передняя азия
древний египет
средиземноморье
древняя греция
эллинизм
древний рим
сев. причерноморье
древнее закавказье
древний иран
средняя азия
древняя индия
древний китай








НОВОСТИ    ЭНЦИКЛОПЕДИЯ    БИБЛИОТЕКА    КАРТА САЙТА    ССЫЛКИ    О ПРОЕКТЕ
Биографии мастеров    Живопись    Скульптура    Архитектура    Мода    Музеи



предыдущая главасодержаниеследующая глава

Уникум - серия - тираж (Н. Степанян)

Уникум - серия - тираж
Уникум - серия - тираж

Н. Степанян

Всесоюзная выставка декоративного искусства 1968 года вновь поставила перед всеми нами ряд важных, принципиальных вопросов. Проблемы развития декоративного искусства, соотношения в нем "пользы и красоты", "уникального и массового", "конструктивного и декоративного", индивидуального творчества художников и их места на производстве получают новое осмысление. Они отражают сегодня, как и всегда, изменившиеся запросы времени.

А время наступило интереснейшее - время пересмотра установившихся взглядов на коренные проблемы декоративного искусства и обогащения его основных принципов. Среди этих основополагающих принципов для нас всегда особенно ценным была массовость. Развитие советского декоративного искусства на всех этапах было связано с ним, отвечало на меняющееся толкование этого не только эстетического и культурного, но и социального понятия.

47. П. Леонов. Комплект посуды 'Суздаль'. Фарфор, роспись. 1967. Дулево
47. П. Леонов. Комплект посуды 'Суздаль'. Фарфор, роспись. 1967. Дулево

Призыв к искусству - быть массовым - в декоративном искусстве и, в частности, в художественной промышленности трактовался, начиная с 1917 года, как призыв охватить всех, удовлетворить нужды каждого, войти в каждый дом. Художественная промышленность должна была насытить товарный голод в области бытовых предметов. Рынок, причем рынок непритязательный, нуждающийся в самых необходимых предметах, постоянно оказывал давление на развитие художественной промышленности, и, помимо условий экономического и технического порядка, в значительной степени формировал ее черты. И надо сказать, что подобное влияние было не на пользу повышению эстетических качеств продукции.

48. Г. Кандарели. Гобелен 'Кахетия'. Шерсть, ручное ткачество. 1970. Тбилиси
48. Г. Кандарели. Гобелен 'Кахетия'. Шерсть, ручное ткачество. 1970. Тбилиси

Сейчас взаимодействие с массовым покупателем, не прерываясь, приняло другой характер. Сам покупатель, его потребности изменились за прошедшие десятилетия, изменились общественные вкусы и понимание ценности предмета. Критерий красоты стал едва ли не первым при выборе, им руководствуется не только человек со специальными художественными склонностями, но и массовый покупатель. Конечно, нельзя представлять себе это возникновение всеобщей потребности в красивом (скорее - в "признанно-красивом") как просто переход всей массы покупателей на новую ступень развития - общественные вкусы, как всегда, представляют из себя динамическую кривую, но вся разница в том, что в настоящее время художественная промышленность имеет возможность равняться на более развитые потребности. Анализ многообразия общественных вкусов позволяет художественной промышленности самой становиться гибче, выявляя для каждого предмета, для каждого образца своего ценителя. Не только насущная потребность, но и духовные запросы учитываются теперь, и это несомненное свидетельство более полнокровной жизни всего социального организма.

49. Г. Антонова. Декоративный комплект 'Коричневый' Цветное стекло. 1967. Москва
49. Г. Антонова. Декоративный комплект 'Коричневый' Цветное стекло. 1967. Москва

Разумеется, привыкшая к меркам предыдущего периода художественная промышленность меняется нелегко и не сразу. Огромная работа была проделана за прошедшее десятилетие, и проделана она была в первую очередь художниками. Об этом много писали. Но только ли теми мастерами, которые были связаны непосредственно с промышленностью, работали на заводах или выполняли для заводов образцы? Вероятно, в первую очередь ими, а правильнее сказать - на первых порах именно ими. Но в настоящее время к нам приходит понимание и других, более сложных эстетических влияний, двигающих вперед художественную промышленность. Говоря, что люди в окружающих вещах постоянно ищут подтверждение своим представлениям о красивом, следует помнить, что представления эти формируются уникальными, авторскими произведениями декоративного искусства. Поэтому эстетические качества этих произведений наиболее сильно влияют на общественный вкус, определяют смену ценностей в нем. Характерно, что на первом этапе нового развития нашей художественной промышленности (1955-1965), когда основной задачей каждого художника было вызвать в ней перемены, поднять общий эстетический уровень массовой продукции, уникальные произведения искусства также являли собой пример образцов для возможного тиражирования. На выставках декоративного искусства основным возгласом зрителей было - "где это можно купить?" Зритель понимал задачу художника и неизменно чувствовал, что выставочные произведения предметно и художественно сформированы для заводского производства, что в них заключена идея войти в жизнь, в дом каждого человека. Но промышленность "подтянулась", функциональное, красивое, чисто сделанное изделие перестало быть невидалью. Интересы художников изменились, пошли вглубь. Изменился и зритель. Он смотрит на выставку уже не только с потребительской точки зрения, но любуется, размышляет, запоминает. Зрителю передается пафос творчества художников, новое отношение к декоративному предмету, его новое духовное осмысление.

50. Ю. Бальчиконис. Панно 'О чем в песне поется'. Лен, батик. 1967. Вильнюс
50. Ю. Бальчиконис. Панно 'О чем в песне поется'. Лен, батик. 1967. Вильнюс

Однако, наблюдая блестящий взлет декоративности в наши дни, следует помнить, что и он в конечном счете влияет на массовую продукцию. Смена стилистических направлений, движение вперед художественной промышленности вызывается именно уникальными произведениями: как бы не напоминали они крыло жар-птицы, в них есть не только духовный, но практический интерес.

51. С. Раунам. Панно 'Розовая лошадка'. Медь, чеканка. 1966-1968. Таллин
51. С. Раунам. Панно 'Розовая лошадка'. Медь, чеканка. 1966-1968. Таллин

Возьмем в качестве примера Конаковский фаянсовый завод им. М. И. Калинина. Он уже овладел первым требованием к промышленному изделию - умением сохранять в серии черты эталона, - он выпускает интересный ассортимент посуды и малой керамической пластики. И теперь заводская продукция отражает новое требование общества - требование разнообразия внутри тиражного потока продукции. Свободная кистевая роспись, которой конаковцы пользуются в последнее время, позволяет придавать своеобразие каждому предмету, сохранять ощущение живой руки мастера в сервизе, сошедшем с заводского конвейера. Это создает даже в массовой бытовой посуде впечатление художественной неповторимости.

52. С. Чоколов. Декоративные вазы. Керамика. 1967. Кишинев
52. С. Чоколов. Декоративные вазы. Керамика. 1967. Кишинев

Особенно чутко и быстро откликнулись на это новое движение заводы художественного стекла. И на "Гусе-Хрустальном", и на "Немане", и на Дятьковском хрустальном заводе к производству все чаще принимаются ансамбли предметов, которые постепенно, с учетом возможностей производства, проводят в жизнь черты экспериментальных произведений. В серийных изделиях отражена и стилистическая тенденция развития всех искусств в настоящее время, и индивидуальность художника, черты его личной манеры. Выставка произведений художников Гусь-Хрустального в Москве летом 1967 года радовала именно тем, что не было пропасти между их уникальными произведениями и теми, которые они делали для многократного повторения, не было "полыньи", она затянулась. Конечно, не на всех: заводах дело обстоит так, но на многих - именно так, а главное - такова тенденция. Но как бы ни шли на сближение русла внутри декоративного искусства, необходимость уникальных произведений, постоянно опережающих художественную промышленность, очевидна.

53. Н. Раба. Декоративная композиция. Железо, ковка. 1967. Таллин
53. Н. Раба. Декоративная композиция. Железо, ковка. 1967. Таллин

Сверхзадача такого произведения, которая не может быть снята никаким расцветом промышленного производства, заключается именно в том, что это разведчик, пионер искусства внутри художественной промышленности, он стимулирует промышленность к постоянному эстетическому обновлению и росту, не дает ей остановиться на каких-то найденных, пусть даже достаточно совершенных формах.

54. Т. Ласе. Декоративные вазы 'Народы СССР'. Каменная масса. 1967. Таллин
54. Т. Ласе. Декоративные вазы 'Народы СССР'. Каменная масса. 1967. Таллин

С этой точки зрения факты последних двух-трех лет кажутся особенно многозначительными. Всесоюзная выставка 1968 года выстраивает их в четкий ряд и позволяет сделать выводы. Появились произведения не просто уникальные, но совершенно лишенные функциональной оправданности, принципиально "антифункциональные", всячески подчеркивающие свое декоративное и только декоративное начало. Каково же их место в уже сложившейся линии "уникум - малая серия - тираж"? Как последние стеклянные вазы Г. Антоновой со стеклянными цветами и кружевными налепами или вазы В. Шевченко из сульфидного стекла, покрытые мазками свободной лепнины, "Праздничный стол" или "Хлеб-соль" Б. Смирнова, фонари и ансамбли предметов из оплывающего, вибрирующего пузырьками воздуха стекла Л. и Д. Шушкановых входят в эту систему? И входят ли? Несомненно, входят, но понимать это надо не прямо и не потребительски. Появившись на выставках, они воздействуют на сознание и воображение людей, расширяя в каждом из нас сложившееся представление о привычных предметах. Это не то, чтобы "лучшие" фонари, вазы или штофы, вовсе нет, в этом качестве их и не воспринимаешь. Это- метафоры, души конкретных понятий. Из них нельзя пить, в них нельзя хранить продукты, но с ними можно разговаривать. У каждого из этих произведений есть поэтическая тема и характер, это олицетворения предметов. Такое фантастическое преображение напоминает преображение вещей в метерлинковской "Синей птице" или в сказках Андерсена. И приобщение к этому поэтическому видению художников открывает зрителю небывалые горизонты.

55. И. Бабян. Фрагмент триптиха 'Возрождение' Медь, чеканка. 1967. Ереван
55. И. Бабян. Фрагмент триптиха 'Возрождение' Медь, чеканка. 1967. Ереван

Сделав чайник с запаянным носиком, художник сразу снимает вопрос о его практическом использовании и заставляет нас любоваться формой и цветом предмета, отодвигает понятие "чая" и выдвигает на первый план не навязчиво, но откровенно, понятие "красоты". Более того, он приучает нас в будущем, взяв в руки обыденный чайник для заварки, призадуматься - а красив ли он, мысленно сопоставив его с тем невиданным его родственником, из которого нельзя было пить, но который можно было бесконечно рассматривать. Так же и ваза со стеклянными цветами Г. Антоновой - о каких важных вещах, забываемых в сутолоке повседневной жизни, она заставляет задуматься! Как она воспитывает наш глаз и наше воображение соединять внешне несоединимое и ощущать родство и принципиальное сходство между созданными человеком и созданными природой формами. Или "Праздничный стол" Б. Смирнова - какое звенящее понимание праздника он прививает нам, отводя от привычной бытовой организации стола к понятию театрального зрелища, радостного и красочного!

56. Л. и Д. Шушкановы. Фонарь. Стекло, металл. 1967. Москва
56. Л. и Д. Шушкановы. Фонарь. Стекло, металл. 1967. Москва

Да каждое произведение декоративного искусства последних лет, претендовавшее на уникальность, строилось по принципу привлечения самых широких ассоциаций, самых поэтических воспоминаний. Возьмем стекло Шушкановых - эти горящие расплавленным золотом, багровые, как потоки крови, или туманные, как ленинградские сумерки, предметы, которые за неимением других слов, приходится называть штофами, бутылями или вазами. Сколько в каждом из них заключено чувств и сцен, какой рой ассоциаций они вызывают. И вместе с тем - великое преимущество декоративных искусств! - какую свободу в выборе этих ассоциаций нам предлагают художники. Таинственное мерцание подвешенного на черных цепях зеленого фонаря для одних обернется воспоминанием о далеком путешествии, для других - о драматической минуте собственной жизни; для третьих это будет театр. Театральное, зрелищное начало открыто выражено во всех названных нами произведениях. Здесь художник становится как бы автором пьесы и режиссером, выпускающим перед нами на сцену своих актеров - вазы, блюда, бокалы,- и они разыгрывают сцены, читают монологи, поют свои арии и хоры.

57. Х. Пихельга. Набор посуды. Металл, гравировка. 1969. Таллин
57. Х. Пихельга. Набор посуды. Металл, гравировка. 1969. Таллин

Так остаемся ли мы прежними, приобщившись к этим зрелищам?

Воспринимая поэтическое начало, заключенное в предметах, научившись созерцать их и оценивать, мы начинаем различать их декоративные качества. Эти качества становятся насущной потребностью нашей жизни, тем требованием, которое мы начинаем предъявлять ко всем окружающим нас предметам. Пусть будут практичны, но пусть при этом не оставляют нас безразличными, пусть радуют и волнуют, пусть придают вес каждой минуте нашего существования. Вот урок, который преподают сегодня нашему обществу лучшие мастера декоративного искусства. Как будет развиваться эта тема, как откликнется на этот урок массовая продукция - покажет будущее.

58. А. Горгадзе. Декоративное панно. Медь, чеканка. 1967. Тбилиси
58. А. Горгадзе. Декоративное панно. Медь, чеканка. 1967. Тбилиси

"ДИ", 1969, № 1.

предыдущая главасодержаниеследующая глава







Рейтинг@Mail.ru
© ARTYX.RU 2001–2021
При копировании материалов проекта обязательно ставить ссылку:
http://artyx.ru/ 'ARTYX.RU: История искусств'