которые применялись в быту для декоративного дополнения предметов, пестрядь была жизненно необходимой тканью, из нее шили женские и мужские рубахи, юбки, сарафаны и передники, делали наматрасники. Женскую одежду из пестряди часто украшали браниной.

Юбка из Ярославской губернии сшита из пестряди в красно-белую прямую клетку. Подобную расцветку едва ли можно назвать характерной для этой местности. Пестрядь с таким же рисунком мы найдем в любой другой губернии России.

Нехитрая комбинация пересекающихся полос одинаковой ширины всего в два цвета дает, однако, возможность судить о ее художественных достоинствах. Контрастные, четко очерченные клетки делают ткань юбки легкой и пышной. Браная кайма по подолу дополняет незамысловатый узор, поддерживая цветом игру красных клеток в общем рисунке пестрядинной ткани.

Пестрядь другой ярославской юбки имеет иной облик. Приглушенный красный цвет служит фоном, на котором едва проглядывают крупные клетки, образованные пересечением тонких синих и белых линий. При таком цветовом построении ткань сразу приобретает материальность, кажется, будто ее выткали из тяжелой, жесткой шерстяной пряжи. Браная отделка с глухим красным орнаментом соответствует цветовому строю пестряди, н лишь выделенные яркими тонами геометрические фигуры оживляют произведение.

Интересно, что эти две так не похожие между собой юбки выполнила одна мастерица - Морозова Матрена Васильевна из деревни Желонка Пошехонского уезда Ярославской губернии.

Каждый вид узорного ткачества имеет свои художественные особенности. Они проявляются как в самой технике тканья, так и в характере орнамента и его колористическом строе. В северных районах России и в ее средней полосе сложились глубокие местные традиции браного ткачества и пестряди. В некоторых центральных и южных районах, особенно в Рязанской губернии, рядом с браниной и пестрядью существовали так называемые "заклады". Они отличаются особым своеобразием приемов исполнения узора.

Красота и самобытность закладного ткачества выявляются главным образом цветом. Этому способствует и техника тканья: уток создает участок узора нитями определенного цвета, а затем поворачивает назад. Поэтому в орнаменте преобладают геометрические формы с уступчатой линией обводки, а между двумя фигурами разных тонов всегда можно заметить узкий продолговатый сквозной зазор.

Но цветовые акценты в каждой вещи распределяются по-разному. То орнамент детально проработан и складывается в красочную ромбическую композицию, напоминая браный узор, то составлен ритмичными ударами локальных пятен.

Многие элементы геометрического орнамента имели свои местные образные названия: "гребешок", "гребенка", "ветрянка", "гусары", "солнышко", "барабанчики", "медведь", "лягушка" и другие. В названиях узоров, как и в их колористической гамме, отчасти нашли отражение реальные жизненные впечатления от ярких красок пышно цветущей природы. Оттого так нарядно, словно праздничные огни, горят нестареющие узоры на рязанских тканях.

Рязанские крестьянки уделяли большое внимание украшению одежды. Часто в ней сочетались разные ткацкие техники: строгий браный орнамент, многоцветные "заклады" и простоватая пестрядь удачно дополняли друг друга.

В Сапожковском уезде Рязанской губернии летом женщины носили не совсем обычный старинный предмет праздничной одежды - распашной шушпан. Его свободный покрой, широкие рукава выявляют красоту белоснежной тонкой шерстяной ткани. Кайма цветного закладного ткачества украшает шушпан по подолу и рукавам. Ворот и борта обшиты шерстяной бордовой плетеной бейкой.

Закладная техника исполнена виртуозно. Безупречный рисунок орнамента очерчен разными тонами. Словно вписанные один в другой, ромбы повторяются в нескольких комбинациях зеленого и оранжевого цветов. Между ними помещены перекрещивающиеся гребенчатые фигуры, в которых как будто отражается белый цвет ткани.

Узорное ткачество и в настоящее время еще бытует в некоторых районах.

Из экспедиционных поездок сотрудники отдела народного искусства музея привозят полотенца с браными и закладными узорами, многоцветные пояса и коврики, пестрядинные полосатые и клетчатые юбки, исполненные деревенскими мастерицами в последнее десятилетие. Многие из этих изделий отмечены богатством орнаментальных и цветовых решений.

Шушпан. Втор. пол. XIX в. Сапожковский уезд Рязанской губ.
Шушпан. Втор. пол. XIX в. Сапожковский уезд Рязанской губ.

Ткут во многих деревнях и нарядные половики. Разнообразные клетки или полоски то выдержаны в приглушенной гамме нежно-голубых, розовых, сиреневых, светло-коричневых тонов, то вдруг загораются яркими сочетаниями красного, синего, желтого, черного, белого. Лучшие произведения современного узорного ткачества попадают в музейные коллекции, демонстрируются на выставках. В них мы видим продолжение богатых традиций прошлых столетий.

Может быть, именно поэтому произведения народного ткачества, представленные в интересной экспозиции Русского музея, неизменно привлекали и привлекают посетителей, всех тех, кто любит и ценит это радостное и талантливое искусство.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2019
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'