передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ


предыдущая главасодержаниеследующая глава

Архитектура Монголии XVI - начала XX века

Монгольская национальная архитектура формировалась под воздействием окружающей климатической среды и условий кочевой жизни. Основным видом жилища была сборно-разборная юрта, которая вытеснила жилища, установленные на телегах. Характерными чертами средневековой монгольской архитектуры были простота и прочность конструкции, целесообразность каждой детали и их взаимозаменяемость, удобство транспортировки.

Пунцог-Осор. Бегдзе-Дармапала. Маска для религиозной церемонии цам. Папье-маше, кораллы, медь. XIX в. МИИ
Пунцог-Осор. Бегдзе-Дармапала. Маска для религиозной церемонии цам. Папье-маше, кораллы, медь. XIX в. МИИ

Основные элементы юрты-деревянный сквозной каркас и войлочные покрытия - были приспособлены к быстрой сборке, разборке и перевозке на дальние расстояния. Например, появились складные секции решетчатой стены юрты - ханы. Это позволяло значительно ускорить процесс сборки и разборки юрты; прибавляя или убавляя секции стены, можно было изменить внутреннее пространство юрты и, наконец, в случае повреждения одной секции заменить ее новой.

Кровля юрты составлялась из жер-дей-уни, один конец у которых заострен, а на другом имеется веревочная петелька. Заостренным концом они упирались в круг-тоно - центр кровли, а нижним - на решетки-ханы. Таким образом, давление кровли равномерно распределялось по всему периметру стен. Иногда, чтобы увеличить прочность конструкции, тоно изнутри юрты дополнительно поддерживали двумя-четырьмя стойками.

Фрагмент статуи Будды из Булганского аймака. Камень. XVI в. МИИ
Фрагмент статуи Будды из Булганского аймака. Камень. XVI в. МИИ

Вход в юрту закрывала завеса из стеганого войлока, которую позже сменила деревянная двухстворчатая дверь. Иногда в зимнее время ко входу в юрту пристраивали теплый деревянный тамбур. Юрта, как правило, не имела окон, и свет проникал в нее через отверстие тоно, а в теплое время года и через открытую дверь.

Интерьер юрты очень прост, но каждая вещь имела свое раз и навсегда установленное место. В центре, под тоно, находился очаг, который в XIX веке заменила железная печка с трубой, выведенной в тоно. Северная половина юрты - самая почетная. Там устраивался домашний алтарик, там же сажали почетных гостей. Восточная часть юрты считалась хозяйской. Остальные члены семьи располагались в западной части юрты.

Фрагмент статуи Бодисатвы из Булганского аймака. Камень. XVI в. МИИ
Фрагмент статуи Бодисатвы из Булганского аймака. Камень. XVI в. МИИ

Помимо юрты, монголы во время дальних поездок из родного кочевья пользовались палатками - майханами, легкими, простыми, устойчивыми, быстро устанавливаемыми. Их конструкция состоит из трех шестов: два устанавливаются вертикально и один между ними горизонтально. На них крепятся покрытия: два боковых прямоугольных полотнища и четыре треугольных в торцах палатки. Нижние концы полотнищ крепятся к железным или деревянным кольям, забитым в землю. Майханы обычно имели покрытия, украшенные яркими причудливыми орнаментами.

Иногда использовали в качестве жилища верхнюю часть юрты: тоно с закрепленными в нем жердями-уни ставили прямо на землю. Такое жилище называлось овохой, или хатгур. Недостатком по сравнению с майханом был относительно большой вес, но зато оно могло отапливаться и иметь теплое покрытие.

Статуя Дзонхавы в монастыре Гандан. Начало XX в. Улан-Батор
Статуя Дзонхавы в монастыре Гандан. Начало XX в. Улан-Батор

Проблема создания жилища, отвечающего всем требованиям окружающей среды и кочевого образа жизни, была успешно решена, доказательством чему служит использование юрты монголами до сегодняшнего дня.

По мере распространения в Монголии ламаизма вставала необходимость сооружения нового типа - храма. Первоначально эту проблему пытались решить, устраивая в юртах домашние молельни. Например, в такую молельню была обращена юрта Абатай-хана, которая получила название Барунорго - Западный дворец.

Будда из монастыря Эрдэни-Дзу. Начало XIX в. Увэр-Хангайский аймак
Будда из монастыря Эрдэни-Дзу. Начало XIX в. Увэр-Хангайский аймак

Но по мере роста кочующих монастырей и монастырской общины, когда при богослужении все ламы должны были собираться вместе, храм типа обычной жилой юрты уже не мог вместить всех молящихся.

Первые попытки механически увеличить размеры юрты не дали положительных результатов, так как простое увеличение масштабов жилой юрты имело предел, который определялся конструктивными возможностями отдельных ее элементов. Решение задачи заключалось в изменении несущей конструкции, то есть стены. При этом необходимо было не только усилить стену, но и сохранить все ее основные качества.

Неизвестный мастер. Ушни-шавиджайя. Полотно, минеральные краски. XIX в. МИИ
Неизвестный мастер. Ушни-шавиджайя. Полотно, минеральные краски. XIX в. МИИ

Монгольские зодчие решили эту задачу, применив каркасную, или фахверковую, стену, состоящую из стоек, обвязок и раскосов. Такая конструкция дала возможность облегчить стену за счет передачи вертикальных и горизонтальных нагрузок на каркас. Каркас из деревянных брусьев, в свою очередь, состоял из верхней и нижней обвязок и стоек, которые опирались на нижнюю обвязку и поддерживали верхнюю.

На протяжении XVII-XIX веков размеры круглых в плане юртообразных зданий непрерывно увеличиваются. В связи с этим увеличиваются сечения элементов каркаса фахверковой стены. Ее заполнение делается сплошным, из досок, что придает ей большую жесткость. Дощатую стену уже не закрывали войлоком или материей.

Неизвестный мастер. Ушнишавиджайя. Фрагмент
Неизвестный мастер. Ушнишавиджайя. Фрагмент

Происходят изменения и в конструкции кровли: появляется дерево-плита, которая более долговечна и являлась как бы самонесущей, то есть не требовала обрешетки. При больших размерах юртообразных зданий делались дополнительные опоры не только для тоно, но и для кровли. Так, в интерьере юртообразного храма появляются дополнительные ряды колонн. Для того чтобы обеспечить кровле достаточное сопротивление ветрам, которые в Монголии, особенно весной, достигают большой силы, в конструкцию здания была введена дополнительная рама жесткости. Сделанная из массивных бревен, она укладывалась на центральную группу колонн, а уже на нее опирались стойки, поддерживающие тоно. Стараясь сохранить круглую в плане форму храма, монгольские мастера изготовляли обводки фахверковых стен в виде криволинейных брусьев. Эта работа требовала много времени, и монгольские зодчие стали делать постройки с обвязкой из прямых брусьев, благодаря чему юртообразные здания приобрели в плане форму многоугольника.

Эволюция монгольской юрты
Эволюция монгольской юрты

Однако разбивка таких построек перед сборкой, а также изготовление и монтаж пирамидальной крыши были довольно сложны, что побудило зодчих искать более экономичное решение. Уменьшив число сторон многоугольного здания, зодчие стали возводить двенадцатиугольные, восьмиугольные, а затем и шестиугольные постройки. Поскольку длина стороны многоугольника при этом увеличивалась, то каждый такой отрезок стены делился на два блока.

Типыюрт на колесах Рисунок XIX в.
Типы юрт на колесах Рисунок XIX в.

Шести- и двенадцатиугольные храмы с крышей в виде усеченной многогранной пирамиды были, вероятно, коротким переходным этапом на пути к квадратным в плане постройкам, которые явились серьезным достижением монгольской сборно-разборной архитектуры.

Квадратные в плане храмы удобны и для нужд ламаистского культа, который каждую сторону храма связывает с определенными религиозными церемониями.

Дзанабадзар.	Автопортрет (?). Полотно, минеральные краски.  XVII  в. МИИ
Дзанабадзар. Автопортрет (?). Полотно, минеральные краски. XVII в. МИИ

Юртообразные и квадратные в плане храмы, вмещавшие от 800 до 1100 человек, все же не решили проблему большого соборного храма.

Конструктивное решение такого сооружения было воплощено при строительстве в 1654 году соборного храма Цокчина (Батцагана) в монастыре Их-Хурэ в Урге. Устная традиция связывает его строительство с именем главы буддийского духовенства Монголии - Ундур-гэгэна. Это огромная квадратная в плане постройка, вмещающая до 2,5 тысячи человек. Первоначально размеры храма равнялись 42X42 м, но потом площадь была расширена до 51X51 м за счет пристройки крытой галереи шириной 9 м.

Интересно отметить, что это здание можно было расширять практически до бесконечности с помощью подобных галерей.

Палатка-майхан
Палатка-майхан

Центральный объем храма был перекрыт четырехскатной кровлей, увенчанной в центре небольшим куполом. Такая форма крыши давала возможность перекрыть большую площадь без значительного подъема и не ограничивала размеры храма.

На протяжении последующих веков широко использовались конструктивные решения, воплощенные в храме Цокчин Их-Хурэ. Несмотря на то что в связи с широким распространением ламаизма в стране изживали себя кочевые монастыри, уступая место стационарным каменным постройкам в традициях китайской и тибетской архитектуры, монголы продолжали еще долгое время строить юртообразные круглые в плане здания.

Неизвестный	художник. Абатай-хан. Фрагмент. Полотно, минеральные краски. ГЦМ
Неизвестный художник. Абатай-хан. Фрагмент. Полотно, минеральные краски. ГЦМ

Для строительства храмов и монастырей в XVI-XVII веках первоначально приглашались иноземные мастера. Позже, в XVIII веке, монголы уже полностью освоили технику и особенности деревянного и каменного зодчества. В ряде крупных монастырей юношей обучали строительным наукам и правилам, почерпнутым из практической деятельности. Например, при выборе места закладки храма или монастыря особое внимание уделялось характеру рельефа и почвы местности, направлению и силе ветра, наличию вблизи реки или озера, леса или горы. Преимущество отдавалось горным ущельям или склонам гор, поросшим лесом и орошаемым рекой, где меньше чувствовались зимние морозы и летний зной.

Будущие зодчие старательно изучали сочинения по строительству и архитектуре. Среди них были сочинения древнеиндийских авторов и оригинальные сочинения монгольских писателей. Например, древнеиндийский трактат "Манасара", составленный в V-IV веках до н. э. по еще более древним источникам, имел большое значение для составления собственных строительных правил в Монголии.

Неизвестный мастер. Амитаюс. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей
Неизвестный мастер. Амитаюс. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей

В "Ганджуре" имеются рекомендации о пропорциях и правилах возведения культовых и гражданских сооружений.

Трактаты по теории и практике культового зодчества были написаны Сумба-Кхамбо Ишбалджиром (1704-1788), Агванцэрэном, Агванхайдавом и другими. Например, в сочинениях Агванцэрэна (1785-1849) "О методах возведения и ремонта храмов", "Книга о разных вещах" и других рассказывается о правилах строительства храмов, их оборудовании и благоустройстве, необходимости учитывать условия местности, выбранной для возведения монастыря [63, с. 29]. Были разработаны меры, обеспечивающие защиту возводимых сооружений от сильных ветров, землетрясений и осадков. Например, для предохранения храма от сырости под основание здания насыпали мелкий речной гравий и хорошо его утрамбовывали. Сверху настилали березовую кору, а затем продымленный войлок, смазанный дегтем. Строительству монастыря или храма предшествовали обращение лам к астрологам, проведение весьма сложных церемониальных ритуалов, которые также описаны в упомянутых выше произведениях [63, с. 63-64].

Неизвестный мастер. Амитаюс. Фрагмент
Неизвестный мастер. Амитаюс. Фрагмент

Интересные сведения по архитектуре и строительной технике Монголии содержатся в сочинениях монгольских авторов XVIII - начала XX века, посвященных истории ряда крупнейших монастырей страны. К сожалению, большая часть этих сочинений не переведена ни на современный монгольский, ни на европейские языки и остается совершенно недоступной даже специалистам.

Монастыри по своему официальному статусу, имущественному состоянию и размерам были неодинаковы. Самыми большими и состоятельными были монастыри, сооруженные по императорскому указу и на казенные средства. Они обладали особыми привилегиями.

Мастер ургинской школы. Шакья-муни. Шелк, аппликация.  XIX  в.  Хан-музей
Мастер ургинской школы. Шакья-муни. Шелк, аппликация. XIX в. Хан-музей

Большим влиянием и почитанием пользовались монастыри, посвященные святым-перерожденцам. Они существовали на щедрые подношения князей и крупных феодалов.

К третьему разряду относились монастыри, построенные на средства населения района или области - хошуна или сомона. Существовали также специальные храмы-дуганы, построенные на средства и пожертвования богатых лам, состоятельных феодалов. Как правило, они не имели постоянных средств для содержания монашеской общины и были обитаемы лишь в дни церковных празднеств.

Общий вид монастыря Амурбаясхуланту. XVIII в.
Общий вид монастыря Амурбаясхуланту. XVIII в.

Название монастырей состояло из двух частей: имени собственного и определения типа монастыря, его характерной особенности или имени основателя. Например, Их-Хурэ (Большой курень) - главный и самый большой монастырь Халхи; Маньчжушри-хит (скит Маньчжушри) - монастырь, основанный хубилганом, святым-перерожденцем божества Маньчжушри.

Если небольшие монастыри состояли из одного-двух маленьких храмов, нескольких жилых и хозяйственных юрт, то средние монастыри имели уже пять - десять храмов, ряд хозяйственных построек и жилых юрт, обнесенных частоколом. Крупные монастыри включали в себя до 20-30 храмов разной величины, множество хозяйственно-административных зданий, резиденцию главы монастыря. Около стен такого монастыря располагались торгово-ремесленные кварталы, несколько сот жилых юрт для лам. Вместе с монастырем они представляли собой значительное поселение, часто находившееся на пересечении караванных дорог. Рядом с крупнейшими монастырями возводились ставки - резиденции ханов, где сосредоточивалась значительная часть населения [93, с. 77]. Побывавший в Монголии в XVII веке русский путешественник Иван Петлин встретил на своем пути несколько монастырей, которые он принял за города [5, с. 22-23].

Общий вид монастыря Даш-Чойнхор
Общий вид монастыря Даш-Чойнхор

Постепенно сложились типы застройки монастырей в зависимости от их статуса. Наибольшее распространение получили три: хурэ, хит и сумэ.

Монастыри типа хурэ (круг) первоначально были кочевыми, с постоянным штатом лам. В них вокруг храма-юрты кольцом располагались жилища монахов. С переходом к стационарному существованию они сохраняли эту планировку. Монастыри типа хурэ были самыми большими и богатыми.

Общий вид монастыря Маньчжушри
Общий вид монастыря Маньчжушри

Монастыри типа хит (скит, одинокая обитель) возникали на месте жилища ламы-отшельника. Они чаще всего располагались в отдельных местах, горных районах.

Монастыри типа сумэ (храм, кумирня) возникали на месте храма, где не было постоянной монашеской общины. Ламы в них собирались несколько раз в году для совершения ритуальных церемоний. Позже сумэ выбирался для строительства небольших монастырей или обителей.

Юртообразный круглый в плане храм. XIX в.
Юртообразный круглый в плане храм. XIX в.

Монастыри всех типов имели строгую ориентацию по странам света. Главная ось, вокруг которой группировался весь ансамбль, проходила в направлении север - юг. С южной стороны находились входы в монастырь и храмы. По этой оси в строгом порядке, определенном культовой значимостью, располагались все постройки. Примером классической планировки монастыря типа сумэ может являться ансамбль Амурбаясхуланту.

Независимо от планировочного типа монастыря, в каждом из них был строго определенный состав культовых построек. Самый маленький монастырь должен был иметь не менее двух храмов: Гол-сумэ (главный храм) и Докшидыйн-сумэ (храм божества - покровителя данного монастыря). Перед Гол-сумэ обязательно ставилась большая бронзовая курильница, в которой в праздничные дни зажигали ароматные ветки можжевельника.

Квадратный в плане храм
Квадратный в плане храм

Если в монастырь входило несколько общин - аймаков, то каждый аймак должен был иметь свой собственный главный храм Гол-сумэ. Для собрания всех монастырских общин в таких обителях возводился специальный соборный храм - Цокчин.

Для лам, изучавших высшее богословие, строили в монастырях специальные школы - цаниты, а служба отправлялась ими в особых храмах Цанидыйн-сумэ.

Неизвестный мастер. Майтрейя. Полотно, минеральные краски. XIX в. МИИ
Неизвестный мастер. Майтрейя. Полотно, минеральные краски. XIX в. МИИ

Изучившие курс совершали свои таинства в отдельных храмах - Чойд-жин-сумэ.

Для лам, изучавших медицину, строили особые храмы лекарей - Эмчийн-сумэ или Минлайн-сумэ. Постигающие буддийскую астрологию собирались на молебны в специальном храме Дзурхайн-сумэ.

В больших монастырях, помимо описанных типов храмов, существовали еще специальные для особо почитаемых изображений божеств. Кроме того, в каждом монастыре находился ряд обязательных сооружений. Например, по обе стороны входа в храм или монастырь устанавливались высокие деревянные мачты - тахилыйн модо. На верхушке одной из них крепился сосуд с благовониями, а на другой - фонарь с лампадкой.

Мастер ургинской школы. Махакала. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ
Мастер ургинской школы. Махакала. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

Возле стен главного храма размещались стойки с вращающимися молитвенными цилиндрами - манийн хурдэ. Внутри них находились молитвы, написанные на бумаге или ткани. Считалось, что верующий, приводя в движение эти цилиндры, возносит свои молитвы к божеству. С юго-восточной стороны от входа в храм на четырех высоких столбах возвышался помост, предназначенный для созыва лам на богослужение.

Над портиком входа в храм помещали скульптурную композицию: по обе стороны молитвенного круга - чойч-хорол изображены коленопреклоненные лани. Даже крыши храмов пышно украшались. Они окрашивались в белый, желтый, коричневый, красный цвета или покрывались черепицей соответствующего цвета. Иногда крыши украшали полосами орнаментов. Например, две красные полосы окаймляли широкую полосу черного цвета, на которой рисовали белой краской чередующиеся круги - эрхийн хээ.

Неизвестный мастер. Кувера. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ
Неизвестный мастер. Кувера. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

В центре крыши водружали позолоченный цилиндр - ганджир, символизировавший "чашу, полную сокровищ". Иногда вместо ганджира верх здания украшал знак молнии - ваджра. По углам крыши укрепляли напоминавшие трезубцы знаки победы буддизма над другими верованиями - джанцаны.

Внутреннее убранство храма было еще более пышным и красочным. Скульптуры многочисленных божеств, росписи стен, потолка и колонн, картины-свитки, разнообразные алтарные украшения и завесы создавали незабываемое впечатление. Во время торжеств храмы дополнительно украшали живописными и шитыми занавесями.

Мастер ургинской школы. Балдан-лхамо (Шри-Дэви). Фрагмент.  XIX  в. МИИ
Мастер ургинской школы. Балдан-лхамо (Шри-Дэви). Фрагмент. XIX в. МИИ

Рассмотрим наиболее интересные архитектурные ансамбли и отдельные сооружения средневековой Монголии. При этом нужно помнить, что в архитектуре XVI - начала XX века, помимо собственного монгольского стиля, прослеживаются еще три направления. Первое сложилось под сильным воздействием традиций китайской архитектуры, второе - тибетской и третье представляет совокупность тибето-китайско-монгольской архитектуры.

Для понимания особенностей того или иного направления познакомимся с наиболее характерными для каждого постройками.

Неизвестный мастер. Ямантака. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей
Неизвестный мастер. Ямантака. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей

В зодчестве Монголии архитектурные традиции Китая имели место как в гражданском, так и в культовом зодчестве. Материалом для строительства служили дерево или кирпич, покрытые слоем глины. Культовые здания, выстроенные в традициях китайской архитектуры, делились на простые и сложные. К первому типу относились храмы, представлявшие собой прямоугольную постройку, перекрытую двух-или односкатной кровлей криволинейного очертания.

По главному, обычно южному фасаду, который часто весь целиком делался из дерева, проходила галерея с четным числом деревянных колонн и перекрытая скатом кровли. Конек крыши завершался высоким ребром, украшенным рельефом. Внутри здание освещалось через оконные проемы южного фасада или через дверные проемы.

Неизвестный мастер. Амитаюс. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей
Неизвестный мастер. Амитаюс. Полотно, минеральные краски. XIX в. Хан-музей

Культовые постройки второго типа с крышей сложной формы имели в плане прямоугольное квадратное или многоугольное очертание. Они были перекрыты кровлей с причудливо изогнутым скатом или имели многоярусное покрытие. Крыши таких храмов всегда украшались цветной черепицей, имели сложные карнизы с кронштейнами. Деревянные элементы фасада и интерьера покрывали цветной росписью. Они имели характер законченных, обособленно стоящих ансамблей, имеющих строгую ориентацию по оси север - юг. Эта планировка, в основе которой лежит симметрия, подчинение всего ансамбля главной осевой линии, и возведение крепостной стены вокруг городов и селений, являлась продолжением классического архитектурно-планировочного принципа "гун", традиции которого восходят к юаньскому времени.

Одним из ярких примеров китайских традиций в монгольском зодчестве являются храмы Гурбан-Дзу (Три сокровища) монастыря Эрдэни-Дзу. Этот монастырь был выстроен по приказу халхаского князя Абатай-хана в 1586 году в долине реки Орхон рядом с развалинами древнего города Кара-Корума. Монгольский историк конца XIX - начала XX века Ш. Дамдин утверждал, что еще задолго до строительства храмов Эрдэни-Дзу на том месте существовали буддийские святыни: "Религиозно-государственный порядок установился здесь впервые во времена уйгуров. Тогда были созданы и сделались предметом поклонения изображения Будды и другие реликвии. Затем святыни в период Угэдэй-хана были реставрированы, наконец, халхаский Абатай-хан в третий раз возродил алтарь предков".

Мастер ургинской школы. Маньчжушри. Шелк, аппликация.  XIX в. МИИ
Мастер ургинской школы. Маньчжушри. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

Архитектурный комплекс Эрдэни-Дзу интересен и как пример раннего культового ансамбля. На генеральном плане Эрдэни-Дзу видны две окруженные жилыми кварталами площади, на которых размещены храмы. Однако отдельные культовые сооружения находятся вне этих площадей и без определенной системы распределены по территории монастыря. Весь монастырский комплекс окружен стенами, образующими в плане прямоугольник, близкий к квадрату. Примерно на середине каждой стороны - городские ворота [114, с. 179].

Дворец Лавран в монастыре Эрдэни-Дзу. XVIII в.
Дворец Лавран в монастыре Эрдэни-Дзу. XVIII в.

Своеобразие планировки этого монастыря заключается в том, что фасады и входы главных храмов обращены на восток, тогда как монголы ориентируют свои жилища входом на юг.

Храмы Эрдэни-Дзу выстроены в один ряд на специально сооруженном высоком настиле с малым расстоянием друг от друга. Средний храм - Их-Дзу - двухэтажный, а два боковых - Барун-Дзу и Дзуун-Дзу, хотя и одноэтажные, но имеют двухъярусную крышу и смотрятся как двухэтажные. Три храма образуют единый ансамбль и органически вписываются в окружающую местность. В восточной части монастыря находились соборный храм Цокчин и площадь для религиозных процессий. Вокруг монастыря располагались аймачные храмы и жилые кварталы. В результате ансамбль в целом подчинялся принципу хурэ. До 40-х годов прошлого столетия в Эрдэни-Дзу продолжалось строительство разных храмов, несколько раз производилась реставрация.

Храм Цокчин монастыря Амурбаясхуланту. XVIII в.
Храм Цокчин монастыря Амурбаясхуланту. XVIII в.

В 1734 году вокруг всего комплекса Эрдэни-Дзу начали возводить своеобразную стену, в которой роль башен выполняли мемориальные сооружения пирамидальной формы - субурганы, поставленные на массивные основания. Всего в стене 108 субурганов. На каждом из них имеется надпись, на чьи средства он сооружен и чему посвящен. Примечательно, что при возведении стены субурганов использовали камень из близлежащих развалин древней монгольской столицы Кара-Корум [114, с. 166-169].

К началу XX века Эрдэни-Дзу являлся одним из крупнейших монастырей Халхи. Как свидетельствуют летописи, здесь работал целый ряд монгольских зодчих и художников. В начальныи период строительства монастыря были приглашены мастера из города Хух-Хото и других районов Монголии. Среди них мастер по имени Мандзшир. С 1701 по 1705 год всеми строительными работами в Эрдэни-Дзу руководил Лувсандаидзан, который, как и мастер Дагвадордж, работавший в монастыре с 1759 по 1785 год, удостоился почетного звания.В разное время здесь работали и другие мастера. Например, Цаган-даянч - Лувсан-догмид из Цэцэнханского аймака, мастер-строитель из Тушетуханского аймака и другие.

Неизвестный мастер. Белая Тара. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ
Неизвестный мастер. Белая Тара. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

Примером китайских традиций в монгольской архитектуре является монастырь Амурбаясхуланту, основанный на реке Ивэн-гол, притоке Орхона, в 1727-1736 годах. Этот комплекс был посвящен памяти Дзанабадзара, там же находится и его усыпальница. На строительство из казны маньчжурского императора Канси было выделено 100 тысяч лан серебра. Монастыри, построенные на средства императоров, получили название императорских и имели отличительные признаки: их кирпичная ограда поверх слоя штукатурки окрашивалась розовой краской, крыши из глазурованной черепицы имели желтый или коричневый цвет.

Если монастырь Эрдэни-Дзу на протяжении многих лет дополнялся все новыми и новыми постройками, стилистически не всегда согласованными, то комплекс Амурбаясхуланту отличается стилистическим единством замысла и исполнения. Планировка монастыря симметрична и представляет собой систему последовательно расположенных сообщающихся дворов.

Неизвестный мастер. Белая Тара. Шелк, вышивка. XVIII в. Частное  собрание
Неизвестный мастер. Белая Тара. Шелк, вышивка. XVIII в. Частное собрание

В ограде монастыря с южной стороны находится вход, перед ним возведена стена-экран пайлур, которая должна защитить обитель от злых духов. Вход в монастырь вел через небольшой храм Тамганы-сумэ, в котором находились доски с императорским указом об основании Амурбаясхуланту. Центральный вход - так называемые Святые ворота - в обычное время был закрыт. Поэтому справа и слева от него устроены боковые проходы, через которые входили в небольшой дворик. В нем с западной и восточной сторон находились два храма, очень похожих друг на друга - Джин хонх (Колокол) и Джин-хэнгэ-рэг (Барабан), а с северной - Мах-рандз-сумэ, где помещались изображения божеств - охранителей частей света.

Пройдя через храм охранителей, посетители попадали во второй двор, где на специальной насыпной платформе возвышался главный храм Цок-чин-дуган с двумя боковыми павильонами шестигранной формы - Тухийн-сумэ, на стенах которых были надписи об истории монастыря. Перед входом стояла огромная чугунная курильница. Квадратный в плане (32X32 м) храм спереди выглядит протяженным. Он поставлен на возвышении и имеет высокий фундамент, передняя часть которого немного приподнята, что подчеркивает его монументальность и величественность. Выстроенное из дерева здание имеет два этажа. Собственно храм расположен на первом этаже, а на втором находилась библиотека. Кровля здания, покрытая глазурованной черепицей, опирается на колонны балюстрады, капители которых были окрашены в лазорево-зеленый цвет.

Неизвестный мастер. Жертвоприношение божеству. Шелк, аппликация.  XIX  в.  МИИ
Неизвестный мастер. Жертвоприношение божеству. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

За Цокчином, на той же платформе, находится храм Будды, с восточной стороны от него расположена усыпальница Ундур-гэгэна (1635-1724) и храм божества долголетия Аюши, а с западной - усыпальница IV богдо-гэ-гэна с храмом Манала. К храмам, стоящим на возвышении, с северной стороны примыкает еще один двор, разделенный оградами на пять частей. В средней, самой большой части двора находится дворец Лавран, бывший резиденцией богдо-гэгэна. Там же находятся храмы Майдар и Нархаджид.

При строительстве храма использованы достижения тогдашней инженерно-строительной техники. Например, внутри четырех центральных полых колонн были помещены специальные трубы, по которым вода стекала с кровли и отводилась за пределы храма. Храмы и ансамбли, созданные позже, представляли собой довольно заурядные постройки, эстетическая ценность которых уступает рассмотренным выше памятникам. Примером тому может служить ансамбль монастыря Чойджин-ламын-сумэ, построенный в Урге (ныне Улан-Батор) в 1904-1908 годах, и дворцовый комплекс Ногон-орго (Зеленый дворец), сооруженный в Урге, который являлся резиденцией духовного правителя Монголии VIII богдо-гэгэна.

Неизвестный мастер. Жертвоприношение божеству. Фрагмент
Неизвестный мастер. Жертвоприношение божеству. Фрагмент

Путь к воротам Ногон-орго преграждал каменный щит, который по представлениям того времени должен был оградить местопребывание богдо-гэгэна от нечистой силы. На его поверхности изображены буддийские сюжеты.

Далее находятся триумфальные ворота - ямпай, сооруженные из дерева и украшенные пышным антаблементом и черепичной кровлей. За ними находится собственно вход на территорию резиденции. В глухой ограде ансамбля с южной стороны напротив триумфальных ворот находятся так называемые Богдойн-халга (Святые ворота), отличающиеся необычайно пышным архитектурным и живописно-цветовым оформлением. На створках дверей изображены легендарные богатыри- махараджи, хранители четырех сторон света, в доспехах, с золотыми скипетрами в руках. Внутри помещения Святых ворот в нишах размещены четыре фигуры махараджей, сделанные из местной глины с примесью рисовой бумаги и ярко раскрашенные.

Неизвестный мастер. Чой-джин. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ
Неизвестный мастер. Чой-джин. Шелк, аппликация. XIX в. МИИ

Комплекс Ногон-орго имеет традиционный план - чередующиеся дворы с храмами, дворцами и беседками, ориентированные по странам света. Дворцовые здания резиденции богдо-гэгэна сравнительно невелики и отличаются утонченной простотой силуэта и оформления.

Архитектура Монголии испытала определенное воздействие тибетского зодчества, характерными чертами которого были простота, величие и монументальность. Постройки этого типа представляли в плане четырехугольник или квадрат. Главный - обычно южный - фасад членился на три части. Внешняя поверхность наружных стен монгольских построек тибетского стиля имеет наклон от основания к карнизу, что придает зданиям, даже невысоким, особую величественность и монументальность.

Цыренжап Дорж. Церемония «Шествие Майтрейи» в монастыре Ламын-гэгэн. Полотно, минеральные краски. Конец XIX — начало XX в. МИИ
Цыренжап Дорж. Церемония «Шествие Майтрейи» в монастыре Ламын-гэгэн. Полотно, минеральные краски. Конец XIX — начало XX в. МИИ

Если основным материалом для монгольских построек служило дерево, для китайских - кирпич, то для тибетских- камень. Кладка их подчас напоминает естественную фигуру горы. Снаружи эти стены густо белили известью. Белые могучие стены завершались черной полосой карниза, украшенного круглыми золочеными медальонами. Портал входа поддерживался толстыми деревянными колоннами темно-красного цвета. Для зданий тибетской архитектуры характерны плоские кровли. В Монголии здания тибетского стиля строили двух-трех- этажными. Подняться на этаж можно было по очень узкой крутой лестнице без перил.

Наиболее интересными постройками Монголии, исполненными в архитектурных традициях Тибета, можно считать Лавран (дворец хутухты) в Эрдэ-ни-Дзу. Он был построен в XVIII веке и сохранился до наших дней. Это одно из самых красивых и изысканных сооружений средневекового зодчества в Монголии.

Балдугийн Шарав. Праздник кумыса. Фрагмент. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ
Балдугийн Шарав. Праздник кумыса. Фрагмент. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ

Другим памятником тибетского стиля можно считать храм Гушиг-дацан в монастыре Цзаин-хурэ. Это был один из самых монументальных храмов тибетской архитектуры в Монголии. Построенный в начале XVIII века у подножия величественной горы, он производил незабываемое впечатление. Над ним на поверхности скалы особо прочными красками были нарисованы лики проповедников буддизма Дзонхавы и его ближайших учеников Хайдуба, Джалцава, а также Белой Тары, Аюши и других. Очень красивое зрелище представлял монастырь при первых лучах восходящего солнца, освещавшего сначала кровли зданий с позолоченными украшениями на них.

Однако наибольшее число памятников архитектуры относится к смешанным стилям: монголо-китайскому, тибето-монгольскому. Они появляются начиная с XVII века, в результате тесных политических и религиозных контактов Монголии с соседними странами.

Джугдер. Общий вид Урги.  Фрагмент. Начало XX в.
Джугдер. Общий вид Урги. Фрагмент. Начало XX в.

К наиболее интересным из сохранившихся памятников монголо-китайской архитектуры относится шатровый храм Цокчин в монастыре Гандан в Урге. Он изысканно прост и красив. На белых стенах четко означена система несущих опор, на которые опирается шатровая кровля, украшенная двумя полосами орнамента толь (зеркало). Верх здания венчает изящная деревянная надстройка - гонхон, облицованная позолоченной медью.

К числу самых своеобразных и интересных построек монголо-тибетской архитектуры старой Урги относился храм Майдари. Он просуществовал всего 100 лет и за это время несколько раз перестраивался. Первоначальной датой его строительства принято считать 1834 год. Выстроенный в архитектурных традициях Тибета для огромной скульптуры Майтрейя, он был уже через 20 лет перестроен. До 1913 года храм Майдари являлся крупнейшим храмом Урги.

Балдугийн Шарав. Портрет VIII богдо-гэгэна. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ
Балдугийн Шарав. Портрет VIII богдо-гэгэна. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ

Два нижних его этажа возведены из деревянных брусьев, но оштукатурены и лишены каких-либо декоративных украшений согласно тибетским архитектурным традициям. Его суровый облик оживляли лишь два ряда широких окон и балкон-галерея второго этажа. Над карнизом, который должен был завершить всю постройку, строители возвели легкую юртообразную надстройку, конусообразная кровля которой была увенчана ритуальным знаком "ганджир". Это замечательное сооружение было, к сожалению, разобрано в 1938 году.

Очень своеобразны и красивы постройки, исполненные в тибето-китайских традициях. Они строились из кирпича и покрывались плотной глиняной обмазкой. Над нижним этажом-постаментом возвышалась изящная, чаще всего деревянная надстройка. Примером этого направления в архитектуре Монголии может служить храм Гомбогур в монастыре Эрдэни-Дзу, построенный в конце XVIII - начале XIX века.

Балдугийн Шарав. Портрет жены VIII богдо-гэгэна. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ
Балдугийн Шарав. Портрет жены VIII богдо-гэгэна. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ

В традициях тибето-китайской архитектуры было выстроено в 1911-1913 годах самое высокое здание Монголии - храм Мэгджид Джанрайсэг. Он сохранился до наших дней. Нижняя часть храма выполнена из кирпича, а верхняя - из дерева. Вход, расположенный с южной стороны, оформлен деревянным портиком с резными капителями.

Над нижним, кирпичным объемом здания возвышается деревянная двухэтажная надстройка с шатровой кровлей. Нижняя каменная и верхняя деревянная части здания внутри храма образуют единый объем: потолок отсутствует, как это обычно принято в монгольских храмах. Внутри, во всю высоту стояла огромная статуя Ава-локитешвара - Мэгджид Джанрайсэга, выполненная из позолоченной меди. Храм расположен на естественном возвышении и хорошо виден со всех сторон. Раньше он один возвышался над долиной и казался выше, чем был на самом деле. Подобному восприятию способствовала и окраска храма. Верх его, устремленный в небеса, был окрашен в темно-коричневый цвет, тогда как нижняя часть - в белый. Это придавало храму еще более величественный вид. По замыслу строителей, он должен был символизировать знаменательное событие в истории Монголии - освобождение от власти маньчжурского Китая и восстановление собственной независимости.

В смешанном стиле выстроены многие архитектурные сооружения старой Урги. Старейший из них, монастырь Их-Хурэ, явился ядром, вокруг которого возникла столица старой Монголии Урга - важнейший религиозный, военно-административный, торговый и культурный центр Монголии. В наши дни на месте старой Урги вырос современный город Улан-Батор - столица Монгольской Народной Республики.

Субурган в Барс-хот. XV в.
Субурган в Барс-хот. XV в.

Начало истории города относится к первой половине XVII века. Сын Тушету-хана Ундур-гэгэн, глава ламаистской церкви и государства, основал в урочище Ширээтцагаан-нуур обитель, состоявшую из временных сооружений, окруженных завесами из желтых полотнищ. Она так и называлась Шар бесийн хот (Желтый полотняный город). Шли годы, кочевая обитель Ундур-гэгэна разрасталась: строятся храмы сборно-разборной конструкции, основываются приходы - аймаки. В 1651 году о ней впервые упоминает летопись Саган-сэцэна "Эрдэнийн эрхэ" как о кочевом монастыре, имеющем семь аймаков.

Оставаясь кочевым монастырем на протяжении многих лет, он только с 1719 по 1779 год, то есть за 60 лет, 20 раз менял свое местонахождение. С 1779 года он становится оседлым, расположившись на северном берегу реки Толы, недалеко от впадения в нее речки Сельбы, в долине, окруженной горами: с юга - Богдо-ула, с востока- Баяндзурх, с запада - Сонги-но, с севера - Чингэлтэй.

Триумфальные ворота на центральной площади Урги. XIX в. Не сохранились
Триумфальные ворота на центральной площади Урги. XIX в. Не сохранились

Одна из народных легенд рассказывает, что именно здесь находился дворец кереитского правителя Ван-хана. Через эту долину проходили главный торговый, так называемый чайный путь из Китая в Россию и дальше в Европу, а также дороги, связывавшие восточные и западные районы Монголии.

Монастырь менял не только свое местоположение, но в разные периоды по-разному именовался. Например, Да-Хурэ (Большой курень), Их-Хурэ (Великий курень), Богдо-Хурэ (Святой курень). Связанный с именем первого богдо-гэгэна, он становится резиденцией всех духовных правителей Монголии.

Субурган в Ихэ-Тамир. Время возведения не установлено
Субурган в Ихэ-Тамир. Время возведения не установлено

В конце прошлого века монастырь занимал обширную территорию, на которой только монахов-лам жило 13 850 человек. На огромной центральной площади монастыря, окруженной кольцом 28 ламских общин-аймаков, располагались многочисленные сооружения. На южной половине площади, в том месте, где было принято ставить Святые ворота, возвышались триумфальные ворота. Этот участок площади не был застроен и назывался местом поклонения.

Кладка субургана. Камень. XVI в. Булганский аймак
Кладка субургана. Камень. XVI в. Булганский аймак

К северу от него находилась резиденция богдо-гэгэна с придворным храмом Дэчин-Галбайн-сумэ. Еще дальше располагался громадный Цокчин - соборный храм. В центре храмовой площади стоял храм Майдари и около него святыня всей обители - юрта Абатай-хана - Барун-орго.

По сторонам от главной оси и на северной половине площади возвышались храмы специального назначения: астрологии - Дзурхайн-сумэ, изучающих тантрические системы буддизмаи- Джудыйн-сумэ, медиков - Эмчийн-сумэ и другие.

Субурганы - мавзолеи в монастыре Эрдэни-Дзу. XVII в. Увэр-Хангайский аймак
Субурганы - мавзолеи в монастыре Эрдэни-Дзу. XVII в. Увэр-Хангайский аймак

К западу от храма Майтрейи помещались ламские кухни и типография, где печатались с деревянных досок книги религиозного содержания. К северу от него помещались канцелярия и казначейство монастыря, к востокуи- резиденция настоятеля монастыря Хамбономун-хана.

Недалеко от Цокчина находились кладовые церковной утвари, одежды и так далее.

На небольшом удалении от монастыря, с юго-запада на юго-восток, образуя почти полный круг, располагались храмы тридцати аймаков. Далее находились кварталы жилых юрт, так называемый маймачен - поселок торговцев, ремесленников с магазинами и лавочками. По окружности всю Ургу опоясывала дорога, по которой периодически совершались торжественные религиозные шествия - круговращение Майтрейи. Таким образом, перед нами предстает типичный образец средневековой монгольской городской планировки.

В 1870 году в Урге насчитывалось более 70 храмов. Н. М. Пржевальский так описывает Ургу того времени: "В монгольском городе на первом плане являются кумирни со своими позолоченными куполами и дворец Ху-тухты - земного представителя божества. Впрочем, этот дворец по своей наружности почти не отличается от кумирен, между которыми самая замечательная по величине и архитектуре- храм Майдари, будущего правителя мира" [94, с. 6-7].

В 1911-1921 годах Урга превращается в центр оживленной деятельности китайских, русских, английских, американских, немецких, японских и других фирм и компаний, в рынок международного торгово-ростовщического капитала, разрушавший собственную экономику страны.

Сономцэрэн. Портрет жены Тушету-хана. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ
Сономцэрэн. Портрет жены Тушету-хана. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ

Народная революция 1921 года, провозглашение в 1924 году Монгольской Народной Республики, избравшей социалистический путь развития, открыли новую страницу в истории страны и ее народа. Старая Урга была переименована в Улан-Батор-хото - город Красного Богатыря.

В средневековой архитектуре Монголии, как и других стран, где исповедовался буддизм, особое место занимало строительство мемориальных сооружений - субурганов. Традиции их возведения уходят в седую древность. Они служили вместилищем праха святых или являлись памятниками в честь выдающихся событий в истории буддизма. Субурганы сооружались из камня, глины, дерева и состояли из трех основных частей: пьедестала, дарохранилища и шпиля, имевшего 13 ступеней-колец и венчающую эмблему.

Сономцэрэн. Портрет Тушету-хана. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ
Сономцэрэн. Портрет Тушету-хана. Полотно, минеральные краски. Начало XX в. МИИ

В Монголии построено много субурганов. К числу наиболее интересных относятся самый высокий, грандиозный субурган в Ихэ-Тамир, стоявший в окружении более мелких, и так называемая стена субурганов монастыря Эрдэни-Дзу, сооруженная по распоряжению одного из влиятельнейших деятелей ламаизма Дамбидорджа.

В том же монастыре в 1799 году был сооружен так называемый Боди-субурган (Священный субурган). Поставленный на высокое основание, в свою очередь стоящее на специальной платформе, он казался грандиозным, хотя его собственная высота невелика - 10,5 м. При постройке внутрь субургана было заложено 100 тысяч различных бурханов, 55 070 изображений боди-субурганов и мощи различных прославленных лиц буддизма.

Авантитул книги «Джадамба» (восьмитысячестишие). Дерево, резьба. XIX в. Гос. публичная библиотека. МНР
Авантитул книги «Джадамба» (восьмитысячестишие). Дерево, резьба. XIX в. Гос. публичная библиотека. МНР

На територии монастыря Гандан в Урге и рядом с ним в разное время был возведен целый ряд субурганов, из которых сохранились лишь несколько. Например, поставленный на единый пьедестал с малыми субурганами субурган возле храма Мэгджид-Джанрайеэг.

Одним из самых красивых и величественных субурганов был несохранившийся субурган Джарун-Хашар в Гандане. Время его сооружения неизвестно, вероятно, это рубеж XVIII-XIX веков. Он был посвящен Будде, возродившемуся в человеческом образе, и поэтому имел на "шейке" - переходе от реликвария к шпилю - изображение человеческого лица с глазами, устремленными на верующих, приближающихся к нему. По своим стилистическим особенностям субурган Джарун-Хашар несколько отходит от обычной формы и приближается к западноти-бетским, непальским образцам.

Титульный лист книги «Джадамба». Латунь, чеканка, минеральные краски. XIX в. Гос. публичная библиотека. МНР
Титульный лист книги «Джадамба». Латунь, чеканка, минеральные краски. XIX в. Гос. публичная библиотека. МНР

Некоторые субурганы были посвящены памяти или служили вместилищем праха выдающихся исторических деятелей Монголии. Так, например, в монастыре Эрдэни-Дзу по обе стороны дороги, ведущей к главным храмам Дзу, возведены два субургана с прахом Абатай-хана и его сына Гомбодорджа Тушету-хана.

предыдущая главасодержаниеследующая глава





ПОИСК:



Рейтинг@Mail.ru
© Злыгостев А.С., дизайн, подборка материалов, разработка ПО 2001–2018
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'